Мир

Кандидат левых сил Лопес Обрадор выбран президентом Мексики

Кандидат левых сил Лопес Обрадор выбран президентом Мексики

В Мексике в президентской гонке уверенную победу одержал кандидат левых сил Андрес Мануэль Лопес Обрадор. По предварительным подсчетам он получил 53.8% голосов (на 21 пункт больше, чем ближайший конкурент). Как это случилось под боком у США, и как это отразится на России?

За ответами мы обратились к ведущему эксперту по Мексике – доктору политических наук, ведущему научному сотруднику и руководителю Научно-издательского центра Института Латинской Америки РАН, главному редактору журнала IBEROAMERICA Анатолию Никитовичу Боровкову.

ЭВ: Анатолий Никитович, расскажите, пожалуйста, что происходит в Мексике и почему там к власти пришли левые силы?

Анатолий Никитович Боровков
Анатолий Никитович Боровков

Анатолий Н. Боровков: С начала 80-х годов 1980 года в Мексике начались неолиберальные реформы, государство отстранилось от решения социальных проблем, перестало выполнять свою патерналистскую роль по отношению к обществу и предприятиям, бросив их в условия свободного рынка. Мол, плавайте, как хотите. Если экономика страны в целом и стала работать более эффективно, то в социальном плане, касающемся каждого избирателя, народ очень много потерял, жизненный уровень населения сильно упал.

В 2000-м году избиратели решили дать власть правым, проголосовав за кандидата в президенты от Партии Национального Действия (ПНД). Они были у власти сначала один шестилетний срок, затем второй, но в результатах их правления мексиканский избиратель также разочаровался. В 2012 мексиканцы захотели вернуть центристов – Институционно-революционную партию (ИРП). Тут сыграла роль ностальгия по 1960-70-м годам, когда в Мексике жилось очень хорошо. Университетские преподаватели мне говорили: «Анатолий, я не представлял себе, чтобы я два раза в год не поехал бы в отпуск в Европу, Японию, куда угодно, а сейчас у меня не хватает денег уехать даже в Акапулько. Так, реформа ударила, прежде всего, по средним и бедным слоям.

Поэтому мексиканцы решили: давайте вернем ИРП. Вернули, а те стали проводить ту же неолиберальную политику, что и в 1980-е. Таким образом, к 2018 году, во-первых, так и не были решены социальные проблемы, во-вторых, ситуация с организованной преступностью стала еще хуже, а коррупция расцвела еще шире. В этой ситуации мексиканскому избирателю левые представлялись реальной альтернативой. Но не традиционные левые в лице Партии демократической революции (ПРД), а отколовшееся от нее Движение национального возрождения (МОРЕНА) во главе с Андресом М. Лопесом Обрадором, поскольку ПРД дискредитировала себя постоянными внутренними раздорами и особенно союзом с правыми, войдя перед выборами в коалицию с ПНД.

Можно сказать, что Лопес Обрадор был реальной альтернативой всем остальным претендентам на президентский пост. Ранее в 2006 он уже баллотировался от ПДР и проиграл Фелипе Кальдерону меньше одного процента. В 2012 г. он проиграл нынешнему президенту Пенья Ньето с отрывом около 7%. Оба раза он заявлял, что власти украли у него голоса избирателей. На этот раз разница в голосах, поданных за него, оказалась настолько огромной, что любые махинации оказались просто невозможными.

ЭВ: Расскажите, пожалуйста, о главных причинах победы Андреса Мануэля Лопес Обрадора. Чем же он привлек избирателя?

Анатолий Н. Боровков: Лопес Обрадор выступает против передачи стратегических отраслей экономики в частные руки, за государственную монополию в электроэнергетике и нефтяной отрасли. Он за то, чтобы государство вернулось к своей социальной функции.

Кроме того, за обеими партиями (ПНД и ПИР) тянется шлейф коррупции, о чем пишут и мексиканские и американские газеты, хотя реальных уголовных дел не так много. Плюс на них лежит ответственность за рост преступности. В этом смысле, Лопеса Обрадора, трудно в чем-то упрекнуть. В 2000-2005 годах, он возглавлял Правительство города Мехико, и очень хорошо себя зарекомендовал в решении социальных и транспортных проблем. Он оставил после себя очень хорошее впечатление.

Тут важно отметить, что сейчас избиратель по всему миру утрачивает доверие к традиционным партиям. Это происходит не только в Мексике, но и в европейских странах: «Подемос» – в Испании, «Альтернатива для Германии» у немцев. На политический Олимп начинают претендовать абсолютно новые партии. И люди голосуют за них потому, что не верят традиционным партиям. Мексика – тот самый случай.

Плюс, хоть его партия MORENA, как записано у нее в программе – это левая партия, но Обрадор воздерживался от крайних ультралевых заявлений. Он не пойдет на ультралевацкие меры, на такие, как Мадуро в Венесуэле. Он будет придерживаться осторожной позиции, но, безусловно, выполнит то, что обещал – не передаст стратегические для экономики предприятия в частные руки.

Что касается США, то в их отношении все кандидаты примерно выступали одинаково. Они все говорили о том, что Соединенные Штаты – их ближайший сосед, что они с уважением относятся к этой стране, будут поддерживать с ней прекрасные отношения, но будут отстаивать свои национальные интересы.

ЭВ: А как результаты выборов в Мексике повлияют на отношения с Россией?

Анатолий Н. Боровков: Я думаю, что они повлияют хорошо, потому что Лопес Обрадор симпатизирует России. Мало того, еще с осени прошлого года его рейтинг начал расти хорошими темпами, что спровоцировало буквально панику как среди его оппонентов, так и в Штатах. МакКейн возглавил в Сенате кампанию против Мексики, заявив, что приход левых – это огромная угроза. Конгрессмены заставили госсекретаря Тиллерсона поставить вопрос перед мексиканским правительством о том, чтобы оно приняло меры против вмешательства России в выборы.

То есть, пошла кампания, что Лопес Обрадор – это ставленник Путина, что Путину нужна Мексика, чтобы насолить США, чтобы распространить свое влияние на Центральную и Южную Америку. На что Лопес, у него же двойное имя Андрес Мануэль, (Лопес – это фамилия отца, Обрадор – фамилия матери) в шутку во время выступлений начал называть себя Андресом Мануэловичем на манер русского отчества. Кроме того, на многих выступлениях он надевал шапку-ушанку, отвечая на эти обвинения. Поэтому отношения, я думаю, будут не хуже, по крайней мере, чем с его предшественниками. Но и резких движений в направлении России ожидать нельзя, мексиканцы под боком у Штатов, у них 80% экспорта идет в США, и им нет нужды ссориться с таким соседом: и богатым, и коварным, который может пойти на любые меры.