Мир

Какой пример даёт Испания сегодня, в эпоху нового коронавируса?

Знаете, у кого сегодня самая трудная работа? У имидж-мейкеров. В самом деле, надо спрашивать: как Вы себя чувствуете, как Ваши дети, тёща? И всё это надо делать с улыбкой, потому что надо быть приятным для окружающих. Это надо делать несмотря на то, что за окнами горы трупов, вместо моргов – ледовые арены, накладываются непомерные штрафы, вокруг пулей летающие полицейские и военные патрули и сводки о количестве смертей… Сводки, сводки и сводки.

Ситуация, мягко говоря, аховая. Кто до неё довёл и почему – мы знаем. Испания демонстрирует полную отдачу своей энергии, которой не так уж и много, в борьбе со страшным бедствием.

В одном ряду стоят члены правительства, все люди доброй воли с тем, чтобы хоть как-то облегчить положение населения. Самый большой дефицит в мире – это дефицит благородства, это мы знаем. Удивительно то, что в страте богатых и сверхбогатых (по понятным причинам) благородство – это качество редчайшее. Благородных людей среди власть предержащих всегда было очень сложно найти. О них слагали легенды, некоторые из них стали святыми, о других создают музеи и памятники. Почему? Потому что их наперечёт.

А ведь по логике вещей в первую очередь они должны идти на передовую, потому что у них власть и деньги, а у остальных (80-90% населения) ничего этого нет.

В Испании, как и в России, традиции подвижничества очень давние. Но в Испании, в отличие от России, ещё в раннем Средневековье, когда Феофан Грек и Андрей Рублёв писали свои иконы, движение развивалось снизу и создавались формы демократического волеизъявления. В Испании, в отличие от Франш-конте или большей части Германии, не было диких форм вассальной зависимости (например, не было права первой ночи и других дикостей). Это накладывает отпечаток на историческую память нации. Это власть предержащие знают хорошо.

В России есть одна давняя традиция: отношение к знанию. На Руси всегда уважались колдуны, знахари, бабки и так далее, которые обладали доступом к “особым знаниям”.

Однако население само по себе мудро, оно об этом просто не догадывается. Если вы проанализируете когнитивный процесс, то Вы увидите, что эти “учёные” черпали свои знания из недр народа. Простые люди не обладают знаниями, выраженными в конкретике, но коллективное сознание и чутьё, о котором писали многие литераторы и философы России (например, Иван Бунин в “Окаянных днях”) сильнее и важнее выдающихся открытий учёных, которые зачастую приходят к своему претворению через десятки лет.

В России, как и в Испании, народ понимает всё и всегда. Проблема всегда одна: как долго народ терпит своих “избранников”, ведь он чётко себе понимает, что правительство, избранное им для кормления небольшой группы людей (это всегда и везде одинаково) – дело временное.

Народ прекрасно понимает и отдаёт себе отчёт в том, что он – народ – мать кормящая. А власть наивно полагает, что она убедила своё общество в том, что это она милостиво разрешает ему жить, трудиться, питаться и наслаждаться жизнью. Пока бабушка Клава в единственном доме в деревне, оставшимся жилым, не сказала внучку: “Митя, давай!”, терпение у народа будет продолжаться. Но как только бабульке надоест, как это уже неоднократно бывало – мало не покажется.

А.С. Пушкин, с присущими ему талантом, размахом и точностью начал писать свою “Историю Пугачёвского бунта”, но не дописал. Он предполагал, что это будет многотомное сочинение, которое станет руководством к управлению Российской Империей: чего не надо делать в России, чтобы этого не произошло.

В Испании сегодня происходят страшные вещи: практически каждый день умирает тысяча человек. И этому спасу нет. Такое впечатление, что власти в полной растерянности и уже не знают, куда бросаться: то ли направлять ещё большие средства, которые всё равно не доходят для адресата, то ли открыть границы для всякой помощи, откуда бы она не исходила.

Никто не думал, не гадал, что цветущую и радостную страну в одночасье можно превратить в то, во что она превратилась сейчас. Этого не смогли сделать ни римляне, ни вестготы, ни арабы, ни войска Наполеона, ни холера. Это мог сделать всего-навсего какой-то закрытый клуб сверхбогатых. Чего им ещё не хватало? Непонятно!

Косвенным образом о том, что нечто подобное произошло, говорит сегодняшнее заявление первого лица ООН – португальца А. Гутерреша о том, что не стоит ли 10% от ВВП мира выделить на поддержку борьбы с пандемией? А ведь, вероятно, кто-то и где-то выделил. Может быть, не 10%, но сколько-то на открытие этого процесса? Подумайте об этом, дорогие читатели. Проблема-то серьёзная.

Добавьте «Э Вести» в свои избранные источники
Yandex-News