Мир

И снова Швейцария, и снова разговор о демократии

Демократия или жизнь? Так, в моем представлении, должен спрашивать путника, идущего в город, мужчина тёмной ночью на тёмной дороге. А пока этот человек с ножом путнику говорит: “Кошелёк или жизнь?”, – это несправедливо!

Каково конкурентное преимущество Швейцарской Республики, как Вы думаете? Путин на вопрос о конкурентом преимуществе России отвечал: “Конкурентное преимущество России состоит в дешевизне рабочей силы и одновременно в её высокой квалификации”. Конкурентное преимущество Альпийского государства же состоит в его несомненных достижениях в сфере народного управления.

Да, это ещё не вожделенная Аркадия, о которой мечтали древние греки. Но это самое демократичное государство из всех 70 демократий, существующих на Земле. Поэтому-то в этой стране и выбрали себе место жительства как преследуемые католиками меннониты, так и великий Чарли Чаплин; постоянно пребывали здесь и все наиболее крупные международные организации: от универсальных до специализированных.

Небезызвестный Николай Ставрогин – персонаж большого романа Ф.М. Достоевского “Бесы”, приехал в Россию возбуждать умы пореформенной России из кантона Ури.

Если ещё 150 лет тому назад Швейцария была второстепенной, если не третьестепенной европейской державой, и Россия кичилась тем, что приняла из Швейцарии несколько потоков швейцарских беженцев (в основном, протестантского вероисповедания), то сейчас Швейцария является едва ли не первоклассной образцовой демократией, с которой лепят как с архетипа свои общественно-политические устройства новые индустриальные страны, все больше набирающие силу в мировой экономике, такие как Тайвань, Сингапур, Малайзия и Южная Корея.

Обилие разных по тематике, количеству участников и по форме плебисцитов (они здесь проводятся четырежды в год, и график составлен на 20 лет вперёд) развили из маленькой европейской страны со слабенькой экономикой великую по своим устоям, принципам устройства и, конечно, доверию к властям, представляющим её демократические институты, демократическую страну.

Как сказал известный шведский политолог Бруно Кауфман в своём выступлении на вечере, посвящённом международному опыту становления демократии в Европе в Посольстве Швейцарии в Москве 5 сентября 2019 года, отвечая на вопрос редакции “Э-Вести” о том, кто был первым, кто ввёл в Швейцарии демократические формы самоуправления и бюджетный федерализм: “Первым был тот, кто написал “Хартию о правах человека” в 1789 году во Франции, а уж потом передовые идеи французского демократического свободомыслия были воплощены в жизнь соседней Швейцарии, куда, как ни странно, принесли их на своих штыках гвардейцы Бонапарта”.

Редакция.”Э-Вести” имеет честь к этому добавить, что нигде в мире, даже в США, куда эти идеи перенёс маркиз Алексис де Токвиль,  не нашли столь полного и близкого к идеалу воплощения, как в Швейцарии.

Мне сложно говорить о роли Лефорта – первого значительного швейцарца в истории России, и о том, насколько на заре российской современной истории идеи швейцарского самоуправления были результативны. Но достоверно известно, что интерес русского императора Петра Первого к западным формам устройства общества и к западному свободомыслия пробудил именно он.

Не будем забывать, что при Петре ещё во всех церквях матушки-России совершались молебны в защиту “Отечества от Латинской ереси и дьявольщины, олицетворяемой Римом и Ватиканом” и проводимой в жизнь всеми западноевропейцами, включая торговцев и лекарей. Пётр был первым, кто открыл в Москве официальную колонию для иностранцев, которой покровительствовал швейцарец Лефорт. Здесь к юному самодержцу пришла любовь в лице Анны Монс, которой Россия обязана Великому Посольству Петра, длившемуся без малого шесть лет.

Неизвестно, что первично, а что вторично в образовании учёного, который профессионально занимается вопросами общественного устройства и демократии. Должен ли этот специалист сначала получить экономическое образование, а затем политологическое, или наоборот. Вопрос, наверное, не однозначный. Но ясно одно: полноценный разговор о том, что такое демократия, не возможен без фундаментальных знаний в обеих дисциплинах.

Ну, посудите сами, какой разговор может быть о демократии без фундаментальных принципов, изложенных Аристотелем, например. Ну, не учат ни Аристотеля, ни Плутарха, ни даже философские законы Гегеля, не говоря уже о великом Артуре Шопенгауэре, на уроках по экономике.

