Мир

МИД РФ выбирает приоритеты внешней политики после пандемии

В процессе пандемии нового коронавируса все страны мира ищут своё место в новой системе международных отношений, которая оформляется на наших глазах на месте разрушенной системы послевоенного мироустройства.  Председатель комитета Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации по международным делам Леонид Слуцкий эффектно называет этот процесс “борьбой за контуры нового миропорядка”. Не является исключением и Россия. Ей предстоит либо примкнуть к одному из лидеров биполярной системы, либо найти свой путь в новой системе международных отношений.

“Я уверен, что биполярный мир – это фантом, – сказал “Э-Вести”С. Рябков. – Мы прошли точку невозврата с точки зрения организации международных отношений по принципу деления всей планеты на два лагеря. Я уверен, что полицентричность мира и связанная с ней конфликтогенность будут с нами. И обе эти тенденции, первая – позитивная, вторая – негативная будут усиливаться. С ними можно работать, извлекая определённые выгоды из этого обстоятельства.

Что касается предложений России по организации международных отношений, давайте для начала озаботимся тем, чтобы мы выработали новую систему. Пока нет того, о чем мы договорились, давайте не рушить то, что есть. Давайте соблюдать то, что служило нам верой и правдой после войны, 75-летие которой мы будем отмечать через несколько дней”.

Вопрос в том, насколько будет услышан призыв о соблюдении отживших принципов международных отношений, поскольку старый миропорядок всюду уже нарушен. На первый план выходят те, кто сумел вывести страну из пандемии нового коронавируса если не с прибылями, то хотя бы с наименьшими потерями. Но уже ясно, что Китай и США сумеют сохранить своё докризисное лидерство и упрочить его.

Российская дипломатия думает над тем, чтобы предложить себя в качестве лидера “неприсоединившихся” – стран, которые пытаются проводить собственную политику, не будучи довольными биполярным миром и существующей системой союзов. “Пандемический кризис обострил национальный эгоизм. Идеалы солидарности больше не существуют. Это усиливает макрозапрос на избавление от политического диктата”, – уверен Леонид Слуцкий.

Такие идеи, которые опираются на историческую роль освободительницы-России в мировой политике – идеи продвижения страны на международной арене в качестве “противника гегемонии и лидера нового неприсоединения” пытается продвинуть группа С. Караганова (ВШЭ). Если эти идеи (по признанию С. Рябкова, созвучные мыслям МИД РФ) получат реализацию, то Россия сможет находить опору для своей самостоятельности за счёт создания собственной системы взамен пошатнувшихся.

Можно предположить, что, в зависимости от наполнения, это реалистично. Вопрос только в том, сможет ли стать таким наполнением продвижение философии о сбережении окружающей среды (в противовес безудержному потреблению) и предложение новой улучшенной формы капитализма с меньшим неравенством со стороны тех, кто не вполне успешно решил такие проблемы дома. Сможет ли Россия дать миру зелёные технологии, чтобы прослыть зелёной страной? Хотелось бы верить, что да. Но в свою, концепцию, пожалуй, мало верит и сам идеолог Сергей Караганов, который говорит: “Но если мы должны быть с кем-то, то надо быть с Китаем”, с которым мы “созвучны”. То есть, в результате Высшая Школа Экономики предлагает России быть младшим партнёром Китая во внешней политике.

Правы г-да Рябков и Слуцкий: идей действительно нужно как можно больше. В спорах и родится та истина, которая направит Россию на её собственный, выверенный и верный путь, который позволит ей занять место в новом мировом порядке.

Подписаться на рассылку