Экономика

Интеллектуальная собственность РФ: нереализованные изобретения

Питер Линдхольм (Piter Lindholm), Всемирный Банк

В 2000 году на заседании Всемирной организации интеллектуальной собственности был учреждён Международный день интеллектуальной собственности. 10 лет тому назад, по инициативе Е.М. Примакова, это событие было отмечено созывом форума под эгидой Торгово-промышленной палаты России (ТПП РФ). 25-27 апреля 2017 года проходит уже 10 по счёту форум, посвященный проблеме интеллектуальной собственности в стране.

Интеллектуальная собственность – закреплённые за создателем права на продукт творчества или изобретение. Это словосочетание объединяет в себе такие понятия, как авторские права, патенты, товарные знаки, лицензии и тп. Правильное отношение к интеллектуальной собственности позволяет творцу защитить свои права как в России, так и за рубежом.

В России сосредоточены едва ли не лучшие интеллектуальные способности мира, об этом часто говорят западные исследователи. В то же время, ни защита изобретений, ни система реализации: от замысла до создания наукоёмкой продукции у нас по-прежнему не работают.

  1. Самой большой проблемой интеллектуальной собственности является коммерциализация её объектов. Если в Стендфордском университете реализуется 5 из 100 патентов, то в России – примерно десятая часть от этого показателя.
  2. Другой проблемой является защита прав на интеллектуальную собственность. В стране ощущается острая нехватка юристов, научных работников и экономистов, которые способны квалифицированно работать с объектами интеллектуальной собственности.
  3. Предприниматели на данный момент не являются движущей силой создания объектов интеллектуальной собственности. По данным Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Роспатента), занимающейся регистрацией объектов интеллектуальной собственности нашей страны, 50.6% патентов, зарегистрированных в 2016 году – это патенты индивидуальных предпринимателей и физических лиц. 45.6% – это остальные предприниматели. ВУЗы и НИИ зарегистрировали 1.4% и 2.4% патентов соответственно. При этом, по словам референта Управления Президента по научно-образовательной политике А.В. Наумова: «Патенты, которые подаются от ВУЗов, коммерческой ценности не имеют».

В чём причины этих проблем и каковы решения? Руководитель Роспатента Григорий Петрович Ивлиев любезно согласился рассказать это читателям культурно-политического журнала «Э-Вести».

Г. П. Ивлиев, Роспатент
Г. П. Ивлиев, Роспатент

ЭВ: Скажите, пожалуйста, в какой сфере находится основной тренд изобретений? У меня складывается ощущение, что у нас научная мысль идёт в одну сторону, а потребности бизнеса – в другую…

Ивлиев Г.П.: Нет, мне так не кажется. Просто их взаимодействие осуществляется не достаточно плотно. Самое главное – не это, а отсутствие результативности работ по созданию объектов интеллектуальной собственности.

Главное наше преимущество – это то, что основные направления наших патентов имеют огромное значение на мировом рынке. У России 10% мировых патентов – по химии, 9% – по ядерной физике, 8% – по космонавтике. Но это всё нужно реализовывать.

ЭВ: Если говорить о наших современных “кулибиных” – ведь в патентах большая доля физических лиц и индивидуальных предпринимателей – это учёные или изобретатели на местах?

Ивлиев Г.П.: Главным образом, это учёные, хорошо подготовленные инженеры, специалисты, работающие в профобъединениях. К сожалению, в малом бизнесе мало курируется это направление. У нас есть льготы для малого бизнеса, но пользуются ими единицы. В прошлом году мы зарегистрировали всего 250 заявок от малого предпринимательства, и это совсем не та цифра, которая должна быть.

ЭВ: Почему у нас малый бизнес так инфантилен? Денег нет?

Ивлиев Г.П.: Это отсутствие нацеленности на результат, на реализацию.

Физические лица нацелены на то, чтобы зарегистрировать патент и сразу получить за него огромную сумму. Так не бывает, потому что патент должен быть реализован.

Любой патент предполагает, что к нему создаётся ещё добавленная стоимость, несутся расходы. Малых бизнес видит, что он сегодня не вписывается в эту схему и поэтому не переходит на реализацию патента. А физические лица считают это личным достижением и хотят получить денег за работу.

Сейчас мы приняли новую программу поддержки малого бизнеса. Там есть раздел, который позволяет получить поддержку запатентованных изобретений. Малый бизнес у нас получает ещё один инструмент – это поддержку через Российский Экспортный Центр. Правда, в этом ему предстоит выдержать конкуренцию с другими субъектами…

ЭВ: Скажите, пожалуйста, учитывая стратегические программы по развитию страны до 2020 года, удастся ли с их помощью к этому времени преодолеть отставание российского подхода к интеллектуальной собственности по отношению к европейской, например? Или разрыва нет?

Ивлиев Г.П.: Конечно, разрыв есть… Но стратегия принимает стратегические направления…

Основные проблемы интеллектуальной собственности связаны с результативностью. Нам необходимо создать такие условия, при которых каждое изобретение попадает в среду, в которой оно может быть объектом гражданско-правового и экономического оборота. И в этой среде должно быть больше возможностей для того, чтобы это реализовалось, чтобы объект получил коммерческую направленность, возможность для создания объекта интеллектуальной собственности, обладающего нужными качествами для промышленного применения, к примеру, или для удовлетворения потребностей населения в современных условиях.

В масштабах страны это означает не только местный, региональный уровень, но и общероссийский, достижение общенародной результативности. Именно это в условиях глобализации является определяющим элементом развития во всём обществе. Поэтому в стратегии общего развития этому отводится большая роль.

ЭВ: У нас будут сдвиги до 2020 года?

Ивлиев Г.П.: У нас будут. В среде коммерциализации, я думаю, тоже будут. Если принять эти решения, нацелить людей, совершенствовать систему образования, переквалификации, и эти инструменты доработать.

ЭВ: Вы работаете с бизнесом в этом направлении?

Ивлиев Г.П.: Мы работаем с бизнесом в этом направлении, но мы – небольшое ведомство. Расширение функций Роспатента, конечно, будет способствовать решению этих проблем. В том числе и созданию объектов интеллектуальной собственности.

Я прямо скажу, что за последние 10 лет количество патентных заявок в нашем ведомстве не увеличилось.

ЭВ: А в Европе как происходит?

Ивлиев Г.П.: В Европе виден большой рост, в Америке – рост, и в Китае идёт большой рост. Но в Европе и Америке исторически выстроена другая система. Там работают рыночные инструменты, заложенные ещё 150 лет назад.

У нас ситуация ближе к Японии, Корее, Китаю. Руководство этим процессом там осуществляется со стороны надзорных органов. Штаб-квартиру по интеллектуальной собственности в Японии возглавляет Премьер-министр, и раз в год уточняется стратегия развития интеллектуальной собственности. В Корее очень интересное патентное ведомство, которое занимается не только правами, но и стартапами, вложениями в образование. В Китае такое ведомство имеет ещё министерские полномочия. Именно поэтому эффект в этих странах не заставил себя ждать.

ЭВ: То есть, если у нас кто-то этим всерьёз последовательно займётся и будет продвигать, то и мы добьёмся ощутимых результатов?

Ивлиев Г.П.: Да, если это будет основной, главной функцией ведомства. А когда это разбросано между различными ведомствами, и каждое из них выполняет свою отдельную функцию, мы видим, что эта работа по управлению интеллектуальной собственностью осуществляется неэффективно.