Беларусь

Накануне выборов в Беларуси вновь всплыл вопрос о Крыме

Крым

Первая среди топ-5 самых востребованных тем на текущей неделе – ситуация в Беларуси. Даже вопрос о второй волне пандемии уходит на второй план. Что и говорить: Беларусь для России – всё равно, что Путин для Кремля: одно без другого существовать не может.

Дело не шуточное. Лукашенко высказался (обратите внимание: украинскому телевидению) по всем болевым точкам России. Повторюсь: по всем болевым точкам именно России, в том числе о Крыме.

Особый упор хочется сделать именно на вопросе о Крыме. Высказывания Александра Григорьевича о “пожаре до Владивостока” меркнут в сравнении с тем, что он сказал по Крыму.

Крым для России – это не просто болевая точка, это действительно апогей правления Верховного правителя применительно к главной стратегической задаче: приращению земель. Ведь Крым не просто присоединён к стране, а воссоединён с ней. Это, как утверждают власти, “исконно российская земля”.

Не будем вдаваться в детали и исторические перипетии, нас интересует сегодняшний день, ведь проекция России в мире проходит не иначе как под углом зрения входящего в её состав полуострова.

Другими словами, Крым – это неотъемлемая часть Российской Федерации, или всё-таки аннексированная наперекор международному праву, территория другого государства?

Мне, как потомку семьи, владевшей огромными земельными наделами в Крыму под российским флагом, особенно чувствительно обсуждать вопрос о реституции имущества наследниками добросовестных владельцев на полуострове. Для меня вопрос Крыма – не отвлечённая теория, а вполне практическая тема, больно затрагивающая исторические интересы моей многочисленной семьи, теперь уже состоящей из многих тысяч членов.

Итак, интересно то, что Александр Лукашенко, пройдясь по всем болевым точкам российско-белорусских отношений, начиная от покупки газа и заканчивая сроком исполнения должностных обязанностей своего “старшего брата” в Москве, затронул тему, на которую ни белорусские, ни российские СМИ особенно не обратили внимание, а напрасно.

Ведь Лукашенко сказал ни много ни мало, а о возможной войне (употреблён именно этот термин “война применительно к ситуации вокруг Крыма”)!

То ли эфир был перегружен, и украинское телевидение не дало полностью реплику Лукашенко, то ли распечатка была с ошибками (даже российские суды тексты своих решений дают с ошибками на три четверти текста, приходится исправлять) – ну, что тут скажешь?

Как бы там ни было, тонус двусторонней риторики с белорусского берега и с противоположного достиг своего наивысшего накала. Посмотрим, что будет дальше – ясно, что никакого Майдана не будет, и ясно, что Лукашенко в N-й раз станет президентом Беларуси.

Подписаться на рассылку