Мир

Испанцы считают, что их страна привлечёт россиян уровнем жизни

Испанские учёные сделали вывод о том, что современное поколение людей живёт лучше, чем их дедушки и бабушки, в том числе в Испании. В настоящее время эксперты по мировой экономике сосредоточили своё внимание на вопросах роста благосостояния и уровня жизни жителей планеты.

Если говорить конкретно, то эксперты выделяют 2 главных критерия, определяющих уровень жизни и качество жизни.

Первый – это совокупность благ, предоставляемых властями: условия проживания в стране, норма питания, обеспечение здоровья, климатические условия, условия для творчества и материальной деятельности. Второе, что выделяют эксперты-экономисты – это права человека и условия для предпринимательской деятельности.

Современные учёные Испании – эксперты по экономике и социально-экономическим показателям – утверждают, что современное человечество вообще, и Европа и Испания в частности, демонстрируют высокие показатели уровня жизни и даже для большой части населения высокое качество жизни.

Исследователи отмечают, что их деды, а тем более прадеды (одно поколение составляет приблизительно 25-30 лет) не имели доступа к тем благам в материальном плане, которыми они располагают в настоящее время.

Они приводят ряд курьёзных примеров, которые действительно отражают их главный тезис о том, что современная молодёжь имеет в своём распоряжении значительно больший набор ресурсов, позволяющий им делать жизнь значительно лучше, чем была у их недавних предков.

Взять, например, наручные часы. Согласитесь, что никому и в голову не придёт считать часы показателем какого-то особого качества жизни. Это повседневный, по сути дела весьма привычный предмет, без которого немыслима наша повседневная жизнь. Современные люди живут по часам, и для них часы – это отсчёт своего рода качества жизни. Мы всё время смотрим на часы, потому что время – это самое дорогое, оно дороже, чем самые редкие металлы или иные богатства мира.

А ведь ещё совсем недавно это было не так. Наручные часы стали обычным делом когда началось массовое их производство, а это случилось лишь в годы Первой мировой войны (с момента битвы при Сонме), когда военное командование одной из противоборствующих сторон обеспечило всех, от рядовых до офицеров, наручными часами, чтобы не сорвалась газовая атака – одеть и снять противогазы нужно было одновременно большому количеству людей, чтобы они не пострадали. От этого зависел не только исход конкретной битвы, но, возможно, и всей военной кампании на франко-германской линии наступления.

С начала Первой мировой войны производство механических часов, ранее дорогостоящее, приобрело массовый характер. Им занялись не отдельные маленькие ювелирные мастерские, но этому был придан крупный промышленный масштаб, а изготовление хронометров было перенесено из Германии в нейтральную Швейцарию, способную обеспечивать все противоборствующие стороны таким важным элементом, как часы.

Современное поколение обладает настолько огромным потенциалом технологических ресурсов, главным образом в сфере АйТи технологий, что современную жизнь делает поистине разнообразной, дающей широчайшие возможности для достижения качества жизни. Как утверждают учёные-экономисты, главным препятствием для реализации большей части этих ресурсов, предоставляемых населению наукой, являются властные структуры с их узкой, самоограничивающей концепцией сдержек и противовесов, необходимых им для постоянного пребывания у власти.

Учёные доказывают, что в большинстве стран у власти находится одна и та же элита уже на протяжении 100-120 лет. Речь идёт не  о королевских династиях (что само собой разумеется), а о раскладывании одного и того же пасьянса из тех же структур и социальных кланов.

Специалисты утверждают, что даже такие, на первый взгляд, исключения как Россия, Китай и Германия на самом деле, как показывает эмпирическое исследование, тоже не претерпели радикальных изменений.

Посудите сами. Призыв первых большевиков, пришедших к власти, о провозглашении диктатуры пролетариата, привёл всего-навсего к приходу к власти радикальных части разночинской интеллигенции, которая и не собиралась передавать власть ни пролетариату, ни кому бы то ни было. Кроме того, пролетариат, хотя и бывший на рубеже веков в небольшом количестве в крупных городах (Путиловский и Обуховские заводы в Петербурге, Сормовская мануфактура в Нижнем Новгороде и т.п.) не представлял собой сколько-нибудь цельного социального анклава в обществе. Передача власти произошла лишь только потомкам и родственникам тех, которые взяли власть в 1917 году, но уже через 30 лет.

Дело в том, что каждые 30 лет все социальные страны “размываются” в одно поколение. Поэтому и прежде всего поэтому говорить о том, что большевики ВКПб и коммунисты передали власть народу невозможно. Речь шла о диктатуре пролетариата, а никакого пролетариата как замкнутой страты к 1929 году в СССР уже не существовало. На всех крупных промышленных предприятиях СССР работали изгнанные из деревень обнищавшие крестьяне.

То же самое наблюдалось и в других странах.

В какой-то мере Германия составляет некоторое исключение, и то лишь потому, что там промышленные предприятия если и создавались вновь, то только на базе уже существовавших крупных промышленных агломераций. Известный факт – в первой трети 1920-го года Германия была крупной индустриальной державой с большим и мощным пролетариатом.

Подводя краткий итог, можно сказать, что сегодня в Испании создана прослойка так называемого крупного рабочего аристократического слоя, которую с точки зрения строгой квалификации классиков-экономистов пролетариатом назвать нельзя, но он численно мощен, масштабен и влиятелен, и обладает мощными организационными структурами (не только партиями, но профессиональными объединениями, для которых не свойственен национальный признак).

В Испании, как это ни странно звучит, тон в социально-экономической жизни задают объединения трудящихся. В основном профессиональные союзы по различным сегментам экономики, и так называемые рабочие профессии здесь продолжают быть весьма и весьма влиятельными. Есть крупные города Испании (Малага, Севилья и т.п.), которые раньше были просто-напросто курортами, и там пролетариат не играл сколько-нибудь значительную роль. Однако теперь именно они создают определённую привлекательную ауру для этих городов, которые в настоящее время считаются чуть ли не образцами городов не только для Европы, но и для мира с точки зрения критериев комфортности жизни и качества пребывания в них.

Испания всё больше и больше превращается в страну, где очень высок уровень жизни, и уже многие европейцы выбирают для себя Испанию как страну для постоянного проживания. Скажем, только россиян по официальным источникам насчитывается до 500’000 человек на территории от Гибралтара до Алтеа (Валенсийское сообщество). Делается прогноз, что это число в ближайшие год-два вырастет вдвое.

Подписаться на рассылку