Мир

Между дьяволом и морской пучиной: договор об ограничении вооружений

По заданию редакции “Э-Вести” меня аккредитовали на два дня на “Примаковские чтения”, где были поставлены все 11 главных вопросов современного международного общественного развития (в том числе на ограничение стратегических вооружений) и прозвучали самые различные точки зрения, которые только есть на сегодняшний день.

Я – профессионал в международной политике и мировой экономике (в профессии я нахожусь более 40 лет, прошёл все стадии от практического применения до теории и образовательных программ) и могу сказать, что я, честно говоря, был горд и счастлив поистине высокой планке услышанного на тех шести панелях, на которых я был. Однако место и время в нашем издании – вещь весьма дорогая, и поэтому сегодня мои размышления о самом главном – о международной безопасности.

Панель, которую вёл Посол Рябков (замминистра иностранных дел, курирующий вопросы разоружения и международной безопасности), произвела очень сильное впечатление, и была, пожалуй, главной (как говорит молодёжь) “фишкой” всего мероприятия в целом. Нет, вовсе не потому, что другие панели не соответствовали по уровню или по заявленной проблематике, вовсе нет. Все панели были по-своему оригинальны, интересны и востребованы. Однако только одна панель захватывает дыхание и заставляет закипать кровь в жилах, а местами и заставляет её стынуть. И вот почему.

50 лет мировое сообщество – попросту говоря мир – жило под зонтиком безопасности. Какой-никакой, но безопасности. Пусть эфемерной (как говорили на Форуме), но безопасности. Существовала стройная система договоров, были гласные и негласные письменные и (в целом) международно-правовые сдержки и противовесы среди всех девяти ядерных держав. Особенно это относится к договорной системе между СССР-Россией и США. В последнее время (в последнее десятилетие) к процессу активно подключается Китай, хотя, как было отмечено, его подключение означает ровно то, что он не собирается выполнять никаких обязательств в рамках иной формы кроме двусторонней правовой…

Обозреватели-эксперты, а также так называемые “шерпы” (военные эксперты, концентрирующие своё внимание на технических и военно-технических параметрах вооружений) сходятся во мнении, что наступает эпоха бессистемного хаоса и время, которое можно описать простонародным выражением: “Каждый, кто во что горазд”.

Вопрос не в том, почему происходит так , что американцы покидают систему договоров (а их великое множество, по крайней мере 16 из самых значительных, которые и составляют общую картину международной безопасности). Вопрос о причинах выхода американцев из всех международно обязующих договоров по безопасности не нов, он возник сразу после подписания первого значительного договора в 1973 году. Американцы то и дело шантажируют как подписантов, так и международное сообщество своим намерением выйти из того или иного договора. Эта политика давняя и известная.

Однако только администрация Дональда Трампа перешла от тактики шантажа и угроз выхода из habeas corpus (договорно-правовой системы международной безопасности) к её практическому исполнению.

Сегодня на панели, посвященной вопросам международной безопасности в выступлении ряда спикеров прозвучало то, что “ястреб” Джон Болтон обуреваем (или, лучше сказать, одержим) идеей покинуть максимально большое количество договоров. Предположения на тему о том, почему и зачем это происходит – вопрос скорее к психологам, нежели к политологам. Ясно одно: пусть не очень стройная, не очень системная, не до конца выверенная архитектура военно-политического паритета и, по большому счёту, военно-политического баланса в мире канула в Лету на наших глазах.

Пока трудно психологически осознать весь масштаб происходящих событий, но уже не за горами маячит выдвинутая академиком Моисеевым и нашумевшая в своё время теория “ядерной зимы на планете”. Ведь в самом деле, в условиях отсутствия каких-либо сдержек и противовесов в (и без того хрупкой) системе военно-ядерного сдерживания лишний камушек на одной из чаш весов может привести к необратимым последствиям.

В рамках небольшого эссе, которое позволила себе в качестве размышления наша редакция, невозможно привести огромный массив информации (в особенности военно-технической и технической), изложенной на этой панели. Изложить правовые военно-технические, технические, военно-стратегические, международно-правовые, военно-экономические и чисто международно-политические аспекты проблематики международной безопасности на страницах небольшого аналитического репортажа не представляется возможным. Однако несколько замечаний, запавших в душу,  мне, как профессионалу-аналитику-международнику,и как просто жителю планеты, всё же хочется высказать.

После массированного информационного цунами в мировых СМИ относительно захлопнувшегося зонтика безопасности над планетой, в глубине души я шёл на эту панель с надеждой услышать хоть что-нибудь, что могло бы стать мне “таблеткой под язык” в смысле того, что у кого-то, пусть не на бумаге, но хоть в голове всё же есть какой-то механизм, рецепт, инструмент решения насущного вопроса – сдерживания ядерной угрозы в отсутствие системного подхода по смягчению ядерного противостояния.

И что Вы думаете? При всём при том, что я очень благодарен всем выступавшим – как американцам, так и русским, индусу и задававшим вопросы из зала – не услышал ничего хоть сколько-нибудь конкретного, а самое главное – оптимистичного, что давало бы мне возможность сказать себе: “Да всё будет хорошо, всё под контролем, большие дяди знают, что делать в случае нарастания противостояния, как это было в условиях Карибского кризиса (я как раз в это время, ещё ребёнком, был на Кубе и воочию убеждался в том, насколько был тогда хрупок мир, и насколько большие дяди иногда теряют самообладание и могут, как это ни удивительно, совершать сакраментальные, необратимые ошибки).

