Мир

Хуан Гуайдо: лебединая песня?

Стало известно, что после долгого отсутствия дипломатических консультаций по Венесуэле между Россией и США в последние несколько дней прошло сообщение (утечка из Госдепа США), что американцы запросили русских о возобновлении обмена мнениями по вопросу о событиях, происходящих в этой латиноамериканской стране.

Первое, что бросается в глаза – это то, то после почти полугодового перерыва возобновляется обмен мнениями по ситуации в этой нефтеносной стране Центральной Америки.

Что здесь особенно интересно? А вот что – ситуация, которая была так тщательно спланирована сторонниками так называемого самопровозглашенного президента, идёт явно не по тому сценарию, по которому она была должна идти.

Николас Мадуро (его фамилия в переводе на русский означает зрелый, крепкий, упорный, непреклонный) действует решительно и последовательно на всём протяжении последних шести месяцев. Осень, зима, а теперь уже и весна прошли под знаком прямого противостояния двух политических сил: сил, стоящих на позициях прогресса, отстаивания интересов трудящегося рабочего класса и национальных интересов вообще и сил (кстати сказать, находящихся в подавляющем меньшинстве), защищающих не национальные интересы (а если и национальные, то явного меньшинства – крупного капитала, причём того, который ни на секунду не задумываясь выложит на стол все свои ресурсы) с тем, чтобы поддержать Хуана Гуайдо в его открытом противостоянии, хотя и лишенного на это законных оснований.

То обстоятельство, что американцы хотят возобновить так называемый политических диалог по венесуэльской проблеме, говорит о том, что не всё так уж хорошо в датском королевстве. Что-то происходит, что по их мнению “нет так”. И в самом деле, опереточная поездка по странам континента практически ничего не дала, оппозиционер вернулся на Родину с ещё большими издержками, что и прежде. Его сторонники всё больше устают от неопределённости, вызванной силой поддержки законного президента, несмотря на агитацию не уходить с улиц.

Массовые манифестации превращаются из масштабных, какими они поначалу были, когда представляли собой полноводные людские реки, вырождаются в тающие ручейки, едва способные собрать не более нескольких сотен манифестантов за раз. Явно протестное движение в Венесуэле выдыхается. Законное правительство всё время выигрывает очки, и даже уже начинает давать фору своему противнику – это уж точно говорит о том, что оно никак не собирается сдавать позиции.

Хуан Гуайдо имеет возможность выступать, призывать своих сторонников к бунту, активному протесту, но он уже не в силах противостоять огромному, масштабному, лавинообразному натиску сторонников законного правительства Николаса Мадуро.

Да, действительно, самопровозглашенный президент Х. Гуайдо по-прежнему уповает на международную поддержку, но и она убывает – сходит на нет. Главный активный сторонник протестного президента – посол Германии в Венесуэле – получил вотум недоверия и был вынужден в 48 часов отбыть на Родину. Такая же судьба может постигнуть и других послов европейских стран в Венесуэле. Неизвестно, как будет с посольством США. Его состав уже и без того сокращён донельзя и представлен дипломатом невысокого ранга.

Ситуация вокруг правительства Николаса Мадуро в целом складывается не так уж безнадежно, как это выглядело в начале протестного движения. Посетившая Москву вице-президент Венесуэлы Делси Родригес зарядила оптимизмом представителей властных структур и бизнес-сообщества на продолжение поддержки законного правительства.

Делси Родригес и Сергей Лавров. Источник: mid.ru

При этом она подробно и обстоятельно, без сгущения красок, обрисовала реальное положение дел в настоящий момент на внутриполитическом фронте Венесуэлы. Она была принята на самом высоком уровне, а во время встречи с госпожой Матвиенко – руководителем Верхней Палаты российского парламента – заверила российскую сторону о неизменном курсе венесуэльского руководства на сохранение стабильности того курса российско-венесуэльских отношений, которые складывались в последние 20 лет.

Ну, а что же Хуан Гуайдо? Что будет с человеком, который так много сил и энергии вложил в организацию смещения законного правительства в лице Николаса Мадуро. Он делает всё, чтобы его цель как можно скорее достигла своей реализации. Но что дальше?

Давайте порассуждаем, как это делают Wall Street Journal или New York Times. Позволим себе некий блиц-ситуационный анализ.

