Экономика

Кому принадлежала Россия до революции 1917 года?

Династия Романовых

О влиянии иностранного капитала в российской экономике написано много монографий, исследований, докторских и кандидатских диссертаций как в России, так и за рубежом. Однако неизвестно главное: каковы в процентном или хотя бы долевом отношении люди, чей капитал превалировал, и кому принадлежал основной капитал страны: заводы, фабрики, движимое и недвижимое имущество, запасы сырья и т.д.?

Ключевым, поворотным пунктом в рассмотрении этого вопроса можно считать проходившую в Генуе в марте 1922 года Международную конференцию, подводившую итоги ситуации по долгам, контрибуциям и репарациям в результате окончания “Империалистической войны”, как её называли большевики.

Война должна была быть переведена, как отмечал Ульянов-Ленин, в Гражданскую. Так оно и произошло.

На конференции делегацию молодой Советской Республики представлял нарком иностранных дел Чичерин. Это был его звёздный час, потому что ему удалось “отбиться” от коллективного западного наступления на молодое советское правительство с требованием разрешить главный вопрос: вопрос о долгах царского правительства и о реструктуризации системы долгов в целом, как принципиальной позиции в ведении финансовых отношений с международным финансовым сообществом.

Генуэзская конференция
Генуэзская конференция

Вопрос был настолько принципиальным, что можно считать окончание Генуэзской конференции поворотным пунктом в истории внешней политики сначала СССР, а затем и “демократической России”. Накануне, в 1921 году, вышел декрет советского правительства, провозглашавший отказ от каких-либо выплат царских долгов западным партнёрам и разрыв всяких правовых отношений по части вопроса о правопреемстве молодого советского государства в финансовой сфере.

На этой конференции было подтверждено принципиальное нежелание советского правительства не только выплачивать долги царского правительства, но и был нанесён ответный удар. Советская сторона предъявила кратный ущерб, нанесённый интервенцией иностранных государств до 1922 года.

Звучал тезис о том, что Советская Республика никому ничего не должна, а должны ей. Одновременно на X съезде РКПб провозглашался курс на НЭП. Новая экономическая политика – модель псевдорыночных отношений продлилась вплоть до 1929 года, а в 1930 году появился тезис о полном и окончательном построении социализма в СССР.

червонец эпохи НЭПа
червонец эпохи НЭПа

До 1917 года основными иностранными концессионерами и владельцами движимого и недвижимого имущества на территории России были англичане, французы, бельгийцы и немцы. В металлургии и угледобывающей промышленности, например, превалировали английский, французский и бельгийский капитал. Немецкий капитал, как ни странно, в больших объёмах присутствовал в военной промышленности и машиностроении.

Мы знаем, что накануне революции в России в большом количестве строились железные дороги. Половина всех проложенных железнодорожных путей была реализована с 1904 по 1913 годы. Железнодорожный транспорт в ту пору напоминал что-то наподобие космической отрасли в 1960-1970-е годы в СССР и США – он переживал настоящий бум. Не менее трети всех инвестиций, поступавших в Россию, направлялись именно в  эту отрасль.

Московско-Казанская железная дорога
Московско-Казанская железная дорога

Я это знаю не понаслышке – мой прадед по материнской линии – Василий Николаевич Павлов, действительный статский советник, возглавлял 9 железных дорог, в том числе самую крупную из них – Московско-Казанскую. Большая их часть не была государственными, их финансировали частные акционерные компании, на некоторых из которых главными фигурами были представители семейства фон Мекк. Их было несколько братьев, и после кончины самого известного из них – Карла, ему наследовала его вдова Надежда фон Мекк, ставшая легендарной благодаря спонсорству П.И. Чайковского – главной звезды на музыкальном небосклоне России.

Россия была поделена в экономическом смысле между несколькими Великими Державами, но определяющее место занимал российский капитал в лице личного капитала династии Романовых. Он доминировал.

Поэтому тезис о том, что иностранный капитал в России играл “решающую роль” – как минимум несостоятелен: во-первых, в абсолютных величинах он всё равно уступал национальному капиталу (прежде всего, личному капиталу Династии), во-вторых, в условиях самодержавия последнее слово всегда оставалось за первым лицом – за Самодержцем Всероссийским. Все досужие домыслы относительно того, что Россию кому-то “продали”, несостоятельны, потому что бразды правления экономикой и политикой всё равно оставались в руках “держателя контрольного пакета акций” всей российской экономики – правящей династии.

Куда ушли капиталы после окончания Гражданской войны – неизвестно. Известный исследователь данного вопроса профессор Дипломатической Академии МИД СССР Владлен Сироткин, безвременно ушедший из жизни в 2005 году, в своих последних двух томах – монографиях ставит многоточие, но не точку в этом вопросе.

***

Дорогие читатели! Если Вам нравится публикация – пожалуйста, поделитесь ей и подпишитесь на наши обновления, чтобы ничего не пропустить.

Подписчики культурно-политического журнала “Э-Вести” получают право предлагать темы для следующих публикаций, отправлять свои материалы для размещения, комментировать статьи, участвовать в розыгрышах билетов на культурные мероприятия и ценных подарков, а также задавать через нас вопросы своим кумирам (и получать ответы и автографы!).

Подписаться на рассылку