Уклад жизни

Может ли придворный протокол помочь выйти из кризиса?

придворный протокол

Нет, всё-таки история учит! Величие Испании основано на трёх столпах: географическое положение, климат и ресурсы. Вы скажете: народ? Да, народ тоже сыграл большую роль в истории страны. Но этот народ был разным на протяжении веков. Это были вестготы, мосарабы, мусульмане, затем – христиане. Другими словами, Испания была плавильным котлом многих и многих этносов. В результате получилось то, что получилось.

Но тремя вышеназванными факторами живущие на Пиренейском полуострове пользовались неизменно, всегда.

Я это всё к тому, что в Испании были периоды, когда страна процветала, а были периоды, когда она была в упадке. Отчего же всё-таки зависит величие Пиренейской державы? Есть две точки зрения на этот счёт. Первая – это историософская. Вторая – экономико-детерминистская.

Утверждение о том, что всё определяет только экономика, верно, но до известной степени. Но то, что историсофская точка зрения является определяющей, не оспаривает никто. А почему? Потому что в истории можно найти ответы на все самые могучие вопросы, даже такие, как из страны “сделать конфетку”.

Вы, наверное, уже поняли, куда я клоню? Вы правы. Совершенно верно, я веду разговор всё о той же политической элите, которая в разное время правила Испанией. Посудите сами, даже во времена Дона Карлоса и принцессы Эболи Испания, несмотря на то, что страна вела одновременно 10 войн в Европе, была самой процветающей страной в мире.

Для Испании очень важен “штаб” – без мозгового центра с хорошим управлением ничего не выйдет. Где Вы сейчас видите штаб? Ни я его не вижу, никто его не видит.

Некоторые возразят: но ведь в Испании есть правительство, есть руководство, и худо-бедно, но страной руководят? Так в том-то и дело, что штаб – это другое. Штаб – это когда принимаются выверенные решения, и они неукоснительно выполняются.

В Испании есть всё: климат, ресурсы, потрясающее геостратегическое положение, которого нет ни у кого в Европе. Страна имеет выход в Атлантику и Средиземное море, она контролирует всё Западное Средиземноморье. Испания – Великая Держава по определению. Ну, сравните её, скажем, со Швецией?! Скандинавская страна влияет не более, чем на положение дел в медвежьем углу Европы – там, где нависает восточноевропейский тяжеловес – Россия.

Испания обладает потрясающей политической традицией. У неё было всё: от левых до правых, от серо-буро-малиновых в крапинку до технократов “Opus Dei”. Понять и использовать инструменты в Испании – нет никаких проблем: специалистов пруд пруди. Нужна лишь добрая воля.

В чём сегодня главная затыка поступательного экономического развития в стране, её величия и процветания? Это отсутствие доброй воли в штабе. Кто сегодня поверит в то, что нельзя в одночасье решить проблему бедных и сверхбедных в Испании при наличии в стране такого огромного выбора инструментария?

Аргумент, который мы слышим из уст некоторых испанских руководителей, ошеломляет. Они говорят: а у тех-то и тех ещё хуже! Ничего себе аргумент! Так они далеко дойдут! Так они ещё и о России-Матушке вспомнят, где сегодня даже Счётная Палата охнула от негодования, выяснив, что годами неправильно начислялись пенсии! И это в стране, где пенсий как таковых нет, потому что то, что у нас есть – это пособие для подготовки к поездке на кладбище. Все прекрасно понимают, что при нынешних ценах невозможно жить на $12 в месяц.

В Испании есть трезвые умы, и я не сомневаюсь, что есть честные и порядочные люди в политическом классе этой страны. Как они себя называют: левые или правые – не имеет значения. Честные люди есть и на острове Вануату.

В Испании левые взяли власть, которая им далась нелегко, чтобы отработать свой социальный заказ. Ну, так и делайте! Никаких препятствий для этого нет.

Вспоминаются слова моего старого друга Артуро Мария Корделуса, графа Амайя, который долгое время руководил компанией Ferrero Roche в Европе. Его штаб-квартира находилась в Москве. Этот человек пользовался широкими связями, был высоко образован и искренне любил как Россию, так и Испанию. Он был по крови испанцем, не не по паспорту.

Однажды, сидя в одном из пабов Москвы, в присутствии члена Российского Дворянского Собрания, он произнёс сакраментальную фразу: “Испания была Великой Державой, потому что у неё был самый строгий придворный этикет!”. Да, действительно, ещё моя родная бабушка – Эмилия-Микаэла Ангуло де Ландабасо рассказывала, что если дочь короля или даже его племянница во время конной прогулки падала с лошади и ломала ногу, или руку, к ней не мог подойти на помощь никто из присутствующих ниже герцога. Бедняжка должна была лежать и терпеть, пока не прискачет равнородный ей аристократ.

До сих пор испанский придворный протокол – самый строгий из королевских протоколов мира. Говорят, что в Европе – точно он самый строгий. Он строже, чем Британский протокол. Об этом писали многие члены королевской семьи Виндзоров, посещавшие Испанский Двор.

Однажды леди Ди вместе с детьми отдыхала в летней резиденции Бурбонов во дворце Маривент на Майорке. До сих пор фотография с детьми – наследниками престола Великобритании и Хуаном Карлосом и падре Бартоломе Висенсфиолем красуется на моём письменном столе.

Протокол настолько жёсток и неукоснительно исполняется до сих пор, что диву даёшься. Хотя Испанский Двор давным-давно возглавляется Бурбонами, а не установившими протокол Габсбургами (обратите внимание, что даже венские Габсбурги жаловались на испанских Габсбургов, говоря о том, что у последних протокол ещё жёстче, чем в австрийской столице).

В СССР были специалисты по Протоколу, в частности, моя мама, будучи профессором Дипакадемии, дружила со старейшиной среди этих специалистов – профессором Молочковым. Подписанный им учебник до сих пор стоит в моём кабинете.

Интерес к протоколу был неслучаен: испанцы верили, и до сих пор верят, что правила особого этикета при Дворе создают особую атмосферу величия.

Великий русский режиссер Козинцев (по слухам, благодаря как раз профессору Молочкову) верно подмечал “особость” испанского придворного этикета. В фильме Дон Кихот с участием великолепного Николая Черкасова в роли Дон Кихота и Санчо Панса в исполнении гениального Толубеева верно подчёркнут этот натянутый как струна придворный протокол: должно было быть согласовано даже когда улыбаться или поднимать бровь – ничего лишнего и всё значимо.

Протокол должен соблюдаться в Испании и повсюду. Это, в том числе, поможет стране преодолеть кризис, вызванный пандемией. И я убеждён, что величие Испании вернётся в страну только тогда, когда сочетание традиций и здравого смысла соединятся в единое целое.

Подписаться на рассылку