Культура

“Много званных, но мало призванных”, или самый испанский русский

Константин Коровин

В своё 65-летие я решил подарить журналу “Э-Вести” самое дорогое, что у меня есть – свою любовь к нему. Но эту любовь надо облечь в какую-то форму. А  лучшей формой я счёл рассказ о выдающихся связях между двумя культурами – Испании и России. Наш рассказ сегодня посвящён Константину Коровину – самому выдающемуся колористу России.

Константин Коровин – это тонкий колорит, потрясающая игра световой гаммы, ирония в сюжете и удивительное обаяние присутствия духа самого художника.

Савва Мамонтов, готовясь к премьере своего оперного театра, задумал постановку “Кармен”. Центральной фигурой в постановке стал художник. На роль главного автора идеи был выбран молодой, тогда ещё не известный живописец – Константин Коровин.

Не задумываясь, Савва Мамонтов посылает начинающего художника в Испанию с наказом вобрать в себя всё самое яркое и ёмкое, что только есть в Пиренейской стране. Теперь мы знаем, что наказ патрона Коровин не только выполнил, но и перевыполнил.

Никто никогда так ярко и аргументированно не только словами, но и делом не доказывал духовную близость и даже духовное родство двух народов: русского и испанского.

Константин Коровин объездил всю Испанию в вагонах третьего класса. Он делал это намеренно, а не потому, что у него не хватало средств. Таким образом он знакомился с настоящей Испанией, которая пахнет чесноком, где едят сыр и яйца в вагонах.

Художник приобщился не только к жизни Испании, но и начал впитывать в себя всю остроту запаха, аромата, духа испанской нации.

Константин Коровин пил разновидность испанского хереса – мансонилью, и говорил: “Испания очень похожа на Россию. Она так же, как и Россия, веселится. Но и так же, как Россия, богомольна”.

Константин Коровин. У балкона. Испанки Леонора и Ампара
Константин Коровин. У балкона. Испанки Леонора и Ампара. 1888-1889

“Нигде, – свидетельствовал художник, – я не встречал народ, столь умеющий веселиться, радоваться жизни, и так при этом оставаться духовно чистым и приверженным религии”. Эти два качества, которые Коровин называл “разгулом и богомольем” – два слова, которые характеризуют ту самую глубинную связь русских и испанцев, которую он затем воплотил в живописи.

В завершение своего краткого рассказа, я проиллюстрирую своё повествование ярким незабываемым сюжетом. Известно, что Константин Коровин стал всемирно известным художником благодаря Испании. Его двойной портрет, получивший название “Испанки” (точное название: “У балкона. Испанки Леонора и Ампара”), был отмечен золотой премией на выставке в Париже, проходившей в самом начале XX столетия.

История этой картины такова. Константин Коровин остановился в маленькой гостинице в центре Валенсии и обратился к швейцару с просьбой найти ему две модели для задуманной им парной картины. Получилось иначе. Вышел замечательный сдвоенный портрет, на котором были изображены две молодые валенсийки – Ампара и Леонора. Когда швейцар привёл девушек в номер к живописцу, то они долго стеснялись своего вида, эти простые городские девушки из предместий. На одной из них были протёртые башмачки, на второй – рваная юбка.

Обе девушки были горды и величественны. Портрет, получивший название “Испанки”, отражает гордый характер испанских девушек и гордость испанской нации.

После работы над эскизами, Константин Коровин предложил денег обеим за то, что они позировали. Гордые испанки отказались и от денег, и от щедрого угощения: вина, фруктов и прочих яств. Тогда русский живописец взял их за руки и силой отвёл на рынок, заставив выбрать красивую и прочную обувь и дорогущие китайские шали из чистого шёлка, которые он набросил на их плечи.

Портрет, который и поныне висит в Третьяковке, являясь украшением русской галереи, заслуженно получил свою первую премию в Париже. Французы всегда кичились тем, что “продвигали младшего европейского брата”, поэтому премия была присуждена русскому за испанский сюжет.

Теперь мы знаем главную тайну французов: их тайная любовь – это соседняя Пиренейская страна, к которой они испытывали, испытывают и ещё будут испытывать не патологическую страсть, а именно любовь. Не будем забывать, что последние три мэра Парижа – испанцы по национальности, а последняя (Ан Идальго) – ещё и девушка из Испании.

Константин Коровин всем сердцем, до высших пределов полюбил Испанию, её культуру, краски, народ, её символику и её дух.

По возвращении в Россию, не говоря ни слова и заплатив за неё баснословное состояние, картину купил Савва Морозов. Потом он её переподарил Третьяковской галерее.

Для Коровина Испания всегда была коллективной музой, и всё испанское для него носило сакральный характер. Под влиянием Коровина в Испанию поехал Максимилиан Волошин, и тоже влюбился в эту страну без памяти. Выбор его постоянного места жительства – его любимой Киммерии – продиктован страстью к испанскому побережью. Древняя Таврида напоминала Волошину Средиземноморское побережье Иберийской страны.

Подписаться на рассылку