Программа в большинстве российских Вузов по этой дисциплине забита чем угодно, любыми парадоксами: от “Парадокса Леонтьева” до “Парадокса Тиффани”. В то же время аз и буки, альфа и омега любого экономического обустройства – то, что все должно начинаться с заботы о своём населении, с удовлетворения его насущных потребностей, что и должна обеспечивать национальная экономика.

Автор этих строк получил фундаментальное политологическое образование, и только потом – ученое звание по экономическим дисциплинам. В его случае это дало ему основание более широко, объемно видеть аспекты, включая и негативные, всех существующих демократий: от прямой до управляемой.

Некогда выдающиеся демократические движения в силу перекосов в пользу экономического детерминизма привели к их вырождению, а зачастую и в превращение в тоталитарные секты.

Таких случаев море, но самый, пожалуй, яркий пример – это ряд массовых религиозных движений Среднего и Позднего Средневековья, и ряд марксистских партий уже в Новое время.

Мало кто из коммунистических партий может похвастаться сохранением своих демократических принципов. Мне известна только одна.

Эта партия – Партия левых Финляндии, которая провела свой внутренний плебисцит на предмет того, идти или не идти во власть, выдвигать ли своих кандидатов в парламент своей страны. И когда результаты проведенного внутреннего референдума показали, что большинство не хочет этого, руководство партии отменили ставку на участие во властных структурах.

Уважение к личности, а не к силе, не преклонение перед насилием и агрессией были положены в основу общественного устройства Альпийской Республики на заре её становления. Не это ли помогло ей выстоять, когда непобедимая армия французов подошла к Альпам и судьба крохотный, беззащитной республики, казалось бы, была предрешена.

Многие спрашивают: почему корсиканец не пошёл дальше? До сих пор ведутся споры о причинах столь застенчивого для молодого головореза (Наполеону в это время было 26 лет) действия.

Мне в результате определённых размышлений представляется, что Наполеон не захватил территорию нынешней Швейцарии, в то время состоявшей всего из 3 кантонов (сейчас их 26) не потому, что он был убежденным демократом и якобы пожалел своих единомышленников, или тылы в его армии очень сильно отставали от авангарда, а просто-напросто у него возобладал здравый военный расчёт, который в тот момент был вполне очевиден. В военном и военно-стратегическом отношении победа над малочисленной швейцарской армией, которая в основном состояла из швейцарского населения, была бы чрезвычайно затратной и не принесла бы французской армии вожделенных бонусов в виде золота, провиантов, материальных и экономических ресурсов. Я думаю, спор между апологетами – сторонниками идей всепобеждающей Великой Французской революции и защитникам идеи большой затратности при вхождении в Швейцарскую Республику должен быть закончен. Все экономические расчёты давным-давно опубликованы и преданы гласности. Швейцарский Союз не подвергся интервенции со стороны французов, потому что последним это было экономически невыгодно.

Семинар 5 сентября в Посольстве Швейцарии, посвящённый вопросам прямой демократии в мире, и представленный там сравнительный анализ демократий показал, что опыт этой формы общественного устройства никто другой, кроме Швейцарии, не может нести в мир.

Всё топики о Швейцарии: банки, часы, сыр, шоколад – это замечательно, но это для туристов. А для Человечества и для его будущего топик о Швейцарии, о котором надо говорить чаще – это её демократическое самоуправление и, конечно, её бюджетный федерализм. В этой стране половина бюджета используется на уровне кантонов (в России же менее 1%, как рассказали российские депутаты местных органов власти – члены партии “Яблоко”).

В качестве заключения для этого короткого эссе хочется сказать словами Штирлица – информация к размышлению: президент в Швейцарии избирается на один год, и второй легислатуры ему не видать по определению. Швейцария – это демократия не на бумаге, а в жизни.

Я хочу подарить Швейцарии свой ноу-хау. Если они так уважают Россию, что даже прислали слависта и специалиста по русской истории в качестве заместителя Посла Швейцарии в Москве (чего не сделало ни одно другое посольств)  – открыть новое направление туризма в Швейцарию для всех желающих познакомиться с реально существующей и действующей демократией. Я думаю, это надо начать с детей и юношества, а то половина детей в России играют на своих гаджетах в кибер войны и прочую лабуду…

Добавьте «Э Вести» в свои избранные источники
Yandex-News