Музыка

Музыка Испании, путь которой схож с музыкой России

Три мира старой Испании

Музыка Испании в её историческом развитии и разнообразии стала предметом нашего разговора с музыкантом, нашедшим в ней вдохновение и профессию. Мария Моисеева (на верхней фотографии слева) – выпускница Московской консерватории, органистка. Она профессионально занимается испанской музыкой, её научные и практические знания были высоко оценены испанцами, в частности, Мария Моисеева стала обладательницей престижной премии им. Андреса Сеговии.

Предлагаем читателям культурно-политического журнала «Э-Вести» совершить краткое путешествие в музыку Испании, ведь часто через изучение другой культуры мы лучше понимаем свою.

ЭВ: В Испании в разное время жили не только те, кого мы называем сегодня испанцами (каталонцы, баски, иберы и т.д.). Здесь жили также арабы (мавры) и евреи (сефарды), имевшие собственную музыкальную традицию. Было ли взаимовлияние этих трёх пластов?

Мария Моисеева: Испанцы поначалу относительно мирно сосуществовали с арабами, с VIII по XV века. Было бы странно предположить, что за это время ничего не смешивалось. До сих пор на юге прослеживается огромное арабское влияние на испанскую архитектуру. Проникали в культуру Испании и элементы арабской музыки, и музыкальные инструменты. Но арабов испанцы в XV веке выгнали, и практически сразу взялись за то, чтобы выгнать евреев.

Изгнание евреев из Испании. Эмилио Заля (Emilio Sala).
Изгнание евреев из Испании. Эмилио Зала (Emilio Sala).

Музыка испанских евреев – сефардов – сохранилась (сефард – это на иврите Испания – прим. ред.). Это и тексты музыки, и мелодии, передававшиеся устно из поколения в поколение. Но на эту музыку повлияли культуры тех стран, через которые бежали евреи; она несёт в себе их следы.

Мы будем играть сефардскую музыку на концерте 11 февраля в Соборе на Малой Грузинской, эта музыка очень европейская. Также в программе есть музыка марокканских сефардов, которую можно принять за арабскую, потому что создана в окружении арабов.

Язык сефардов очень похож на испанский. Может быть, он немного похож на наш интернет-жаргон, когда знакомые слова записываются какими-то другими буквами. Люди, знающие испанский, спокойно это читают. По сути, песни сефардов, которые мы будем играть – это свадебные песни и бытовой фольклор.

ЭВ: Насколько я помню, ещё до изгнания евреев испанцы дали им возможность отказаться от своей культуры, перекреститься и остаться в Испании. Дело было прежде всего не в крови, а в культуре. Потому я подозреваю, что после изгнания петь еврейские песни в Испании не было принято.

Томас Луис де Виктория (Tomás Luis de Victoria)
Томас Луис де Виктория (Tomás Luis de Victoria)

Мария Моисеева: Всё было несколько сложнее. С одной стороны, у евреев была возможность покреститься и остаться. С другой стороны, нельзя сказать, что это гарантировало им благополучие. Многие крестились формально, оставляя в рамках домашнего быта собственную культуру. Другие этого не делали, но были в этом обвинены соседями и сданы инквизиции.

Всё кончалось тем, что подделывание родословных превратилось в бизнес. Например, испанский композитор Томас Луис де Виктория, имевший судя по всему еврейские корни, доказывал, что в роду евреев в его роду не было (он писал церковную музыку и имел сан – прим. ред.). Люди создавали новые родословные, пытаясь откреститься от еврейских корней, потому что даже у крещенных евреев могли быть очень большие проблемы. Чистота крови, безусловно, тоже была важна.

Двор Львов в Альгамбре, Мавританский дворец, построенный в 14 веке в Гранаде
Двор Львов в Альгамбре, Мавританский дворец, построенный в 14 веке в Гранаде

ЭВ: Были ли гонения на еврейскую музыку?

