Музыка

Каждый раз это событие – Мариинский театр представил Парсифаля в Москве

Каждый раз это событие: Мариинский театр представил Парсифаля

4 апреля 2019 года, в преддверии Московского Пасхального Фестиваля, Валерий Гергиев и Симфонический оркестр Мариинского театра представили концертную версию оперы Рихарда Вагнера «Парсифаль». Вот уже 22 года эта опера является визитной карточкой театра и его руководителя, и каждое исполнение представляет собой событие в музыкальной жизни столицы.

В разное время героев Вагнера пели в Мариинке выдающиеся голоса мировой сцены, в их числе Рене Папе, Гари Леман и Виолетта Урмана. На этот раз главные вокальные партии исполнили Михаил Векуа, Юлия Маточкина, Юрий Воробьев и Михаил Петренко.

То, что Гергиев представляет «Парсифаля» накануне Пасхи, неслучайно – сам композитор был вдохновлён при создании оперы темой Спасения.

С одной стороны – композитора подтолкнул к работе интерес общества 1830х годов к средневековым немецким эпосам (тогда появились их переводы на современный немецкий язык). Напомним читателю, что в основе оперы великого немца лежит Парсифаль (или Парциваль) – средневековый рыцарский роман, написанный в стихах баварским рыцарем, поэтом и музыкантом Вольфрамом фон Эшенбахом в 1200-1210 годах. Он является частью обширного эпического наследия о короле Артуре и рыцарях Круглого стола, созданного разными авторами Франции, Германии и Англии.

С другой стороны, опера отражает настроение Вагнера накануне Страстной пятницы. В своей автобиографии «Моя жизнь» Вагнер так описывает начало работы над оперой: «Утром я проснулся, разбуженный ярким светом солнечных лучей. Садик весь расцвел, пели птицы. В первый раз я вышел на балкон, чтобы насладиться долгожданной тишиной, полной таинственного смысла. В таком настроении я вспомнил вдруг, что сегодня Страстная пятница, вспомнил, как сильно меня растрогали стихи Вольфрама в «Парсифале», посвященные этому дню. Со времени Мариенбада, где я впервые задумал «Мейстерзингеров» и «Лоэнгрина», я никогда больше не возвращался к этой теме. Теперь я почувствовал идеальное значение слов Вольфрама и, исходя из его мыслей о страстной пятнице, быстро набросал план целой драмы, разбитой на три акта».

Правда, позднее вторая жена гения Козима Вагнер писала, что история вдохновения была преувеличенно поэтизирована: «Сегодня Рихард вспомнил впечатление, которое сподвигло его на «музыку Страстной пятницы»; при этом он сказал, что это была вовсе не Страстная пятница, а просто навеянное природой приятное настроение, что натолкнуло меня на мысль: «Вот какой должна быть Страстная пятница»».

Страстная пятница – это день, когда христиане вспоминают последние события земной жизни Иисуса Христа: встреча с учениками в Гефсиманском саду, арест, суд, казнь, и погребение. Опера наполнена этим и другими символами христианской веры. Так, святой Грааль – это чаша, из которой Иисус Христос вкушал на Тайной вечере, и в которую Иосиф Аримафейский собрал кровь из ран распятого Спасителя. Упоминаемое копье Грааля – не что иное как пика, которой римский воин Лонгин вонзил в подреберье Иисуса.

Действие оперы открывается тем, что рыцари святого Грааля ожидают обещанного пророчеством «любовью мудрого простеца святого», который должен излечить короля Амфортаса от раны нанесенной копьем Лонгина. Король соблазнился ведьмой Кундри, а злой чародей Клингзор тем временем похитил его Копье и нанес ему незаживающую рану. В замок приходит Парсифаль – невинный юноша, которого принимают за давно ожидаемого спасителя. Однако его невинности не достаточно для спасения, ему предстоит долгий путь познания страдания, покаяния, сострадания, и любви, чтобы выполнить свою миссию.

Впервые опера «Парсифаль» была поставлена автором в Фестивальном театре города Байройта (Германия), который был построен под руководством Вагнера, в течение первых 20 лет сохранявшего монополию на её постановку. Это было сделано для того чтобы обеспечить семью постоянным доходом. И на последнем представлении в 1882 году третий акт дирижировал сам Вагнер, который незаметно для публики подменил Германа Леви за его пультом. В Байройте были заданы как особая манера исполнения, так и специфическая манера поведения зрителей – не аплодировать после первого акта оперы.

Отсутствие аплодисментов возникло оттого, что Вагнер сообщил публике: «Актеры не будут выходить на поклон до конца представления, чтобы не нарушать атмосферу серьезности». В результате по окончании премьеры все хранили молчание, пока Вагнер не обратился к ней снова, сказав, что он не имел ввиду, что она не может аплодировать. На последующих представлениях зрители уже не аплодировали после первых двух актов. После композитор жаловался: «Теперь я не знаю, нравится публике опера или нет?» Зато сам Вагнер, отличавшийся экстравагантностью, взял инициативу в свои руки – на первых представлениях он кричал «Браво!» во время выхода девушек-цветов, что вызвало неодобрительное движение в зале.

С того момента минуло немало лет, и зрители отринули изначальные установки. При исполнении «Парсифаля» в Зарядье, например, этой традиции никто не придерживался, все воодушевленно хлопали после каждого из трех актов, ведь опера давалась в великолепном исполнении главного оркестра и лучших певцов северной столицы. Дирижировал 5-часовой торжественной сценической мистерией сам маэстро Гергиев. В конце к горячим аплодисментам и благодарным поздравлениям публики присоединилась лично зампред Правительства Ольга Юрьевна Голодец.

Но иначе на вагнеровских постановках Гергиева и нельзя. Я помню его «Золото Рейна» в Концертном зале Чайковского, как будто это было вчера, хотя прошло уже два года. Столь же неизгладимое впечатление оставляет «Парсифаль». Едва раздаются первые звуки увертюры – и ты погружаешься в волшебную страну, где нет ни пространства, ни времени, а возвращаешься лишь в конце длинной многозначительной паузы в конце акта. Непередаваемые ощущения.