Экономика

Криптовалюта как мировая резервная валюта (к дискуссии в СМИ)

Криптовалюта как мировая резервная валюта (к дискуссии в СМИ)

Как известно, в довесок к начавшейся в мае-июне 2018 года дискуссии на страницах крупнейших экономических изданий – Wall Street Journal, The Economist, Ney York Times – и других изданий, в том числе академического профиля, мы наблюдаем арьергардные бои, которые не являются периферийными отголосками дискуссии, но тенденцией к нарастающему столкновению двух глобальных точек зрения.

Я имею в виду целый ряд комментариев в отечественных изданиях «экономического цеха»: Коммерсантъ, RBC и т.д. Мотивом для написания этого материала явилось значимое интервью В. Несиса (главы Polymetal), в котором он в очередной раз на многократно поставленный в СМИ вопрос о золотом или каком-либо стандарте для криптовалют ответил, что никакой золотой, тем более платиновой основы для криптовалют нет и не будет.

Причину этого он блестяще обосновал – «мухи отдельно, бутерброды отдельно». По его мнению, невозможно мешать шоколад с джемом и всё это есть одновременно – будет чересчур сладко. Как это соображение выглядит в реальной экономике и в реальных международных финансах?

Напомню, что мы по-прежнему живём «в мире доллара». Утверждение некоторых, в том числе нобелевских лауреатов, о том, что мир биполярен (то есть, в мировой экономике «заправляют» две мировые валюты: доллар и евро) как минимум, с нашей точки зрения, неверен. Мы по-прежнему считаем, что в мировой экономике властвует американская валюта, и тому подтверждение, что 80% всех расчётов (по миру) как в мировой торговле, так и в торговле услугами (60% всей мировой экономики производится в этой мировой валюте, а не в евро).

Но при чём здесь криптовалюта, спросите Вы? А вот причём. Во времена Бреттон-Вуда (куда по известным причинам не вошёл СССР) было принято решение о том, что главной резервной валютой будет не фунт стерлингов (не рубль и не франк), а доллар. Казалось, что владычеству американской монеты напророчена вечная власть, но не тут-то было.

«Окрепшие» европейцы уже через 10 лет поставили под сомнение единовластие американцев, выдвинув проект «ЭКЮ». За спиной этого проекта стояла фигура французского президента Шарля де Голля, и неслучайно.

В 1960х годах французская администрация проводила весьма антиамериканский курс, главным образом направленный на укрепление консолидированной европейской экономики. Напомню, что с территории Франции были удалены все объекты НАТО, включая штаб-квартиру НАТО, расположенную в Париже.

Интересный факт, о котором всегда надо помнить при разговоре о криптовалюте. В 1966 году президент Франции направил боевые корабли своей страны с приказом открыть огонь на поражение к берегам своего «североамериканского союзника». Французский флот был отправлен туда с одной-единственной целью: получить на борт слитки золота, обеспечивающие золотой стандарт тех долларов, которые во множестве накопились в банках европейской страны. Обратите внимание, что никто не верил (американцы само собой, но и во Франции мало кто верил в это кроме генерала де Голля и его ближайшего окружения), что американцы сподобятся вернуть золото в обмен на американские бумажки. Но, тем не менее, это произошло, это исторический факт.

Вслед за французами нечто подобное собирались сделать немцы (К. Аденауэр) и Япония. Но здесь американцы проявили упорство и твёрдость – и ничего не вернули, сославшись на мифические обстоятельства. Вскоре, в 1972 году (во время президентства Р. Никсона) в США была принята поправка к конституции США, запрещающая выдавать «резервное золото» в обмен на облигации. Затем было объявлено, что весь золотой запас США хранится в особо секретных складских помещениях (предположительно, в штате Нью-Джерси) под сверхсекретным и сверхнадёжным контролем, под личным контролем только главы администрации Белого дома.

Интересно то, что в последний раз проверка «запасов» была осуществлена под общественным контролем во времена президентства Дж. Форда. С тех пор, по свидетельствам специализированной прессы, никто не был допущен к запасам, и сколько-нибудь достоверных сведениях об их благополучном здоровье даже в инсайдеровскую информацию не поступало.

