Макроэкономика

Мировая экономика вчера, сегодня, завтра: прогноз до 2050 года

Все выдающиеся умы современности бьются над одной и той же проблемой, а именно над прогнозом, какой будет экономика на горизонт до 2050 года. Это будет экономика по основному принципу “товар-деньги-товар” или это будет экономика, основанная на абсолютно новом принципе, возможно, доселе неизвестном.

Сегодня уже идут дискуссии среди крупнейших теоретиков мира как в нашей российской науке (группа Руслана Семёновича Гринберга и другие), так и за рубежом (группа Джозефа Штиглица и другие) о том, какова же будет “формула счастья”, на которой будет основана новая концепция не только мировой торговли, но и международных экономических отношений как таковых.

Дело в том, что давно ведётся дискуссия (и даже уже не первое столетие) о том, что деньги не могут быть товарным эквивалентом и “посредником между капиталом и товаром”. Что это значит? Это значит, что мировая экономика в эпоху следующей волны глобализации – в эпоху Четвёртой технологической революции – зашла в так называемый “концептуальный тупик”.

По сути дела мы стали свидетелями не только глубокого теоретического, но и явственно практического свойства – противоречия, в которое вступила мировая экономика.

Не может действовать свободно известная формула “товар-деньги-товар” как основа “экономического мироздания” в условиях столь быстроразвивающейся технологической революции.

Чтобы было совсем понятно, практика не поспевает за теорией, а научно-техническая революция, прежде всего информационные технологии, настолько быстро развиваются, что мировая экономика, а главное бизнес-процедуры (сделки, операции, менеджмент, маркетинг) не поспевают и становятся по сути дела неадекватными на фоне всё ускоряющегося динамичного, начавшегося уже идти в геометрической прогрессии бизнес-процесса.

Джозеф Штиглиц

Надо понимать, что очень многие исследовательские группы в мире некоторое время тому назад уже задавались вопросом: “Как влияет научно-технический прогресс на состояние мировой экономики?”. Ответ был ошеломительным: “Он влияет прямолинейно, непосредственно и императивно”.

Были проведены исследования в целом ряде престижнейших исследовательских учреждениях, в которых ставился лишь только один вопрос: “Какова периодичность появления в науке достижений уровня E-MC² (прим. ред. – формула, открывшая теорию относительности Альберта Эйнштейна)?”. Задача исследователям ставилась следующим образом: “Какова была частотность появления такого уровня научных достижений до начала эпохи глобализации (т.е. где-то приблизительно до начала 1960х годов) и какова была периодичность появления такого уровня достижений в последние 40 лет?”. Очень любопытен был результат этих исследований и анализ и выводы относительно связи этих достижений с развитием мировой экономики.

Выяснилось, что до начала эпохи глобализации такого уровня достижения были в среднем раз в сто-сто пятьдесят лет за всё время наблюдений с древнейших времён (включая открытия И. Ньютона, Н. Коперника, Г. Галилея и др.). В последние же 40 лет достижения такого уровня происходят раз в год. А последние пять лет – раз в два-шесть месяцев. О чём говорят эти исследования?

Они говорят о том, что достижения науки – это результат совокупных накопленных знаний как в качественном, так и в количественном отношениях. Частота появления научных открытий растёт в геометрической прогрессии.

Дело в том, что достижения на высоком теоретическом уровне дают колоссальный импульс следующей череде открытий на прикладном частном уровне, что позволяет двигаться в мировой экономике также “семимильными шагами”. Должен напомнить, что мы с Вами также становимся свидетелями выдающихся открытий названного уровня довольно часто. Напомню, что летом ушедшего года мы были свидетелями выдающегося открытия, которое безусловно ещё раз встряхнуло мир до основания – я имею в виду открытие так называемых “гравитационных волн”. Как далеко ведёт это открытие – не мне вам рассказывать. Об этом писала вся мировая печать и об этом трубили все сколько-нибудь респектабельные органы печати и средств массовой информации. Обращает на себя выступление на эту тему физика-теоретика лауреата Нобелевской премии Жореса Алферова, который сказал, что выдающиеся достижения такого уровня способны перевернуть все основы существующей теории науки.

Жорес Алфёров

Не хочу сегодня вдаваться в ликбез и напоминать общеизвестные истины, но не привести пример того, о чём говорит выдающийся учёный, не могу.

И в самом деле, речь идёт о следующем. До появления известной формулы E-MC² мир был по сути дела материален. Наука рассуждала приблизительно так: что способно быть научно подтверждённым, то есть, что может быть эмпирически доказуемым, то и реалистично. И, конечно же, материально. И существовал принцип, что всё в мире, и вообще в окружающей человека действительности, материально. Формула, приведённая лауреатом Нобелевской премии по физике физиком-теоретиком А. Эйнштейном по сути дела открывала путь к восприятию всего того же, но только не в материальном измерении, а всё провозглашалось энергией. Здесь нельзя не вспомнить восхищённые восклицания из лагеря священнослужителей всех мастей, провозглашавших атеиста Альберта Эйнштейна чуть ли не новым мессией в науке, о чём учёный и не помышлял. Тем более, что автором исключительно красивой формулы была жена Эйнштейна – математик по профессии.

