Музеи

Исторический музей напомнил о расцвете русских ювелиров

Мастерская А. С. Брагина. Чайно-кофейный сервиз. Санкт-Петербург. 1896 г.

Каждая эпоха создаёт ценности, но бывают эпохи, когда качество и количество этих ценностей превышает все мыслимые пределы. Такой эпохой был расцвет русской культуры и русского стиля второй половины XIX – начала XX века, знаменитый русский модерн.

Общий расцвет культуры и огромная неутолимая потребность в ней создали в обществе (во всех его слоях) запрос на прикладное искусство. Это было одной из причин того, что лучшие достижения русского ювелирного искусство пришли в жизнь буквально всех слоёв общества. Спрос породил предложение. Это предложение и стало объектом демонстрации Государственным Историческим Музеем (ГИМ) сокровищ своей коллекции в рамках выставки «Фаберже и придворные ювелиры».

«В этот период русское искусство становится менее зависимым от влияния зарубежных мастеров, хотя русское ювелирное искусство и продолжает жить и работать в общем стилистическом потоке. Русский стиль (он же историзм) господствует во всей Европе, но всё же это именно русский стиль, для которого свойственна русская техника, русские узнаваемые по своему узору, технике и эстетике предметы. Это сложно увидеть где-то в европейских городах. Это, как ни странно, мне бросилось в глаза, когда я был в Китае. Там я увидел, как русский модерн отличается от немецкого, французского», – рассказал читателям «Э-Вести» директор музея Алексей Константинович Левыкин.

Фирма К. Фаберже. Мастерская Ю. А. Раппопорта. Шкатулка великого князя Алексея Александровича. Санкт-Петербург. 1890-е гг.
Фирма К. Фаберже. Мастерская Ю. А. Раппопорта. Шкатулка великого князя Алексея Александровича. Санкт-Петербург. 1890-е гг.

«Это уникальное время, уникальная коллекция, уникальные работы, – добавил он, – сотрудникам музея удалось широко представить работы разнообразных фирм, которые работали в России во второй половине XIX – начале XX вв, и различную стилистику их работы, различные техники, различные направления, широту и план образов, предметов, которые охватывают жизнь человека. Например, здесь можно познакомиться с техникой оконной эмали и знаменитыми гильошировками Фаберже».

Фирма К. Фаберже; художник В. Зуев. Мастерская Г. Вигстрёма (рамка). Миниатюра с портретом З. Н. Юсуповой. Санкт-Петербург. 1907 г.
Фирма К. Фаберже; художник В. Зуев. Мастерская Г. Вигстрёма (рамка). Миниатюра с портретом З. Н. Юсуповой. Санкт-Петербург. 1907 г.

ГИМ не был бы ГИМом, если бы в его коллекции не были представлены предметы, принадлежавшие членам императорской семьи, в том числе использовавшиеся в обиходе последнего русского императора Николая Второго.

Мы видим на выставке бытовые предметы, украшения интерьера, столовые сервизы, предметы, которые сопровождают человека в бытовой жизни (начиная от портсигара и печаток) таких мастеров, как Фаберже, Сазиков (победитель знаменитой Всемирной Парижской промышленной выставки), Овчинников, Хлебников, Перхин, Колин, Раппопорт – ведущих мастеров того времени.

Икона Господь Вседержитель, Фирма П.А. Овчинникова, Москва, 1884
Икона Господь Вседержитель, Фирма П.А. Овчинникова, Москва, 1884

Немыслимо было бы знакомство с дореволюционным русским искусством без православных памятников. Иконы, подаренные вельможными семьями своим домочадцам к свадьбам и юбилеям, драгоценные оклады и предметы культа – всё это, представленное в изобилии, потрясает воображение сегодняшнего зрителя не меньше, чем его предков и заграничных гостей.

