Экономика

Кому на Руси жить хорошо, или почему нет экономического роста?

Почему нет экономического роста в России, и в ближайшее время он не просматривается? Об этом спросил меня мой друг – наполовину француз, наполовину русский.

Мой собеседник – прямой потомок выдающегося от русского рода, чей прапрадед по материнской линии был ближайшим другом Пушкина и его единомышленником.

Его заподозрить в нелюбви к России, к её истории, к её религии, к её большому, терпеливому и послушному народу невозможно.

Интересным был второй вопрос, который задал мне мой vis-a-vis: “А что держало тебя до сих пор, все эти 80 лет, здесь?. Ведь ты мог сесть в поезд на Белорусском вокзале и через 2 дня был бы в Париже, на вокзале Gare du Nord, и жил бы себе припеваючи, и в ус бы не дул, как ни в чём ни бывало”, – так, утвердительно кивая головой, возглашал он.

Наш читатель, читая эти строки, горько усмехается (я это вижу через экран моего монитора). Так говорить, мол, может только человек, далёкий (если не сказать бесконечно далёкий) от реалий советской и в целом отечественной действительности.

Понятно, что до 1991 года экономическое процветание России имело место только в тележурналах на экранах кинотеатров, а также в программе передач “Время”. Что-то наподобие этого происходит на наших глазах. Но визуальный ряд меняется, и, может быть, разница лишь в том, что в редких академических журналах можно прочитать взвешенную объективную статью без политических кружев и компиляций про истинное положение в стране и в экономике, в частности.

Итак, почему на наш взгляд “спор между физиками и лириками” продолжается? Почему одни утверждают, что экономический рост, пусть и незначительный, но наблюдается, хотя представители и этой партии тоже утверждают при этом, что роста потребления нет. Представители же “партии лириков” объясняют, что роста нет, потому что нет системы отсчёта, потому что не понятно, как считать, так как отсутствует сама модель экономики страны. По их словам, если об упомянутой модели что-то и известно, то только одно: что она называется олигополия, и растёт только число миллиардеров в России (причём из года в год; их количественный состав уже приближается ни много ни мало к количеству сверх миллиардеров, проживающих в США. Притом что, замечу, экономика России (самой богатой и самой мощной в своём потенциале страны) в реальных показателях слабее США в 100 раз).

Дискуссия между теми (пусть не социалистами-утопистами, но всё равно какими-то утопистами) и людьми “в здравом уме и твёрдой памяти” продолжается. Причём если в последние два года эта дискуссия велась кулуарно, на уровне фиговых листочков и мелких академических уколов наподобие “этот абзац надо поставить вперёд, а этот – в конец текста” (имеется в виду шкала приоритетов тех проблем, которые излагались в двух-трёх концепциях экономического развития, поданных на рассмотрение “наверх”), то сейчас она выплыла на поверхность.

Понятно, что люди либеральных взглядов, или то, что в России сейчас называют “представителями либеральных кругов”, выделяли в качестве своего маяка фигуру нынешнего руководителя Счётной Палаты Алексея Кудрина. Вторые же, прослывшие “ястребами”, причисляли себя к лагерю сторонников советника Президента по экономической политике академика С.Ю. Глазьева.

Сейчас дискуссия (по крайней мере, в широкой специальной печати) уже не ориентируется на какие-либо фигуры, а просто в целом представляет собой обсуждение вопроса о том, где в очередной раз найти очередной клондайк – прииск, залежи, недра всё ещё неоприходованных денежных (финансовых) средств – тех, которые можно пустить в ход – понятно, на что. Как говорят защитники концепции “лоскутного одеяла” в экономике, они нужны на латание очередных дыр в бюджете страны.

Мы знаем со времён Навуходоносора и Сарданапала, что денег в казне никогда нет. Их не хватает на войны, на укрепление оборонной мощи, на поддержание худосочного и худородного бюрократического аппарата, на который всегда ложится масса ответственности и которому всегда мешают работать, и так далее, и тому подобное. Это то, что мы ещё совсем недавно слышали – каких-то сто лет назад, накануне февраля 1917 года, из всех окон и дверей немаленького уже тогда корпуса госслужащих и чиновничьего класса.

