Театр

«Лекарь поневоле»: как скоротать часок по-мольеровски в Москве?

«Лекарь поневоле»: как скоротать часок по-мольеровски в Москве?

Фарс, буффонада и площадной театр, у многих ассоциируется с примитивностью и грубостью не только содержания, но и исполнения – с неким самодеятельным детским утренником, который может радовать только трех-четырехлетних. Но все эти представления рушатся, когда за дело берётся талант, как в случае «Лекаря поневоле» в постановке Олега Долина в Театре Наций.

Мольер пишет эту лёгкую комедию, заимствующую элементы итальянской комедии, французского фарса и средневековых сатирических фаблио, в 1666 году после таких шедевров, как Тартюф, Дон Жуан и Мизантроп. К чему такое снижение планки?

Ответ прост – конкуренция. Труппа в отеле Бургундия выпустила фарсы Брекура «Невидимая зависть» и «Деревенская свадьба», которые лишали публики и доходов руководимый Мольером театр Пале-Рояль.

К тому же накануне была поставлена серьёзная комедия «Мизантроп», которую холодно встретили зрители, искавшие в театре развлечения. Поэтому надо было спасать ситуацию, и эта безделка выстрелила – она имела громадный успех. Конкуренты, как говорится, кусали локти.

Любопытный факт: Первые упоминания о постановках Мольера в России связаны с царевной Софьей (1657-1704), сестрой Петра I, которая, как пишет в своей работе член Королевского колледжа Кембриджа Уильям Кокс, «перевела комедию Мольера «Мнимый больной» (1673) и сама сыграла одну из ролей в этой пьесе». Разделял это мнение и Н.М. Карамзин.

Долин подает свой спектакль как «легкую пьесу, похожую на брызги шампанского, когда люди выходят из театра в хорошем настроении и им не нужно бежать на последний поезд – постановка задумана автором всего на час: «Можно успеть зайти в кафе, выпить бокал вина, поговорить о чем-то приятном».

Мария Лапшина в «Лекаре поневоле» в постановке Олега Долина в Театре Наций
Мария Лапшина в «Лекаре поневоле» в постановке Олега Долина в Театре Наций

При всей лёгкости и весёлом молодом задоре постановки, за ней чувствуется такая же большая и серьезная работа, как и в предыдущих театральных экспериментах режиссёра с комедией дель-арте по пьесам Карло Гоцци «Зобеида» и «Женщина змея».

Если первой я не видел, а слышал только восторженные отзывы, то «Женщина змея» меня, как и многих, очаровала, окунув в атмосферу венецианского театра 18-го века. По прошествии времени мне даже кажется, что во многом успех постановки был обеспечен тем, что это была не просто комедия масок, а нечто большее.

В «Лекаре поневоле» режиссёр показал нам, каким фарс был у Мольера. И оказывается, что он очень современен – мы видим знакомые семейные ссоры, медиков-шарлатанов, любовь. Всё это очень узнаваемо, человеческая натура с веками и странами не меняется…

Сганарель обидел свою супругу Мартину, и та обещает наказать его за это. Как раз подворачивается удобный случай – местный князёк Жеронт ищет доктора, который вылечил бы внезапную немоту его дочери Люцинды. Отправившимся на поиски лекаря слугам Мартина рекомендует чудаковатого местного лекаря Сганареля, который соглашается вылечить любой недуг только после хороших тумаков и трёпки…

Полина Виторган (кормилица Жаклинда), «Лекарь поневоле» Олега Долина
Полина Виторган (кормилица Жаклинда), «Лекарь поневоле» Олега Долина

Вот такая незатейливая завязка этой весёлой истории, отлично сыгранной молодыми актёрами. Здесь есть и фактурные Полина Виторган (кормилица Жаклинда) с Глебом Пускепалисом (Жеронт), и экспрессивная Мария Лапшина (Мартина), и необычайно талантливый Виталий Довгалюк (Лука). Впрочем, здесь все хороши, оба состава.

Подписаться на рассылку