Россия

Инновации и инвестиции в России: рост и положительная динамика

А. Шпиленко на Иннопром-2016

Правительство России сегодня осуществляет переустройство экономики страны, трансформирует её структуру с сырьевой на инновационную модель развития – и создало в стране прекрасные условия для инвесторов. Эти условия включают в себя готовую инфраструктуру (кластеры, технопарки, особые экономические зоны), систему административной помощи (специальные институты поддержки), контрактную систему с разработанными налоговыми и иными льготами.

В числе одного из пяти программных блоков, определяющих деятельность правительства, мы видим «Инновационное развитие и модернизация экономики», включающее в себя отраслевые госпрограммы.

В то же время, не все потенциальные инвесторы вовлечены в этот процесс. Мы полагаем, что это связано с тем, что им требуется больше информации для принятия решения об инвестировании. Поэтому мы попросили нашего собеседника – директора Ассоциации кластеров и технопарков, к.э.н. Андрея Шпиленко, ответить на ряд вопросов об инвестиционном климате в стране.

Андрей Викторович Шпиленко родился в 1975 году. Выпускник Уссурийского Суворовского училища, Санкт-Петербургского Высшего Общевойскового Командного училища и Российской Академии государственной службы при Президенте РФ.

Директор Ассоциации кластеров и технопарков, заместитель председателя Ассоциации зон высоких и новых технологий “Шелковый путь”. Ассоциация кластеров и технопарков образована в 2011 году и в интересах своих членов взаимодействует с федеральными органами государственной власти и местного самоуправления. В состав Ассоциации входят более 50 организаций, представляющие 26 регионов во всех федеральных округах РФ.

ЭВ: Андрей Викторович, скажите, пожалуйста, как Вы оцениваете возможности для реализации инновационного потенциала России в целом? Благоприятен ли климат для его реализации?

Андрей Шпиленко: Россия обладает огромным научно-техническим и инновационным потенциалом. Несмотря на потрясения, которые государство пережило в 1990-е годы, большинство наших научных школ сохранили свою жизнеспособность. И если в первые постсоветские годы талантливые ученые и инженеры массово уезжали из страны, то в последние годы были созданы условия для их работы в России. Поэтому все больше ученых и инженеров остаются работать здесь, более того, наметилась устойчивая тенденция к их возвращению из других стран.

Тем не менее, существует масса проблем, которые замедляют темпы инновационного развития России. Это и высокая зависимость российской экономики от сырьевого экспорта, и недостаточная предпринимательская активность, и политическая напряженность, вследствие которой заморожены многие международные контакты, и, наконец, пресловутый экономический кризис. В то же время, сегодня государство отчетливо видит эти проблемы и осознает необходимость их решения, не в последнюю очередь благодаря именно падению экономики и попыткам международной изоляции России.

Так, необходимость снижения зависимости российской экономики от «нефтяной иглы», о которой постоянно говорили предыдущие годы, в 2014-2015 годах наконец начала воплощаться в реальность. По данным Минпромторга России, объем экспортных поставок высокотехнологичной машиностроительной и в целом обрабатывающей промышленности вырос на 10,5% по отношению к 2014 году. А согласно статистике Российского экспортного центра, доля товаров несырьевого сектора в общем объеме экспорта России в 2015 году в долларовом выражении составила 54%.

Эти цифры говорят о том, что инновационный потенциал Россия не только не растеряла, но и продолжает его реализовывать даже несмотря на сложную политическую и экономическую ситуацию.

Безусловно, при дальнейшем развитии несырьевых и высокотехнологичных отраслей необходимо учитывать российскую специфику, в частности, высокую долю государства в экономике и вертикальную структуру управления многими отраслями. В этом смысле нам ближе опыт таких стран, как Индия, Китай и Южная Корея, которые смогли совместить высокую динамику инновационного развития и значительную роль государства в экономике.

ЭВ: Нужны ли сегодня бизнесу инновации? Если да, то каким секторам в большей, и каким – в меньшей степени?

Андрей Шпиленко: Как бы высокопарно это ни звучало, любой бизнес в отсутствие инноваций рано или поздно умирает. Это естественное течение любого процесса: если не подбрасывать дрова в огонь, он потухнет. Любой бизнес, заинтересованный в дальнейшем развитии на конкурентном рынке, неизбежно внедряет инновации, будь то технологические, маркетинговые или управленческие нововведения.

Другой вопрос, что разные виды и отрасли бизнеса по-разному воспринимают инновации. Есть отрасли с долгим жизненным циклом, они уже прошли значительный путь развития, и их интересуют или снижение издержек, или так называемые прорывные инновации, которые существенно изменят эффективность их деятельности. Но внедрение таких инноваций, как правило, требует значительных временных затрат и финансовых ресурсов. Особенно это касается тех отраслей, где в силу исторических причин сложились так называемые «естественные монополии», которые действуют в условиях ограниченной конкуренции. Стимулировать инновации в таких отраслях способно только государство, чем оно активно и занимается, принуждая такие компании законодательным путем к реализации инновационных проектов и вовлечению в производственно-технологические цепочки динамичных малых и средних предприятий, способных эти инновации предложить.

Обратный пример – отрасли с более коротким жизненным циклом, которые находятся на более ранних стадиях развития, и поэтому более гибкие. Как правило, в этих отраслях и конкуренция выше, поскольку игроки вынуждены постоянно предлагать потребителям какие-то новые продукты и услуги.

ЭВ: Кто более открыт для инвестирования в кластеры и технопарки: российский или иностранный бизнес?