Фрагмент иконы Господь Вседержитель, Фирма П.А. Овчинникова, Москва, 1884
Фрагмент иконы Господь Вседержитель, Фирма П.А. Овчинникова, Москва, 1884

«Впервые мы показываем такой комплекс ювелирных предметов, как сокровища полковых музеев, – продолжает Алексей Константинович. – Это предметы, которые заказывались офицерским составом, полковыми музеями, существовавшими в то время в России, для памятных церемоний».

Кружка. Мастерская Ф.А. Верховцева, С-Петербург, 1854 г.
Кружка. Мастерская Ф.А. Верховцева, С-Петербург, 1854 г.

Куратор выставки «Фаберже и придворные ювелиры» Галина Григорьевна Смородинова рассказала «Э-Вести» о том, что основными ювелирными центрами России в то время были Москва и Петербург, где располагались и производственные мощности главного поставщика императорского двора – Карла Фаберже. «Петербург сохранял первоначальную ориентацию на Европу, а Москва – преданием старины своей тяготела и как бы противопоставляла новой столице», – подчеркнула она.

Заметим, что принципиальным решением музея было показать не только Фаберже, но и других крупных мастеров того времени, под брендами которых трудились тысячи русских ювелиров. Именно в своей совокупности ювелирные памятники способны дать зрителю полную картину эпохи расцвета русского ювелирного модерна.

«Только у Фаберже работало около семисот мастеров, – говорит Галина Григорьевна, – у Овчинникова тоже около 500. Россия процветала и у народа была потребность в приобретении ювелирных предметов. Даже простолюдины могли купить себе какую-то вещь. Я помню, как встретила таксиста, так он говорил, что у них в семье хранится предмет, который был подарен на свадьбу одному из его предков до Революции. Это было доступно, а в прейскуранте Фаберже мы читаем: «Пусть стоимость вещи рубль, но она выполнена с должной тщательностью, как и более дорогая»».

Пепельница в виде рыбы, Фирма К. Фаберже, Москва, 1887-90; Ваза, Фирма К. Фаберже, Москва, 1908-17

Конечно, предметов, принадлежавших простолюдинам на выставке в ГИМе мы не найдём, потому что это крупнейший национальный музей, где хранятся прежде всего лучшие предметы, принадлежавшие высшим слоям общества. Но выполненные из драгоценных металлов, осыпанные жемчугами, бриллиантами и изумрудами предметы своей формой и техниками всё-таки дают широкое понимание русского ювелирного модерна.

А вдобавок представим себе, что помимо сокровищ выставки «Фаберже и придворные ювелиры» были и другие вещи, созданные из недрагоценных материалов, но «с должной тщательностью», и порадуемся за наших предков, живших в прекрасную дореволюционную эпоху и имевших возможность окружить себя таким прекрасным ювелирным искусством и затем оставить его нам.

Пресс-папье "Охота на кабана", Фирма Сазиковъ, С-Петербург, 1870-е
Пресс-папье “Охота на кабана”, Фирма Сазиковъ, С-Петербург, 1870-е
Брошь
Брошь
Кольцо, Фирма К. Фаберже, Москва, 1890-е
Кольцо, Фирма К. Фаберже, Москва, 1890-е
Кубок, Мастер К. Штеле, С-Петербург, 1847
Кубок, Мастер К. Штеле, С-Петербург, 1847
Фирма П. А. Овчинникова. Чарка. Москва. Конец XIX – начало XX в.
Фирма П. А. Овчинникова. Чарка. Москва. Конец XIX – начало XX в.
Фирма И. Д. Чичелева. Брошь-медальон. Москва. 1885-1888 гг.
Фирма И. Д. Чичелева. Брошь-медальон. Москва. 1885-1888 гг.
Фирма И. Д. Чичелева. Браслет. Москва. Последняя четверть XIX в.
Фирма И. Д. Чичелева. Браслет. Москва. Последняя четверть XIX в.

Добавьте «Э Вести» в свои избранные источники
Yandex-News