Авто, Новости рынков

К маю 2020 года Росатом создаст рынок литий-ионных батарей

Быстро развивающийся в мире рынок литий-ионных батарей оставляет Россию на обочине. Хотя у нас есть два довольно крупных российских производства (первое связано с Роснано, второе – с Росатомом), наша страна не является существенным игроком этого рынка ни в мире, ни в своей стране, в основном обеспечивая потребности за счёт импорта.

Но есть все признаки того, что эта тенденция в скором времени изменится. Росатом поручил продвигать это направление одному из самых активных своих топ-менеджеров – ныне генеральному директору ООО “Катодные Материалы” Эмину Нариман оглы Аскерову, за плечами которого успешный опыт реализации именно таких проектов, которые кажутся многим невероятными.

“Э-Вести” попросило г-на Аскерова рассказать о рынке и о том, что нам ждать от литий-ионного направления в ближайшей перспективе. Полагаем, что это интервью будет интересно всем нашим читателям, даже тем, кто далёк от технологий производства электромобилей.

ЭВ: Вы часто берёте новые проекты в Росатоме, и они успешно продвигаются вперёд. Правильно ли я понимаю, что Вы теперь увидели большие перспективы на рынке литий-ионных батарей?

Да, я уже брал на себя два проекта. Первый стартап, который я основал, вырос в компанию Росатома, которая занимается решениями для умных городов. Это был успешный проект. Второй успешный проект – это ветроэнергетика. Литий-ионные батареи – это мой третий новый проект. Надеюсь, что он получится так же хорошо, как и предыдущие.

Развитие рынка литий-ионный батарей – это глобальный тренд, возникший около 10 лет назад, который уже спускается к нам. По моему скромному мнению, он возник в мире чуть раньше, чем мы как страна стали к нему готовы. Сейчас ситуация меняется, это так или иначе к нам приходит. Но ещё есть куча сомнений относительно того, будет или не будет у нас этот рынок.

То же я слышал, пока занимался ветроэнергетикой – мол, не надо, ничего не получится, это никому не надо… Получилось, потому что есть те, кому надо. Здесь то же самое, всё решаемо и литий-ионные аккумуляторы имеют гораздо больше перспектив, чем в ветроэнергетике (энергетика в целом в России история системная, планируемая, во многом уже избыточная с точки зрения накопителей.

ЭВ: Правильно ли я понимаю, что Вы видите особые перспективы для литий-ионных батарей в сфере автотранспорта?

Кому нужны такие накопители, так это автотранспорту. Но в России это не автотранспорт в понимании личных автомобилей, а коммерческий транспорт.  Мы сейчас общаемся по вопросу поставок только с российскими предприятиями (АвтоГАЗ и пр.).

Есть компании из сферы автотранспорта, которые проводят свои исследования на эту тему. Есть в России и целые экосистемы небольших компаний, которые занимаются разработкой решений для автотранспорта. Их достаточно много, и мы ими тоже пользуемся.

Мы уже сегодня видим, что на жизненном цикле электроавтобусы могут конкурировать с обычными автобусами. Если Вы говорите о стоимости покупки – да, стоимость электробуса гораздо выше, но если Вы смотрите на жизненном цикле эксплуатации, то он сопоставим и где-то даже дешевле. Узлов, которые нужно ежегодно ремонтировать и обслуживать, в этой технике гораздо меньше, Вы не жжёте топливо, а электроэнергия пока ещё достаточно дешёвая.

ЭВ: Где сегодня основной рынок для литий-ионных батарей?

В мире есть восемь стран, где есть огромный спрос на накопители для энергетики и электротранспорта. Россия в их число не входит. Развитие рынка литий-ионных аккумуляторов в России сдерживают два фактора: во-первых, в отличие от лидеров потребления, у нас нет поддержки развития электротранспорта со стороны государства (в других странах это есть, вплоть до перехода муниципального транспорта на электричество), во-вторых, в нашей стране отсутствуют фрагментарные электросети.

 Литий-ионные батареи востребованы там, где электросеть не единая и надёжная, как в России, а там, где она исторически создавалась кусочками, и где существуют серьёзные проблемы с электросвязью. Страны-потребители литий-ионных аккумуляторов покупают их в огромных количествах, используют, и когда сроки их службы начнут подходить к концу, они будут принимать решения о том, что с этим делать.

ЭВ: Утилизация литий-ионных батарей, наверное, составляет большую проблему? Сегодня мир в большей степени обеспокоен экологичностью…

Мир пока не столкнулся с этой проблемой, но её уже анонсируют. Компании, которые производят накопители, уже требуют от поставщиков гарантий их экологической утилизации.

Но это не является препятствием. Скорее, наоборот, сейчас утилизация этого продукта идёт в виде второй жизни. Самая известная история утилизации отработавших в электротранспорте накопителей связана с именем Илона Маска, который построил завод накопителей в Австралии, потому что у него к тому моменту было много накопителей, которые уже не могли использоваться для электромобилей, но для электросистемы были вполне применимы. Так накопители получили вторую жизнь.

Литий-ионные накопители открывают перспективы второго и третьего использования, есть разные варианты, как это делать, вплоть до разборки металлов и химических составляющих.

ЭВ: Сегодня Минпромторг России в большей степени уповает на развитие российского производства за счёт экспорта. Будут ли российские литий-ионные технологии востребованы за рубежом, прежде всего на традиционных экспортных рынках стран СНГ?

Если они не будут востребованы, то нет большого смысла в том, чтобы этим заниматься. Литий-ионные аккумуляторы – это глобальный рынок. Наше видение таково, что мы не можем фокусироваться только на российском рынке.

Пока рано говорить о востребованности и конкурентноспособности, потому что пока у нас нет клиентов за рубежом. Я начал заниматься этой проблемой с мая 2019 года. Но думаю, что к маю следующего года мне будет, что Вам рассказать.

Добавьте «Э Вести» в свои избранные источники
Yandex-News