Мария Моисеева: Нет. Но испанцы, конечно, её не пели. Что касается евреев, то они уехали и увезли музыку с собой. В дальнейшем она, передаваясь устно, видоизменялась. Тексты песен, которые мы будем петь, относятся к XV веку, а музыка будет уже такой, какой она дошла к нам через влияние тех стран, где она была обнаружена.

ЭВ: Была ли у испанцев их особая духовная музыка?

Мария Моисеева: Конечно, роль католичества была очень сильной. Под его эгидой делались как очень хорошие, так и плохие вещи.

Кристобаль де Моралес (Cristobal de Morales)
Кристобаль де Моралес (Cristobal de Morales)

Сначала под знаменем католичества испанцы освобождались от арабов. Это было непросто, освободить страну от мощной силы халифата, имевшего мощную поддержку из Северной Африки, Дамаска. Под христианским же флагом шло завоевание Америк…

Духовной музыки сохранилось много. Это прежде всего хоровая музыка. Полифоническая музыка, создаваемая упомянутым Томасом Луисом де Викторией, Кристобалем Моралесом и Франсиско Геррерой признавалась и Римом, духовным центром того времени. Органной духовной музыки тоже осталось немало.

 

ЭВ: Музыка Испании XV – XVII веков, времени величия и богатства этой страны, была ли она духовной или светской?

Мария Моисеева: Программа нашего ближайшего концерта имеет подзаголовок: «Три мира старой Испании». Это – попытка реконструировать то, что было создано в XVI-XVIII веках. Тогда в ходу были как духовные произведения, так и светские. Жизнь была яркой.

Во времена позднего Ренессанса Европа вообще была пространством с очень условными границами. Испании тогда принадлежали многие в дальнейшем самостоятельные государства. Если мы посмотрим биографии музыкантов, то они сплошь и рядом работали то у одного короля, то у другого.

Была очень сильной связь Испании с Италией, с одной стороны, и Нидерландами, с другой. В XV веке испанцы привозили оттуда музыкантов и напитывались этой музыкой. А в XVI веке пошёл обратный процесс, когда сложилась мощная испанская школа, оказывавшая влияние на соседние страны.

ЭВ: Что собой представляла музыка при дворе?

Мария Моисеева: Музыка при испанском дворе была очень разной, в эту эпоху всё расцветало.

Филипп II, король испанский (1527-1598)
Филипп II, король испанский (1527-1598)

Например, мы будем играть Антонио де Кабесона. Его произведения – самое раннее, что сохранилось из клавишной музыки этого времени. Среди наследия композитора мы видим и духовную, и светскую музыку. А он был придворным музыкантом и учителем Филиппа Второго, которого мы знаем по жестоким завоеваниям. Светская музыка де Кабесона нужна была для разучивания этикета королевскими детьми, для танцев. Что касается духовной музыки, то все мы знаем о религиозности Филиппа и о выстроенном им Эскориале (дворце-монастыре-усыпальнице – прим.ред.). Действительно, музыка того времени была настолько богата, что даже удивительно, куда эта музыка ренессанса делась в эпоху классицизма.

ЭВ: Была ли испанская народная составляющая в музыке двора того времени? Искали ли музыканты Испании вдохновения у народа?

Мария Моисеева: Влияние народной музыки было очень сильным, потому что песни и танцы были как в низких кругах, так и в высоких. В той же музыке де Кабесона много вариаций на известные песни и танцы. Это не было прерогативой двора, но народной музыкой, которую они искусно обрабатывали. Например, танец хакара. Все это даже сейчас слушается с интересом.

Хотя не все танцы были испанскими. При дворе были очень распространены танцы павана и гальярда, оба итальянского происхождения. В этом вопросе тоже прослеживается то, что для того времени была свойственна «музыка без границ».

ЭВ: Были ли попытки привнести в музыку Испании колониальные мотивы Нового света? Испанцы так много привезли оттуда, неужели это не проникло в музыку?

