Музыка

Московская Консерватория: Слушайте музыку революции!

Russian revolution

События 7-8 ноября (по новому стилю, 25-26 октября по старому) 1917 года острой бритвой разрезали жизнь русского общества и культуры на два исторических этапа – до и после Октябрьской Революции. Находясь на 100-летнем отдалении от событий тех дней, мы можем заново взглянуть на коренные изменения, что привнесла Революция в культурную жизнь России.

«Всем телом, всем сердцем, всем сознанием — слушайте музыку Революции!»

А. Блок, из статьи «Интеллигенция и революция»

Разрушение прежнего мира

Стоит буржуй, как пес голодный,

Стоит безмолвный, как вопрос.

И старый мир, как пес безродный,

Стоит за ним, поджавши хвост.

А. Блок, поэма «Двенадцать»

С приходом новой власти Советов и последовавшей вслед за этим шестилетней Гражданской войной страну покинуло по современным оценкам от 1,2 до 5 миллионов граждан. Мир соотечественников разделился на «русских» – тех кто не нашел себе места в новом государстве и был вынужден в большинстве случаев навсегда проститься с Родиной и «советских» – граждан новой страны, принявших на себя бремя строительства истории великой, но не дожившей и до 70 лет легенды под названием СССР.

Среди эмигрантов было множество передовой музыкальной интеллигенции. Далеко не все деятели искусства, покинувшие страну после Революции, были настроены против новой власти. Оставшиеся воспоминания свидетельствуют о том, что это очень часто было бегство от неизвестности. Свершившаяся Революция застала Сергея Рахманинова врасплох. Вскоре после октябрьских событий композитор принял предложение о выступлении в Дании и навсегда покинул Россию вместе с семьей, оставив все свое имущество. Композитор не принял режима большевиков, но вплоть до своей кончины в 1943 году он не оставлял мыслей о Родине.

Прокофьев в конце 1917 года сделал в своем дневнике следующую запись: «Ехать в Америку! Здесь – закисание, здесь – резня и дичь…». Прожив за границей почти 20 лет и не высказывая своих политических предпочтений Прокофьев смог вернуться в СССР в 1936 году и продолжить творить в статусе «советского композитора».

Заложником новой власти можно назвать Федора Шаляпина. После Революции он занял пост художественного руководителя театра им. Кирова (бывший Мариинский) и одним из первых получил звание Народного артиста Республики. Однако власть подозревала желание Шаляпина к роскошной жизни и все вопросы о разрешении выезда на гастроли за рубеж решались на самом высоком уровне. В турне по США с 1922 года Шаляпина отпустили с условием 50% налога родной стране от полученных гонораров. По истечению 4 лет отсутствия великого баса на Родине началась его травля со стороны передовой интеллигенции СССР. В ее авангарде выступали Маяковский, Немирович-Данченко, Кольцов. Последней каплей стала заметка в Парижской прессе о том, что Шаляпин пожертвовал крупную сумму денег детям русских эмигрантов. Певца обвинили в материальной помощи белогвардейцам, лишили звания и гражданства.

«Мы новый мир построим»

… Вдаль идут державным шагом…

– Кто еще там? Выходи!

Это – ветер с красным флагом

Разыгрался впереди…

А. Блок, поэма «Двенадцать»

Спустя столетие мы нередко стали видеть события того времени в отрицательном аспекте, не желая замечать в сломе привычных устоев признаков строительства нового великого советского искусства. Период 1910-20-х годов в историю отечественной музыки вошел как пестрый период поисков, экспериментов и находок. Сумбур, царивший в стране, нашел отражение и в искусстве. Пышным цветом расцвел жанр массовой песни, обновление музыкального языка в сторону большей демократизации испытали и жанры академической музыки. В частности советский симфонизм начал свое развитие с первой советской симфонии Николая Мясковского (№5, 1918). Новые образы воплощались на сценах театров в новых операх и балетах, в основе которых были события Революции и Гражданской войны. В настоящее время большинство этих сочинений, равно как и имена их создателей, представляют только историческую ценность.

Особая страница в истории послереволюционной музыкальной культуры – создание в 1924 году Александром Рославцом Ассоциации Современной Музыки (АСМ). Объединив передовых композиторов, музыковедов, исполнителей и дирижеров, АСМ организовывало исполнение в СССР современной западной музыки и активно поддерживало отечественные экспериментальные течения в академической музыке. Творческая свобода АСМ продлилась недолго: в 1931 году группа была признана «чуждой пролетарской идеологии», а год спустя разрушена при участии своего культурного оппонента Российской Ассоциации Пролетарских Музыкантов (РАМП).

Новая страна менялась с бешеной скоростью. В событиях двух-трех десятилетий начала прошлого века как в мясорубке перемешивались имена и судьбы наших соотечественников, в отношении которых часто только случай решал: он «свой или чужой»…

Симфонический эпизод «Завод. Музыка машин» из балета «Сталь» (1928) А. Мосолова:

Музыкальные свидетельства Октябрьской Революции в ноябре представляет Московская консерватория. В рамках абонемента «Красное колесо» и программы «Музыка Революции» прозвучат сочинения Шостаковича, Прокофьева, Мосолова, Рославца, Дунаевского и других творцов ушедшей эпохи.

Music of revolution
Music of revolution