Театр

«Йокнапатофа» или «Как я умирала»

«Йокнапатофа» или «Как я умирала»

15 лет отделяет первую постановку Миндаугаса Карбаускиса по роману Уильяма Фолкнера «Как я умирала» от её обновленной премьеры в Театре им. Маяковского на Сретенке. Новые времена, новые актеры, новое название спектакля «Йокнапатофа» и совершенно новое впечатление от знакомого текста.

К слову сказать, Йокнапатофа – это выдуманный Фолкнером округ штата Миссисипи, где происходит действие большинства его произведений, эдакая провинция на юге США, где живут типичные американцы начала XX века. Роман в стиле Южной готики, появившийся на свет в 1930 году, стал для автора «tour de force» (гонкой на выносливость) – он писал его шесть недель подряд с полуночи до четырёх часов утра, работая на электростанции.

«Как я умирала» – это история смерти Адди Бандрен и ее бедной сельской семьи, рассказанная 15 персонажами в технике «поток сознания», что делает восприятие романа трудным, но увлекательным. Постановка Карбаускиса избавляет нас от блужданий и литературных игр, сохранив главную идею этого художественного приема – возможность взглянуть на уход Адди из жизни глазами главной героини, её мужа, детей и соседей, и обобщает этот взгляд, давая возможность обнаружить в героях себя и своих знакомых.

Роман, как и постановка, условно состоит из двух частей. Первая часть рассказывает о том, как Адди и семья готовятся к её смерти, вторая – о том, как после смерти Адди следует выполнение её последней воли, как муж и дети везут её хоронить на малую родину за 40 миль от дома. Девять дней они борются с потопами, пожарами и другими неприятностями, стоящими у них на пути, и героически их преодолевают.

Как романы наших классиков раскрывают загадки русской души, так и произведение Фолкнера передает колоритный дух американцев – с одной стороны, экспрессивный и предпринимательский, с другой – наивный и добросердечный. Если бы произведения Фолкнера были частыми гостями русской сцены, это позволило бы разрушить тот образ врага, который ежедневно летит к нам из телевизора.

Но в постановке Карбаускиса эти национальные краски приглушены. Режиссер ставит акцент на общечеловеческих чертах и индивидуальных качествах людей. Спектакль говорит и о том, что чувство любви у всех выражается по-разному, и даже провожая в последний путь горячо любимого человека, мы остаемся людьми со своими хорошими и плохими чертами, успевая и проститься, и погоревать, и сделать какие-то свои личные дела.

Юлия Марычева, игравшая главную героиню Адди Бандрен, рассказала, что Карбаускис требовал от актёров индивидуального осмысления произведения. «Он очень хотел, чтобы мы играли этот спектакль для себя, чтобы в нём были живые люди, чтобы каждый человек был настоящим (не персонаж, не картинка), и чтобы мы проживали на сцене каждый момент спектакля, – говорит она. – И ещё он говорил, что этот спектакль не про смерть, ведь жизнь человека не заканчивается со смертью другого человека, она продолжается. Поэтому я считаю, что это жизнеутверждающий спектакль».

Карбаускис вовлёк актёров в произведение, и через них проник в душу зрителю. Наталья Филиппова, превосходно сыгравшая роль соседки Бандренов – Коры Талл, призналась, что благодаря участию в постановке она «открыла для себя Фолкнера»: «Я стала больше его читать и поняла, что он – автор вселенского масштаба, который что-то знал про этот мир и его смыслы. Мне кажется, что Фолкнер очень любит людей, которые ничем не защищены, открыты миру, у которых есть благодать, покой, нет гордости и страха. Мы ещё не до конца понимаем те слова, которые писатель вкладывает в уста наших героев, в них невероятная глубина, в них хочется утонуть и счастливо существовать».

Посмотрев этот спектакль, в памяти невольно всплывают параллели с ещё двумя постановками на эту же тему, идущими сейчас в Москве – заводная нуар-комедия Мастерской Петра Фоменко «Завещание Чарльза Адамса или Дом семи повешенных» и задушевная новинка МХАТ им. Горького «Последний срок» по роману Валентина Распутина в режиссуре Сергея Пускепалиса. Если в первой идет речь об американских похоронах в семье Адамсов, то во второй – о русской деревенской бабушке Ане. Все три совершенно разные по национальному происхождению, по духу и настроению, но они поют гимн жизни и поднимают темы, которые объединяют людей разных стран. Рекомендую: сходите, посмотрите, сравните.

Ася Фоменко (Дюи Дэлл)
Ася Фоменко (Дюи Дэлл)
Кирилл Кусков (Анс Бандрен)
Кирилл Кусков (Анс Бандрен)
Игорь Марычев (Пибоди)
Игорь Марычев (Пибоди)

Юлия Марычева (Адди Бандрен)
Юлия Марычева (Адди Бандрен)

Евгений Матвеев (Мозли) и Ася Фоменко (Дюи Дэлл)
Евгений Матвеев (Мозли) и Ася Фоменко (Дюи Дэлл)
Наталья Филиппова (Кора Талл)
Наталья Филиппова (Кора Талл)

Добавьте «Э Вести» в свои избранные источники
Yandex-News