Формула учёного позволяла предположить (а вскоре это было подтверждено как минимум восемью Нобелевскими лауреатами по физике и математике), что и время – это тоже форма состояния энергии.

Таким образом, об этом стали говорить все конфессии мира. Это очередное выдающееся доказательство существования Бога после последнего открытия Эммануила Канта, получившего название в науке “Шестое доказательство присутствия Бога”. Другими словами, если всё – энергия и материя и собственно энергия, и даже время – это и есть результат деятельности Вседержителя и не что иное как сам Творец.

К слову сказать, нечто подобное задолго до появления результатов научной деятельности американского учёного одесского происхождения говорил и мой предок – тоже Нобелевский лауреат – Иван Петрович Павлов. Будучи очень религиозным человеком, он был выдающимся учёным-материалистом, никогда не прерывавшим свою деятельность старосты в Знаменском соборе в Петербурге. Даже в самые страшные годы лихолетья и богоборчества.

Так о чём идёт речь? Какая связь между достижениями в науке и мировой экономикой? А вот какая: если 40 лет тому назад, то есть в самом начале эпохи глобализации, крупная оптовая сделка, скажем, в области продажи нефти (условно говоря, продажа одного танкера или супертанкера клиенту) длилась от шести до восьми месяцев, а иногда и больше (согласование цен, условий транспортировки, юридическое оформление документов и так далее), то сегодня такая сделка происходит в режиме онлайн и 24 часа в сутки. Зачастую никакого специального оформления юридических документов при этом не требуется.

Я хочу сказать, что небывалый до сих пор прорыв в мировой экономике, её лицо, характер, формы и движущие силы, меняющиеся на глазах – всё это не случайно.

Происходит это по следующей схеме: сначала делается выдающееся теоретическое открытие, затем оно транслируется на какой-то прикладной практический уровень, после чего оно входит в “плоть и кровь” мировой экономики и меняет её до неузнаваемости.

Уже упоминавшейся нами Жорес Алфёров был отчасти одним из акторов, которые самым ярким образом иллюстрируют эту цепочку. Приведу пример, чтобы было понятно. Он однажды открыл явление в сфере деятельности лазеров, в результате чего прикладники (т.е. учёные, работающие на практическом уровне) сформулировали и использовали эффект для создания так называемых микросхем (чипов). Эти самые чипы ныне используются во всех сферах экономики и не только. Надо отметить, что открытие самих чипов – это ещё одно выдающееся открытие науки, потому что только оно одно перевернуло не только мировую экономику, создав прорыв в инновационной сфере, но и сделало высокие технологии тем сегментом мировой экономики, который сегодня и двигает её вперёд.

Именно инновационные сферы, а не какие-то иные сферы, как, например, финансы (о чём раньше было принято считать в среде экспертов) двигают мировую экономику. В настоящее время влияние инноваций на мировую экономику столь же непосредственно, сколь и определяюще. В настоящее время (об этом просочились сведения в печать) уже несколько наций, и Россия не исключение, приблизились к очередным достижениям в сфере квантовой механики. Уже в ряде источников было сделано упоминание о том, что учёные подобрались не только к созданию, но и к “серийному” использованию квантовых компьютеров, которые по сути не являются компьютерами как таковыми, но первичной формой искусственного интеллекта.

Итак, искусственный интеллект и мировая экономика: что здесь общего, а что разделяет эти два понятия?

Давид Рикардо

Как утверждают некоторые эксперты, мировой экономикой уже давно управляют искусственные люди или то, что иначе называется “искусственный интеллект”. Основой этого управления стали информационные облака на базе Big Data. Вернёмся к тому, с чего мы начали. Мы хотим как бы “закольцевать” тот логический круг, с которого мы начали. Дело в том, что мы не знаем, какой будет мировая экономика через 5 лет, но зато мы точно знаем, какой она будет на горизонт долгосрочного прогноза. Она будет отличаться от нас так же, как отличалась мировая экономика времён Адама Смита и Дэвида Рикардо. Об этом говорят как научные построения целого ряда учёных, изучающих науку о науке, так и программистов, дающих задание сверхмощным компьютерам VII поколения.

Мы уверены, что если мы ещё можем говорить о мировой экономике как о мировом хозяйстве на горизонт прогноза 5 лет, то мы можем с уверенностью сказать, что мировая экономика начиная с 2050 года уже точно не будет мировым хозяйством и будет строиться на каких-то новых, я уверен – принципиально новых конструкциях, чем это было 200-250 лет назад, так как понятия товара, денег и самой конструкции “товар-деньги-товар” не только изменились за это время, но и потеряли содержательный смысл, так как понятие рынка тоже видоизменилось.

Когда сейчас говорят, что среди тех или иных драйверов мировой экономики идёт борьба за рынки, то на самом деле идёт борьба не за рынки как таковые, а за ресурсы или лучше сказать за механизм, влияющий на овладение ресурсами, обеспечивающими конечную цель в мировой экономике – сверхприбыль.