Но всё хорошо: они и тогда работали на благо Царя и Отечества, и сегодня работают на благо теперь уже не понятно кого. А хочется спросить всего-навсего, как спрашивают меня мои слепо-глухонемые соотечественники (хоть и с иностранной кровью): о том, куда Россия идёт, по какому пути. И ещё: почему все молчат, но не уезжают? Их что, всё устраивает? А если не устраивает, то почему молчат? Может быть, они знают нечто такое, чего не знаем мы, друзья России с русскими корнями и читающие каждый день русские газеты?

Откуда черпается этот “экономический рост”, да ещё ставится вопрос о том, что Россия не сегодня-завтра выйдет в пятёрку передовых промышленно-развитых стран, в то время как население в основном нищает, а потребление в стране не растёт, а падает? Ну, если в стране нет рынка, то ведь и прямые инвестиции в страну не придут? А если они не придут, то где эти скрытые, тайные, не известные науке ресурсы роста? Где эти залежи, прииски, клондайки? Что, на краю ойкумены? Где эта Земля Санникова, куда нам всем надо устремиться, чтобы скорее припасть либо к источнику обогащения, либо к живительному источнику исторического оптимизма, которым нас так надёжно вооружили предшественники нынешней власти (хотя до конца науке достоверно неизвестно о том, что те были предшественниками, а “эти” – их последователи).

Редакция “Э-Вести” дала мне очередное редакционное задание – найти философский камень и сделать страну счастливой в ближайший понедельник, и я, понурив голову, заплетающейся походкой побрёл на очередной форум, где я предполагал (не без основания, потому что форум «Возобнов­ляе­мая энерге­тика для региональ­ного развития» в рамках RENWEX 2019 был посвящен вопросам энергетической политики в стране) найти ответ на вопрос, поставленный передо мной редакцией: “А кому на Руси жить хорошо?”.

И вот что я вынес. На Руси жить хорошо тем, которые имеют доходы (имеются в виду сверхдоходы). Это тем, кого в народе ласково называют “трубочистами” – тем, которые чистят “трубу” до основания. Под трубой, понятное дело, имеется в виду сырьевой сектор (лучше сказать, сегмент углеводородов: нефть и газ).

На форуме рефреном звучала (особенно явственно и категорично в устах представителя РСПП) информация об отсутствии энергетической политики как основы основ всей экономической стратегии в стране. Я привожу близко к тексту цитату одного из спикеров на пленарном заседании, который сказал, что несмотря на настойчивые требования всего экономического (прежде всего, энергетического) сообщества России выработать стратегию энергетического развития страны на обозримую перспективу, “наверху” (спикер многозначительно поднял указательный палец вверх) так и не услышали, хотя вопрос ставился начиная с 2007 года по нескольку раз в год.

В кулуарах конференции шло горячее обсуждение итогов пленарного заседания, где выступали и представители других стран (в частности, Германии, где, как ни странно, и как это не грустно, понимание значения энергетической политики как стержневой составляющей всей экономики) налицо.

В Германии долгосрочная программа развития энергетики, включающей альтернативные виды энергии: солнце, ветер, энергия приливов и отливов и тому подобное существует уже 20 лет, и расписана до 2035 года, и это притом, что в стране никаких природных источников энергии практически нет. Германская экономика на 90% существует за счёт импорта энергоносителей и на 70% за счёт импорта энергоносителей из России. “Вот это да!”, – скажете вы, но это не всё, о чём я хочу поведать на страницах нашего маленького, скромного, но весьма интеллектуального издания.

В кулуарах конференции обсуждался более важный вопрос, нежели то, почему в Германии есть взвешенная политика в сфере энергетики, а в России её нет и не предвидится. Здесь говорили о том, при каких обстоятельствах может быть наконец-то выработана модель экономического развития в целом. Совершенно очевидно, что она не может быть выработана в России в силу её сырьевой специфики без взвешенной выработки, причём на основе консенсуса, в сфере энергетического развития.

