Музеи

Ирина Антонова говорит о системной проблеме музеев в России

Ирина Антонова говорит о системной проблеме музеев в России

Большой ли толк в обладании огромными художественными ценностями, если широкой российской публике доступен лишь 1% из их? Так можно сформулировать проблему, поднятую Ириной Александровной Антоновой на коллегии Министерства культуры. Патриарх российского музейного дела призвала вернуться к теме расширения музейной сети страны, чтобы появилась возможность вынуть из запасников скрытые там сокровища.

Увы, профильное ведомство не согласилось с предложением. Тем не менее, ниже мы приводим основные тезисы этой неутомимой женщины, которая в очередной раз пыталась убедить высшее руководство страны в поддержке музейного дела:

«Мы забыли одно выражение, которое раньше, когда я только начинала работать в музее, было на слуху – понятие музейной сети. Когда говорили о музейной сети, имели в виду насыщенность страны и распределение музеев в стране.

Эта идея опиралась на ту огромную работу, которая была проделана буквально в первые годы после революции. Когда, с одной стороны, были национализированы некоторые частные коллекции и переданы в музеи, с другой стороны, страна и многие города получили тогда фактически новые музеи.

Мы знаем, что за какие-то 4-5 лет в стране было организовано более 500 новых музеев. Они начали работать, и большинство из них существует и действует сегодня. Потом этот процесс фактически прекратился… То есть, какие-то отдельные элементы такого создания музеев имели место, но не в таком объеме, как раньше.

Я думаю, меня ни кто не может заподозрить в том, что я призываю к какому-то разбазариванию музейных коллекций. Нет, конечно. Но я хочу сказать, что сейчас сложилась парадоксальная ситуация. Все говорят о том, что нужно строить запасники. Конечно, я за запасники. Я работаю в музее и знаю, что его коллекция увеличилась на многие тысячи новых произведений за последние 50 лет. Конечно, они требуют правильного хранения, но все-таки этот разрыв между тем, что показывается в экспозиции и тем, что хранится в запаснике, становится все более вопиющим. Уже меньше 1% иногда общих ценностей музея доступны для широкого зрителя. Ведутся закупки новых предметов и прочее, но фактически работа с коллекциями свелась к выставочной деятельности.

Разумеется, я сама всю жизнь в музее занимаюсь выставками. Я понимаю, что такое выставка. Но я обращаю внимание на огромный разрыв между теми впечатлениями, тем уровнем знаний, тем пониманием искусства, которое существует между тем, что мы видим на выставке, где собираются специальные материалы по специальной теме на 2-3 месяца, а затем опять разъезжается в разные музеи и постоянной экспозицией.

Чаще всего посещения начинаются с детских лет. Наш музей знает много посетителей, которые стали посещать музем с возраста 4-5 лет, когда их мама и папа за ручку приводили в музей. Потом они приходили еще через два года, и, во-первых, они разыскивали те же самые вещи, во-вторых, видели их другими глазами. И это продолжалось на протяжении всей жизни.

У нас таких посетителей огромное число. Они потом занимались в наших кружках, потом приводили своих детей, а сейчас они приводят своих внуков. Так образовался очень солидный, фундаментальный слой людей, для которых искусство живописи, скульптуры, графики становилось таким же привычным нужным и важным элементом, как книга, к которой можно обратиться многократно.

Поэтому в замечательных планах организации выставок наших за рубежом и по стране, нельзя забыть самого главного. Мы почти не строим новых музеев. И господин Министр начал с того, что мы будем реставрировать, приводить в порядок здания музеев. Это правильно, это обязательно. Но в стране не хватает музеев, зданий не хватает.

Я выступила именно для того чтобы напомнить о вещах, о которых уже многократно говорила. И все-таки я повторю это здесь, поскольку мы говорим о планах на будущее. Надо подумать об этих вопросах, пользуясь национальных проектом, в котором мы участвуем. С предложениями по возможностям, какое количество зданий, и, где самое главное. Везде или в Сибири, на Урале или на Севере. Хотя бы 10 музеев за 10 лет надо обязательно сделать. И вы увидите, как изменится понимание этих предметов столь важных и формирующих человека, начиная с малых лет и до конца жизни. Сколько радости и счастья дает это общение. К этому я хотела бы призвать наше Министерство культуры».

Министр Владимир Мединский поблагодарил Ирину Антонову за идею и заметил, что мы «строим гораздо больше 10 музеев за 10 лет, но раз этой информации не хватает, то это наше упущение, и мы на ближайшем заседании коллегии Министерства попросим профильный департамент подготовить отдельную сводную информацию по количеству построенных музеев по всей стране с картинками».

Добавьте «Э Вести» в свои избранные источники
Yandex-News