Понятно, что окрепшая европейская экономика не может и не будет зависеть от сверхвалют, не подкреплённых никаким сколько-нибудь ответственным стандартом. Так появилось ЭКЮ, а затем и евро. Заметьте, что во время «рождения» европейской валюты в 1957 году (а она была закреплена окончательно и бесповоротно в 1999 году, никто не верил в её будущность. Не только за океаном, но и в Старом Свете не раздавались сколько-нибудь серьёзные голоса (а те, которые раздавались, всячески заглушались) в пользу успеха только рождённой европейской валюты.

Мы сегодня – свидетели чего-то, напоминающего эту ситуацию. А именно: криптовалюта существует уже 20 лет. В наше время ведётся дискуссия вокруг вопроса о том, в какой форме эта валюта может быть альтернативой американскому доллару (или она способна стать частью триумвирата доллар-евро-биткойн и иже с ним).

Неслучайно возникла полемика вокруг золотого стандарта для криптовалют, где ставится вопрос о прочной основе для вновь родившейся цифровой валюты. Те эксперты, которые ставят вопрос о золотом или каком-либо ином (даже товарно-сырьевом) эквиваленте для криптовалют, сигнализируют только одно: эти эксперты не понимают самого принципа блокчейна, а уж тем более принципа формирования дигитальной валюты и новых цифровых расчётов в мировой экономике.

На самом деле, криптовалюта не нуждается ни в каком товарном или металлическом эквиваленте. В этом нет, в данном случае, никакой необходимости. Это могло и должно было иметь место в случае с традиционными валютами, но никак не с цифровой, формирующейся на основе сложнейших инсайдеровских и конфиденциальных схем. Другими словами, золотым эквивалентом криптовалюты является сложная, ограниченная для «чужаков» схема её деятельности. Криптовалюта – это система расчётов, предназначенная для крупных, прежде всего операций импорт-экспорт в мировой торговле при полной их конфиденциальности. Что невозможно сделать с использованием традиционных видов валют.

В качестве такого примера можно привести валюту Венесуэлы – петра (petra), которая подкреплена, в зависимости от обстоятельств, известным количеством баррелей венесуэльской нефти на мировом рынке жидких углеводородов.

Что здесь интересно? В мире сложилось два больших полюса, два непремиримых лагеря. В международной экономическом экспертном сообществе: сторонников всевластия американской валюты (на все времена), и всех остальных. Эти все остальные делятся, в свою очередь, на два «ядра»: сторонников биполярности (главенства доллара и евро в мировой экономике) и тех, которые выступают за многополярность, но, разумеется, не за хаос в международных финансах и мировой экономике. Чаще всего можно услышать, что для криптовалюты (из 17 сколько-нибудь значительных, от биткоина до эфемериуса), нет никаких перспектив. Важно понять, что трендами в мировой экономике (а об этом говорят все основные расчёты (и изменения линейки первых драйверов мировой экономики к 2050 году) говорит о том, что мир идёт к многополярности. А раз так, то вес цифровой экономики и весь в мировой торговле и мировом рынке услуг (цифровых, экономических форм) будет расти. А раз так, то следует более внимательно, более серьёзно подойти к роли криптовалют в МЭО и мировой экономике в целом. Важно отметить, что таким инструментом для осмысления места и роли цифровой валюты мировой экономики могла бы стать международная конференция по изучению международного опыта использования цифровых валют в международных расчётах, в мировой торговле и на рынке услуг (прежде всего, Венесуэла и Родезия). Такую конференцию было бы целесообразно провести с участием всех специалистов по всем аспектам цифровизации экономики и в целом блокчейна.

Попытки подобных форумов мы наблюдали в 2017-2018 годах в нашей стране. Но видно, что сколько-нибудь значительных отчётов о будущем криптовалюты как мировой резервной системы мы не увидели. В то же самое время, такие расчёты есть, и ими уже начинает пользоваться международное академическое сообщество (см. ряд публикаций академических институтов РАН и ряда америаканских исследовательских центров).

Было бы полезно в самое ближайшее время обменяться на уровне экспертного сообщества всей инсайдеровской информацией на тему о будущности цифровой валютной системы, которая всё равно грядет, с тем чтобы избежать затруднений в её формировании.