Мария Моисеева: Музыка распространялась по Америке под эгидой евангелизации, и здесь шел обратный процесс. Например, в архивах можно увидеть, как среди органистов церкви, числившихся в колониях, появляются люди с индейскими именами. Испанцы, видимо, очень активно вкладывались в образование местного населения на европейский лад.

Относительно того, чтобы взять себе индейские элементы в европейскую музыку, то это начинается позже, во время «Дикарей» Ж.Ф. Рамо.

ЭВ: Уже после падения величия Испании, в XIX веке там начинается становление того, что они называют национальной музыкой Испании. На мой взгляд, мы знаем этих композиторов гораздо хуже…

Исаак Альбенис (Isaac Albeniz)
Исаак Альбенис (Isaac Albeniz)

Мария Моисеева: Не могу согласиться. Если Вы имеете в виду движение «Возрождение» (Ренасимьенто), то, по крайней мере, имена Альбениса, Гранадоса, Фальи многим известны. Совершенно точно, что их музыку знают все, возможно, не помня имён композиторов. Что касается более поздней музыки, то Аранхуэсский концерт Хоакина Родриго знают абсолютно все, и существует не одна популярная песня с использованием этой музыки.

ЭВ: Насколько композиторы национальной музыки Испании XIX века были национальны? У нас Михаила Ивановича Глинку обвиняют в том, что он был слишком европейским. Что было в большей степени представлено в творчестве испанцев: европейское или испанское?

Мария Моисеева: Пути русской национальной школы и испанской были в чем-то схожи, это происходило по всей Европе. Это был мировой процесс, начинавшийся с изучения фольклора.

Испанцы изучали ещё свою старинную музыку. Безусловно, они очень серьёзно к этому подошли. Гаммы с увеличенными интервалами, которые мы знаем как цыганские, попали в фортепианные произведения того же Альбениса и Гранадоса.

Что касается Глинки, то он был намного раньше. Ему было очень трудно выйти за рамки общепринятого музыкального языка. Сейчас мы вообще люди постмодернизма и можем мешать стили, а Глинка не мог полностью отказаться от общепринятых форм оркестра. Но он очень многое вернул в музыкальный язык из русской народной музыки.

ЭВ: Использовали ли национальные испанские композиторы мелодии сефардов и арабов как музыкальные темы своих произведений? Ведь у музыкантов той поры было принято включать мелодии и образы других стран?

Мария Моисеева: Евреев и арабов уже физически не было в Испании, нельзя было найти их и попросить что-то напеть. Зато можно было пойти в переулки Гранады и принести оттуда фламенко, которое само по себе имеет очень сильные восточные элементы. Когда мы слушаем фламенко, мы понимаем, что это музыка очень южная, восточная. То есть, этот слой достался музыке Испании уже в сильно растворённом виде.

Но этого в ней очень много. Достаточно послушать песни, которые записывал Федерико Гарсиа Лорка. Он был родом из Андалусии и для него это было родной средой. Нам очень повезло, что, с одной стороны, поэт имел достаточные музыкальные способности, чтобы их записать, а с другой, что он испытывал интерес к родному фольклору. Лорка делал то же, что делали наши Балакирев и Римский-Корсаков в XIX веке.

 

ЭВ: Мария, какая она сегодня – музыка Испании? Сохранилась ли она в наши дни в семьях испанцев? Мне представляется там на каждом шагу энергичное звучание гитары…

Мария Моисеева: Народная музыка в Испании, безусловно, сохранилась в виде фламенко – это то, что популярно в том числе у нас. Эта культура осталась в Испании как в профессиональном, так и в народном виде. Оно принимает разные, в том числе и коммерческие формы.  А на юге Испании сегодня запросто можно увидеть людей, сидящих и играющих фламенко.

В XVI-XVII веках музыка Испании, в том числе народная музыка, была другой. В те годы не было ни фламенко, ни гитары.