Мир

Итоги Холодной войны в прошлом, пора передоговариваться

Итоги Холодной войны в прошлом, пора передоговариваться

Более сотни высших американских чиновников и экспертов по России подписали открытое письмо, призывающее пересмотреть отношения с Москвой, которые сейчас находятся в тупике и вредят национальным интересам США. Россия всё же удалось убедить американцев сесть за стол переговоров, чтобы пересмотреть итоги Холодной войны.

Вчера в журнале Politico было опубликовано открытое письмо, подписанное несколькими бывшими послами США в России, чиновниками американского МИДа, ЦРУ, университетскими и аналитическими центрами, специализирующихся на России.

В нём они пишут, что «российско-американские отношения зашли в опасный тупик, угрожающий национальным интересам США. Риск военной конфронтации, которая может перейти в ядерную, снова реален. Мы приближаемся к опасной гонке ядерных вооружений, и наш внешнеполитический арсенал сводится в основном к санкциям, публичному обличению и резолюциям Конгресса».

«Между тем, большие вызовы миру и нашему благополучию, которые требуют сотрудничества между США и Россией, включая экзистенциальные угрозы ядерной войны и изменения климата, остаются без внимания. Поскольку ставки высоки, как в опасностях, которые они влекут за собой, так и в издержках, которые они содержат, мы считаем, что тщательный, беспристрастный анализ и изменение нашего нынешнего курса стали насущными.

Мы понимаем, что Россия осложняет и даже срывает наши действия, особенно на своей обширной периферии в Европе и Азии. Она захватила территории в Украине и Грузии. Это бросает вызов нашей роли глобального лидера и мировому порядку, который мы построили. Она вмешивается в нашу внутреннюю политику, чтобы усугубить разногласия и запятнать нашу демократическую репутацию. В лучшем случае наши отношения остаются смесью конкуренции и сотрудничества. Задача политики заключается в том, чтобы найти наиболее выгодное и безопасное равновесие между ними. С этой целью мы предлагаем шесть широких рецептов американской политики.

1. Сначала мы должны найти способ эффективно бороться с вмешательством России в американские выборы и, самое главное, блокировать любые попытки коррумпировать процесс голосования. Укрепление нашей избирательной инфраструктуры, введение санкций против россиян, которые обращают против нас украденную информацию, и противодействие способности России взломать наши системы – все это необходимые меры. Как и разоблачение российской дезинформации. Однако мы должны также вовлекать Россию в непубличные переговоры, сосредоточившись на возможностях каждой из сторон нанести большой ущерб критической инфраструктуре другой стороны.

2. Нет никакого смысла для двух стран, обладающих властью уничтожить друг друга и в течение 30 минут покончить с цивилизацией, как мы ее знаем, из-за отсутствия полностью функционирующих дипломатических отношений. В результате украинского кризиса были разорваны ключевые правительственные контакты, закрыты консульства и резко сокращен персонал посольства. Слишком часто мы ошибочно рассматриваем дипломатические контакты как награду за хорошее поведение, но они направлены на продвижение наших интересов и передачу жестких посланий. Мы нуждаемся в них как в вопросе существенной безопасности, чтобы свести к минимуму ошибочные представления и просчеты, которые могут привести к нежелательной войне. Восстановление нормальных дипломатических контактов должно стать главным приоритетом для Белого дома и поддерживаться Конгрессом.