Андрей Шпиленко: Готовность инвесторов вкладывать деньги определяется не только их собственной инвестиционной стратегией и подходом к инвестированию, но и привлекательностью самих объектов для инвестирования. Есть масса и хороших, и плохих примеров. Но важно отметить, что многое зависит в первую очередь от инвестиционной политики конкретного региона – насколько регион готов работать с инвесторами, какие для них предусмотрены льготы и преференции, насколько просты или сложны процедуры по созданию и развитию бизнеса, и т.д. И кластеры, и технопарки призваны повысить инвестиционную привлекательность.

В кластерах это достигается за счет наличия развитой системы научно-технических и производственных кооперационных связей, которые позволяют реализовывать проекты в кратчайшие сроки и снижать издержки на их реализацию. В технопарках – за счет наличия подготовленной технологической и промышленной инфраструктуры, которая позволяет инвестору снизить издержки как на исследования и разработки, так и на освоение производства новой продукции.

Поэтому и кластеры, и технопарки являются привлекательными площадками как для российских, так и для иностранных инвесторов. Но я бы сказал, что российских инвесторов сейчас значительно больше. Наметились устойчивые тренды – это и новые возможности на внутреннем и внешних рынках за счет девальвации рубля, и снижение оттока капитала, и необходимость импортозамещения в различных отраслях. Это приводит к тому, что российские инвесторы готовы вкладывать деньги в развитие бизнеса.

Иностранные инвесторы также активно инвестируют в различные отрасли. Однако, в силу ряда причин Россия большинством из них воспринимается как рынок с высокими рисками. Именно поэтому государству важно развивать инфраструктуру, способную снизить риски инвесторов, такую как кластеры и технопарки. Также очень перспективным является механизм заключения специальных инвестиционных контрактов, которые по сути фиксируют условия для инвесторов на длительный срок, даже при условии значительных изменений экономической конъюнктуры.

ЭВ: В чём, кстати, в двух словах, отличие кластера от технопарка?

Андрей Шпиленко: В мировой практике разница между этими понятиями весьма размытая. Так, под кластером обычно понимается совокупность предприятий, сервисных компаний, поставщиков различных товаров и услуг, научно-образовательных и финансовых организаций, которая исторически сформировалась на определенной территории. Это может быть и город, и регион, и целая страна. Есть даже международные кластеры. Понятие «технопарк» трактуется в разных странах по-разному. В одних странах под технопарком может пониматься здание или несколько зданий, в которых созданы условия для работы высокотехнологичных компаний. В других странах технопарк – это огромная территория, целый город, в рамках которого создана зона для размещения тысяч таких предприятий, выстроена вся необходимая социальная, коммунальная и транспортная инфраструктура, созданы налоговые или иные льготы. В таком случае под технопарком и кластером понимается примерно одно и то же.

В России понятие кластера в целом соответствует мировому значению. В настоящее время в нашей стране на нормативном уровне определены два типа кластеров. Это инновационные территориальные кластеры (на данный момент их 27), поддерживаемые Министерством экономического развития, и промышленные кластеры (по различным оценкам, их насчитывается более 120), которые поддерживает Министерство промышленности и торговли.

Технопарк же, с точки зрения российской практики, – это территория, как правило до нескольких десятков гектар, на которой созданы все условия для размещения и развития высокотехнологичных компаний. Речь идет как о транспортной, коммунальной и инженерной инфраструктуре (дороги, электричество, газ, вода), так и о специализированной технологической инфраструктуре (лаборатории, центры коллективного пользования оборудованием, участки опытного производства «чистые комнаты» и др.). К сожалению, значительная часть российских технопарков не создают такую инфраструктуру и занимаются по сути девелоперским бизнесом, строя за счет государства бизнес-центры без каких-либо возможностей для развития инноваций.

Для того чтобы исправить эту ситуацию, Ассоциация кластеров и технопарков разработала Национальный стандарт «Технопарки. Требования», учитывающий лучшие мировые и российские практики развития технопарков, который вступил в силу в 2015 году. Мы ведем активную работу совместно с органами федеральной и региональной власти, нацеленную на то, чтобы все больше технопарков соответствовали требованиям этого стандарта.

ЭВ: Какие регионы сегодня, на Ваш взгляд, наиболее привлекательны для инвестора по совокупности причин?

Андрей Шпиленко: Нельзя сказать, что один регион всегда более привлекателен, чем другой. Ведь многое зависит от специфики конкретной отрасли, в которую вкладываются деньги. Ряд регионов имеют исторически сложившуюся специфику и компетенции.

Тем не менее, есть ряд мер, которые регион должен реализовать для привлечения инвесторов. В первую очередь, это соответствующее законодательство и льготы, а также упрощение бюрократических процедур для инвесторов.

К таким регионам сегодня можно отнести Москву и Московскую область, Воронежскую область, Липецкую область, Калужскую область, Ульяновскую область, Республику Татарстан.

ЭВ: Замедлился ли темп развития кластеров и/или технопарков в связи с кризисом? Каковы перспективы развития?

Андрей Шпиленко: Несмотря на кризисные явления, темпы развития предприятий, реализующих проекты в рамках кластеров и технопарков, в последние годы только выросли. Это связано как с упомянутой задачей импортозамещения и роста несырьевого экспорта, так и с активной позицией государства по поддержке таких предприятий и проектов.

Конечно, не все технопарки и кластеры эффективны. По деятельности многих из них есть вопросы. Но в целом можно сказать, что отрасль показывает положительную динамику несмотря на кризис.

ЭВ: Спасибо большое!

Источники: Russian association of clasters and technoparks, Russian government.

Добавьте «Э Вести» в свои избранные источники
Yandex-News