Макроэкономика

Министерству экономики не помешало бы послушать учёных

23 мая 2019 года прошла сессия коллегии Минэкономразвития РФ, на которой мы получили больше вопросов, чем ответов. Академики vs Правительство: кто прав?

Главный вопрос дня: “Каковы основные тренды экономического развития страны? В сторону роста или в сторону стагнации?”. Даже на этот, казалось бы, простой вопрос серьёзного и обстоятельного ответа мы так и не получили.

Конечно, досужий читатель может сказать: “А с какой стати вы ждёте ответа на этот вопрос в правительстве? С какой стати вы только и ждёте, что правительство вам принесёт ответ на блюдечке с голубой каёмочкой?”. Да нет, это не так. По крайней мере это уже давно не совсем так.

Развернувшаяся в печати дискуссия (а некоторые считают, что она никогда и не прекращалась с момента назначения Министром экономики Максима Орешкина) относительно главного вопроса сегодняшнего дня – будет ли экономика успешной или она будет дефицитарной – ведётся с особым рвением.

Да, ответ на этот вопрос можно искать и в других источниках, а их немало. Некоторые из них весьма авторитетны, другие – не столь авторитетные – всё равно достойны изучения. Посудите сами, как утверждают многие лауреаты Нобелевской премии по экономике, маргинальные точки зрения (например, по части того, кто должен быть локомотивом экономики той или иной страны в тот или иной период истории (транспорт ли, инновационная сфера ли, сырьевой сектор ли, промышленный сектор ли, банковский ли сектор) часто на следующем этапе становились доминирующими в экспертном мнении. Поэтому и надо изучать именно все точки зрения, особенно по части такого чрезвычайно важного и щепетильного вопроса, как о тренде (развивается ли экономика или пробуксовывает), это необходимо.

Председатель правительства Д.А. Медведев на заседании коллегии Минэкономики

Понятно, правительство и особенно Минэкономики должны рапортовать в мажорном режиме: ура! Мы победили, и победа за нами! А академическое и экспертное сообщество должны и обязаны подглядывать, подсматривать, подслушивать и анализировать с тем, чтобы наносить точечные удары по слабым местам и без того дырявой, с огромными огрехами, большой и затратной программы экономического подъёма.

Огромный многостраничный документ коллегии, над которым работало большое количество первоклассных специалистов – шедевр эпистолярного искусства. Так красиво, так значительно и так весомо вряд ли способен преподнести далёкую от действительности картину мироздания какой-либо академический центр.

Документ под названием “Об итогах деятельности Минэкономразвития России за 2018 год и задачи на 2019 год” и Приложение к нему “Публичная декларация целей и задач Минэкономики на 2019 год” захватывают дыхание.

Но удивительно то, что ещё совсем недавно (в апреле 2019 года) с подобным названием были опубликованы работы Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП) и статьи ряда статей академических и научных сотрудников (о некоторых работах мы писали несколько дней назад).

В чём мы видим прямое противоречие этих двух наборов базовых документов? Если суммировать одни и другие, то складывается впечатление, что их цели определены по-разному, несмотря на разность подходов.

В первом случае (правительственные источники) главная нацеленность всего экономического развития – рост экономического потенциала (объёмы ВВП, повышение роста производительности труда и т.д.).

Если брать суммарно статьи, размышления, итоговые аналитические записки  критического (по отношению к правительству) подхода академических кругов, то выясняется, что целеполагание они предлагают другое. “Яйцеголовые” как приоритет ставят другую цель – повышение жизненного уровня населения и социально-экономический подъём всей экономики в целом.

Нет-нет, конечно-конечно, в документах правительство очень много и подробно говорит о постоянном, неуклонном повышении благосостояния населения. При этом цифры (несмотря на их обилие) абсолютно ничего не говорят читателю: каков реальный рост жизненного уровня населения? Каково состояние населения по слоям, по стратам? Сокращается ли страта беднейших, бедных и нуждающихся в стране (которых в общей сложности 80% населения)?

Ответ на главный вопрос дня: когда начнётся реальный подъём жизненного уровня большинства населения, шедшего вниз 6 лет (до 2016 года включительно) – неизвестно. Ещё одна энигма так и не раскрывается на страницах (их почти 200) документа. Что является драйвером (или драйверами) экономического подъёма, а в конечном счёте, и экономического роста в целом (я уж не говорю о социально-экономическом подъёме) в ближайшие годы?

Одновременно в работах академика Аганбегяна и других прорывных экономистов с беспрекословным авторитетом в учёном мире рецепт известен и прост: следует вкладывать в рост потребительского спроса, а для этого надо создать широкий класс потребительского населения. Для этого, как уже говорилось неоднократно, надо инвестировать в основной капитал и “раскрутить” малый и средний бизнес, прекратить монополию мастодонтов в экономике и пустить свежий воздух в экономическую среду, открыв доступ к дешёвым и длинным кредитам, при этом создав разумную и взвешенную банковскую систему, а не систему двухполюсную (биполярную) Сбербанк-ВТБ. Напомню, что даже в Ассоциации Российских Банков (АРБ) во главе с Гарегином Тосуняном, послушной и покладистой по отношению к названным банкам организации, признают, что монополия в банковской сфере зашкаливает (неоднократные замечания и обращения международных экономических организаций, таких как ФАТФ, о недопустимости монополии в банковской сфере) и затрудняет развитие денежно-кредитной системы, необходимой для экономического роста и развития конкурентной среды малого и среднего бизнеса.

Обращает на себя внимание не только мажорный тон проходившей сессии коллегии Министерства экономики, но и отсутствие на ней какой-либо дискуссионности и альтернативности не только по части таких значительных вопросов, как основополагающие тренды экономического развития (развивается ли экономика или она откатывается назад), но и по части менее значимых вопросов, как судьба конкурентной среды в регионах. Складывается впечатление, что коллегия проводилась только для того чтобы обсудить цифры и факты, изложенные в розданных материалах. Всякие иные альтернативные замечания рассматриваются в так называемом “рабочем режиме”. Это когда вызывают “плакальщика” в высокий кабинет, и объясняют ему, что плакать не надо, а надо радоваться жизни. Если причин для этого мало – то надо помнить о том, что то, что есть в реальности – и этого могло не быть.

Точка зрения академического сообщества по основным вопросам экономического развития требует незамедлительного, всестороннего и самого серьёзного обсуждения, так как документы коллегии Минэкономики – не есть отражение действительного положения дел (так, по крайней мере, говорят аналитические материалы, появляющиеся в центральной печати). Требуется также пересмотр основных целей и задач развития экономики до 2024 года (срока, на который президент ставит отметку “дедлайн”).

Видимо, тот факт, что впервые сессия коллегии Минэкономики проводится в Белом доме – здании правительства – надо рассматривать как большое внимание руководства страны к реальному положению в экономике и к приданию нового импульса главному министерству, отвечающему за экономическое развитие в стране. Злые языки из числа представителей прессы со смехом говорили о том, что тот факт, что сессия проводится в правительстве – это ничто иное как указание на то, что оно хочет самым серьёзным образом “встряхнуть” сотрудников Министерства и напомнить им о главной задаче их ведомства – повышении благосостояния населения и ускоренном повышении качества жизни (а пока, как указывает академик Аганбегян, нет и признаков того, что это случится до 2024 года; их нет и в помине).

Добавьте «Э Вести» в свои избранные источники
Yandex-News