Мир

Михаил Фридман пытается договориться с испанскими акционерами

Изо дня в день испанская печать обсуждает один и тот же вопрос, как будто какая-то невидимая рука водит рукой главных редакторов всех печатных СМИ, обсуждая вопрос вокруг так называемого “дела Фридмана”. Виноват ли Михаил Фридман, или испанское правосудие, которое всегда право, совершает юридическую оплошность?

Сразу хочу сказать, что редакция “Э-Вести” никогда бы не взялась освещать тему финансовых нарушений с чьей бы то ни было стороны: российской ли, испанской ли, или чьей бы то ни было другой, если бы тема не входила в ТОР-5 новостей российско-испанских отношений уже на протяжении почти полутора месяцев.

Мы постараемся максимально объективно изложить суть происходящего (насколько мы сами это понимаем), дабы просветить наших читателей насчёт столь “важной” темы.

Прежде всего, хотелось бы отметить, что если Вы понаблюдаете за развитием российско-испанских отношений за последние 20 лет, тема “россиян в неприглядном свете” всплывает в испанских СМИ с заметной регулярностью. Причём появление так называемой “русской темы” происходит там и тогда, когда либо что-то не заладилось по части российско-испанских отношений (они в целом всегда были на высоком уровне по сравнению с другими странами), либо когда напряжение по части национальных вопросов (каталонского ли, либо какого-то другого) выходит на первый план.

Как бы там ни было, столь широко освещаемая тема, связанная с именем российского предпринимателя, имеет свою предысторию и приводит к определённым выводам. Трудности его предпринимательского дела в Испании действительно заставляют задуматься, насколько могут быть успешны иностранные инвестиции в развитие испанских торговых сетей. Как ни странно, “как нельзя кстати” “преследование Фридмана” зазвучало в момент пика ситуации вокруг Каталонии.

Появление на страницах СМИ “дела Фридмана” говорит о том, что каталонская ситуация, по всей видимости, близится к своему разрешению, и напряжение между центром и Барселоной идёт к своему перигею. Апогей ситуации вокруг Каталонии пришёлся на момент начала раскрутки “дела Михаила Фридмана” в печати. Однако редакция предлагает читателям делать свои выводы, не давая им предвзятых оценок.

Итак, по существу. Михаил Фридман – основатель банковской сети Альфа (Альфа-банк и другие) некоторое время тому назад переключился на сегмент ритейла в Испании (опыт ритейла в России у него уже был, в компании X5 – самом крупном ритейлере России). И попал под следствие; исполнительные органы Испании инкриминируют ему мошенническую схему по устранению конкурентов.

Как мы понимаем, Михаил Фридман – мажоритарий в крупнейшей розничной компании Летерроне. Миноритарии этой компании – акционеры, пострадавшие от неправильного вложения их средств в розничную компанию Диа, проиграли большие деньги и имеют шансы потерять ещё больше. Они упрекают российского предпринимателя в якобы спланированной финансовой акции, которая привела к падению покупательной способности компании. Замечу, что компания Диа уступает лишь только самой крупной розничной сети Маркадона.

Ополчившиеся на Михаила Фридмана оппоненты уверяют, что в результате его нечистоплотных действий они потеряли 700 миллионов евро. Обвинение бывшего банкира состоит чуть ли не в прямом присвоении этой суммы.

Доказать справедливость утверждений миноритариев так же сложно, как и отстоять девственную чистоту и безупречную предпринимательскую линию Михаила Фридмана. Как утверждает этот уроженец Львова, он вложил в сделку более 1.6 миллиарда евро, и является самым потерпевшим из всех участников сделки.

Однако даже теперь, в условиях, когда компания Диа находится на рынке на своей снижающейся траектории, он готов найти ресурсы не только финансовые, но и интеллектуальные для того чтобы вывести ситуацию на безбрежный простор рыночного успеха. Единственным условием он выставляет благоприятную атмосферу и доброжелательность со стороны властей по отношению к его смелой инициативе. Вопрос в том, пойдут ли власти и испанские миноритарии на сделку с Михаилом Фридманом в рамках инициированного ими разбирательства в правовом поле. Поживём – увидим.

Подписаться на рассылку