Что и говорить, мир хрупок даже при наличии системы сдержек и противовесов существовавшей до недавнего времени целостной архитектуры двусторонних и многосторонних договоров по различным видам наступательных ядерных вооружений. Но что говорить, когда мы становимся свидетелями того, что эта система договоров ускользает, растворяется в тумане, и ей на смену ничего не приходит? Придаётся значение военно-технической и какой-либо другой разведке, которая не может быть результативной и ответственной – такими могут быть только международно-обязующие правовые документы.

Прямо скажу, меня и удивило, и порадовало, и по-своему согрело своей теплотой, рассудительностью и взвешенностью выступление младшего Арбатова – знаменитого сына знаменитого отца нашего главного специалиста по вопросам международной безопасности и разоружению. Никто кроме него у нас в стране так не знает и не понимает значение и масштаб этой проблематики.

Но и в его докладе, который был объективистским, взвешенным и рассудительным (особенно этот замечательный анализ двух подходов или подразделений оппонентов относительно перспектив вопросов выработки системы мирового разоружения, и особенно анализ так называемых “ревизионистов”, о которых, конечно, мы впервые услышали из его уст, и о которых ни науке, ни тем более международно-политической прессе ничего до сих пор известно не было). Но тем интереснее и ценнее узнать об их существовании, тем более, что как сказал молодой академик Арбатов, ревизионисты и страшней, и вредней, чем их оппоненты – кстати, тоже противники создания новой договорно-правовой системы по сдерживанию ядерного противостояния.

Выступление индийского учёного и посла, известного эксперта по ядерному разоружению, прозвучало в разрез с общим мнением панелистов, это была оптимистическая гипотеза. Но курьёз состоял в том, что оптимистичность индуса состоит, не в том, что в том или ином виде произойдёт возврат к договорно-правовой системе в новых условиях, а в том, что авторитет и вес участников мирового переговорного процесса по названной проблематике и станет основным, главным аргументом по сдерживанию этого самого ядерного противостояния и предвосхищения, например, упреждающего ядерного удара.

Да, сказал я себе, такая точка зрения имеет право на существование. Почему нет? Ведь и в самом деле, с 1945 года ведь не было ни одного случая применения ядерного оружия! А ведь договорно-правовая система существовала не всегда!

Да, действительно, в этом тезисе что-то есть. Но всё же мировому сообществу: как властным структурам, так и широким народным массам, всё же было бы спокойней, если не сказать надёжнее, выработать новую систему договорно-правовой архитектуры по международно-политической безопасности. В условиях нарастающих (с каждым днём, с каждым часом) достижений (в первую очередь, в военно-технической сфере) происходят поистине головокружительные, постоянные технические достижения.

На панели совершенно справедливо отмечалось, что юристы всегда плетутся в хвосте учёных и экспертов – разработчиков новых видов вооружений. Да, это было всегда, и, наверное, будет тоже всегда. А именно: предвидеть юристу какое-то достижение в военно- технической сфере – вещь невероятная, и в целом ненужная. Зачем? Юрист должен оформить, описать юридическим языком состояние и перспективы того или иного военно-технического достижения и определить юридические, а не какие-то иные, границы применения этого достижения. Поэтому разговоры, звучавшие рефреном на панели, о том, что юристы не всегда “поспевают” за опережающими событиями в указанной сфере, оправданны.

Вопрос в том, что из-за того, что юристы не всегда способны отразить существующее положение вещей, не выходит, что договоры должны быть упразднены вообще. Ведь подумайте сами, что даже при наличии договоров всё равно нет высокой степени гарантии, что ничего страшного не произойдёт. Ну, неужели не понятно, не очевидно, что при отсутствии договоров ситуация ещё более зыбка и хрупка? А ведь все мы – заложники больших дядей, которых не так уж и много. По некоторым оценкам, от 5 до 15 тысяч людей являются desicion makers – людьми, так или иначе причастными к процессу принятия решений по названным вопросам.

У любого нормального человека вопрос один: “Какого дьявола эти большие дяди держат нас всех заложниками своих эгоистических инстинктов или чего-то другого, до чего мне дела нет?”.

Я назвал свою статью “Между дьяволом и морской пучиной” неслучайно. Дьяволом, по крайней мере, коллективным дьяволом я называю тех больших дядей, которые ничтоже сумняшеся позволяют себе между чашкой кофе и рюмкой бренди, положа ногу на ногу, вдыхая дым дорогой сигары, рассуждать о судьбах мира: “Ну что, ребята, будем подписывать очередной договор по таким-то видам вооружений?”. А то, дескать, улица шумит! Народ это беспокоит!

Полная безответственность, преступная халатность, политическая близорукость и отсутствие христианских и, вообще, гуманистических воззрений приводит к циничному и беспардонному, бесчеловечному отношению не просто к столь важным, а к самым важным вопросам на Земле – вопросам выживания человечества перед лицом проблемы ядерной угрозы и, как я бы сказал, морской пучины. Но вы же понимаете, это метафора! В условиях ядерной зимы никакой морской пучины ведь не будет…

Добавьте «Э Вести» в свои избранные источники
Yandex-News