Те самые “трубочисты”, которых так ласково называют в народе, должны наконец-то договориться о своих групповых и прочих интересах (прежде всего, конечно, о пределах своих норм прибыли, которые высшее руководство должно принять за окончательные правила игры, и что должно быть положено в основу той самой пресловутой стратегии энергетического развития страны, которая в свою очередь должна лечь в основу всей архитектуры экономики новой России до 2035 года). Понятно, что интеллектуальных возможностей ни академика Сергея Глазьева, ни почти Нобелевского лауреата по экономике Алексея Кудрина, ни кого бы то ни было ещё не хватит для того чтобы определить жадные потребности и безграничные амбиции в экономике бедных “трубочистов”. Здесь мне хочется немножко пошутить, если вы позволите, дорогие читатели, при разговоре на столь серьёзную тему, как российская экономика.

Слава Богу, великая Россия богата талантами! И в науке, и в искусстве, и, кстати, на производстве тоже. В театральном искусстве Россия впереди планеты всей. Поэтому моя шутка – из мира театра.

Небезызвестная Фаина Раневская – выдающаяся актриса Театра им. Моссовета – в своей автобиографической анкете на вопрос о том, кто был её отец, написала с присущим ей трогательным юмором: “Бедный нефтепромышленник”.

Вот эти самые бедные “трубочисты”, которые, как известно, чистят “трубу” начисто (в этом им не отказать), пока не договорятся между собой о единых правилах игры, никакой единой энергетической политики быть не может, и все иные разговоры – в пользу бедных. Мы это прекрасно понимаем – такова специфика социально-классового устройства нынешнего российского государства.

Тут уж ни взять, ни добавить. Как оно сложилось, так сложилось. Как и почему – это вопрос к историкам. Пусть специалисты по отечественной истории (если уже время пришло) дадут этому научную оценку.

Но понятно одно: движение вперёд невозможно без экономического роста. Экономический рост невозможен без экономической модели. Экономическая модель невозможна без взвешенной стратегии энергетического развития в силу специфики российской экономики – её зависимости от сырьёвого сектора. Но в сырьевом секторе заправляют персонажи из пьесы Юрия Олеши “Три толстяка”. Эти три толстяка должны между собой договориться о правилах игры, а они договориться не могут. А договориться они между собой не могут по причине того, что нет, по их мнению, того арбитра – третейского судьи, своего Сципиона, который стукнет жезлом о мраморный пол и скажет: c’est tout pour aujourd’hui! C’est tout pour maintenant! C’est assez! Или, как говорят в соседней пиренейской стране, basta! И поставят точку в споре о том, кому давать, а кому не давать госсубсидии на нерентабельные нефтяные скважины, тем самым искусственно поддерживая и без того сверхнормативный по прибылям сектор экономики. Средняя норма прибыли в этом сегменте – $300 на выходе на каждый вложенный доллар. Более прибыльный сектор бизнеса – лишь торговля оружием и проституция.

Сами понимаете, дорогие читатели, кому на Руси жить хорошо. Но то самое молчаливое большинство, которое только-только прошло жернова очередной промывки мозгов на предмет очередного обирания (я имею в виду всё, что связано с повышением пенсионного возраста и так называемой пенсионной реформой), ведь может наконец и заговорить! И даже при отсутствии (похоже, кажущегося) условий для всенародного вопля о призыве обратить внимание на положение широких масс и особенно в российских регионах. Ведь неслучайно за наиболее значимыми фигурами в правительстве закреплены резонансные регионы, а за некоторыми министрами (например, за Максимом Орешкиным) – аж по два проблемных региона, хотя он и так отвечает за положение в регионах как главный “вдаль смотрящий” – как основной ответственный за выработку общей региональной политики.

Нам остаётся одно: читать классиков отечественной литературы и наслаждаться мыслью о том, что Россия – самая богатая, самая счастливая, самая правильная в своём духовном выборе страна, о чём так смело, ярко и масштабно повествовали и Салтыков-Щедрин, и Некрасов.

Добавьте «Э Вести» в свои избранные источники
Yandex-News