3. Наша стратегическая позиция должна быть такой же, как та, что хорошо служила нам во время Холодной войны: сбалансированная приверженность сдерживанию и разрядке. Таким образом, сохраняя нашу оборону, мы должны вовлечь Россию в серьезный и устойчивый стратегический диалог, направленный на устранение более глубоких источников недоверия и враждебности и в то же время сосредоточенный на крупных и неотложных вызовах безопасности, стоящих перед обеими странами:

  • Императив восстановления американо-российского лидерства в управлении ядерным миром, ставшим еще более опасным из-за дестабилизации технологий, изменения отношения к применению ядерного оружия, отказа от ядерных соглашений и новых напряженных ядерных отношений. Это означает продление действия нового договора СНВ и быстрый переход к следующему этапу контроля над вооружениями для укрепления ядерной стабильности, тщательно адаптированной к миру многочисленных ядерных субъектов.
  • Императив сделать более безопасным и стабильным военное противостояние, которое охватывает самые нестабильные регионы Европы, от Балтийского до Черного морей, энергично работая над сохранением существующих ограничений, таких как договор по открытому небу – теперь под угрозой – и Венский документ 2011 года, а также создавая новые меры укрепления доверия.

4. Успех американо-китайской политики в немалой степени будет зависеть от того, позволит ли состояние американо-российских отношений трехстороннее сотрудничество по важнейшим вопросам. Наша нынешняя политика только усиливает готовность России поддерживать наименее конструктивные аспекты китайской политики в отношении США. Это положение изменить нелегко, но это должно быть нашей целью.

5. По важнейшим вопросам, где интересы США и России находятся в подлинном конфликте, таким как Украина и Сирия, США должны оставаться твердыми на принципах, разделяемых нашими союзниками и имеющих решающее значение для справедливого исхода. Однако следует уделять больше внимания кумулятивному эффекту, который могут оказывать выверенные и поэтапные шаги на наши взаимоотношения, и делать шаги вперед по их улучшению.

6. Хотя санкции должны быть частью нашей политики в отношении России, они должны быть разумно нацелены и использоваться в сочетании с другими элементами национальной мощи, особенно дипломатией. Постоянное накопление санкций в качестве наказания за действия России в Крыму, на востоке Украины, отравление в Солсбери, нарушения Договора о РСМД и вмешательство в выборы уменьшает стимулы, которые побудили бы Москву изменить курс, поскольку она считает эти санкции постоянными. Мы должны восстановить гибкость режима санкций, ограничившись целенаправленными санкциями, которые могут быть быстро ослаблены в обмен на российские шаги, которые продвигают переговоры к приемлемому разрешению конфликтов, включая демонстративные российские усилия по прекращению вмешательства в наш избирательный процесс. Для этого потребуется политическая воля как со стороны Белого дома, так и со стороны Конгресса.

В конечном счете, реальность такова, что Россия при Владимире Путине действует в стратегических рамках, глубоко укорененных в национальных традициях, которые находят отклик как у элит, так и у общественности. Возможный преемник, даже более демократически настроенный, скорее всего, будет действовать в тех же рамках. Исходить из предположения, что мы можем и должны изменить эту систему, неверно. Точно так же было бы неразумно думать, что у нас нет иного выбора, кроме как придерживаться нынешней политики.

Мы должны иметь дело с Россией такой, какая она есть, а не такой, какой мы хотим ее видеть, пользуясь нашими сильными сторонами и оставаясь открытыми для дипломатии. Беря такой курс, мы сможем справиться и с вызовом, который ставит перед нами Россия, и выведем отношения на более конструктивный путь. Неспособность сделать это влечет за собой слишком высокую цену».

Подводя итог этому письму, хочется заметить весьма прагматичный подход американцев, которые не призывают отменить санкции или ослабить давление, они думают о своих интересах и о том, как их проводить максимально эффективно для себя.

Их интересует, как ослабить Китай, как выйти из гонки вооружений, в которую они так удачно заманили СССР, а теперь Россия заманила их сама. Они понимают, что не только они умеют ловко вмешиваться в избирательный процесс в других странах, но и Россия может чинить раздор в их собственном доме.

Играя мускулами и локтями, Россия добилась своего места за столом переговоров. Статус-кво после проигранной Холодной войны нарушен, пришло время обсуждать новые условия. Американцы неохотно это осознают и готовятся к переговорам.

Подписаться на рассылку