Если даже предположить, что вновь избранный президент Хуан Гуайдо и добьётся смещения Николаса Мадуро (что теоретически практически невозможно, а на практике невозможно вообще), то мы должны ясно понимать, что судьба самого Хуана Гуайдо не вызывает большого оптимизма.

По оценке большого количества экспертов, вероятность прихода Хуана Гуайдо к законной власти в обозримой перспективе составляет не более 10%. Интересно то, что сами сторонники Белого Дома (из числа think tanks и авторитетных американских изданий) не дают инсургенту больших шансов на успех.

Слишком большое число факторов должны выстроиться в один ряд в пользу повстанческого претендента. Его должны поддержать городские массы, армия, профсоюзы, церковь, капитал, ключевые международные организации типа ООН, ВТО, ЕС, у него должна быть мощная морально консолидированная политическая сила внутри страны, которой у него нет, а у Мадуро как раз есть. И это очень сильный аргумент в пользу законного президента.

Но даже если предположить, что Хуан Гуайдо, уж так и быть (что не представляется реальным даже в страшном сне) и придёт к власти, то это и будет его одновременно и звёздный час, и лебединая песня. Позволю себе небольшую реминисценцию – лебединая песня – это то, что супруг-лебедь поёт перед своей брачной ночью, которая может быть для него последней, поскольку лебедь-супруга – существо сильное и решительное – обладает острым клювом. Их брачная ночь может иметь не тот исход, на который рассчитывает лебедь-супруг.

Дело в том, что не будет победившая сторона делать ставку на политического деятеля со столь подмоченной репутацией, а самое главное – претендента, который не прошёл аттестацию (законного плебисцита) и пришедшего к власти благодаря авторитету не своего народа, а своих зарубежных патронов. Большинство экспертов-наблюдателей склоняются к тому, что даже в случае прихода повстанца к власти его дни в политическом смысле будут сочтены.

От себя добавим, что анализ всех послевоенных лет, начиная с победы союзников во Второй мировой войне до сегодняшнего дня, говорит о том, что никогда американцы не оставляли у власти тех, кого они привели силовым путём или обойдя формальность законного плебисцита. Никогда за весь послевоенный период (нет ни одного случая), начиная со вступления американцев на японские острова и кончая событиями последнего времени хоть в Латинской Америке, хоть на Ближнем Востоке, американцы не делают ставку на лидеров с подмоченной репутации.

Американцы – это прежде всего меркантилисты, и в их внешнеполитической доктрине есть нечто, что их отличает от представителей всех прочих великих держав. Они на второй день после приведения человека к власти начинают оказывать ему материальную помощь. К нему приходят большие потоки такой помощи. Но единственным гарантом для такой помощи является, по мнению американцев, стабильность демократической системы. Под такой стабильностью они неизменно понимают проведение первого лица в стране (это как минимум) через процедуру общенародного референдума или через парламентские выборы.

Другими словами, первое лицо должно быть выбрано либо прямым голосованием, либо ассамблеей выборщиков. В данном случае такого статуса у Хуана Гуайдо нет. И это понимают не только американцы, но и их союзники в Европе. Но самое главное – это понимает международное экспертное сообщество, и даёт этому обстоятельству справедливую оценку: не будет оказана сколько-нибудь значительная материальная помощь человеку, который по мнению венесуэльцев является иностранной марионеткой, а не ставленником народа.

Даты прихода Хуана Гуайдо к власти всё время перекочёвывают из месяца в месяц, из недели в неделю, и теперь уже понятно, что намечавшаяся так называемая победа Хуана Гуайдо в связи с крупномасштабной гуманитарной помощью венесуэльскому населению тоже провалилась. Всё чаще и чаще из стана протестантов раздаются голоса в пользу иностранного вмешательства. Это говорит о том, что инструментарий для приведения Хуана Гуайдо к власти иссякает. Возможны ещё некоторые провокации, но пошатнуть веру населения и армии в силу закона и порядка невозможно.

Наш прогноз таков. Через месяц – максимум полтора ситуация в стране выровняется, произойдёт замирение сторон, и начнётся подъём экономики и в целом потребления в стране. Как только внутриполитическая ситуация стабилизируется, международные инвесторы вернутся в Венесуэлу и экономическая ситуация в стране начнёт выправляться. Для такого сценария мы видим все признаки, и у нас есть все основания полагать, что Венесуэла уже сейчас постепенно выходит из кризиса и в страну возвращается стабильность.