Культура и искусство

Гравёр по металлу Олег Семёнов: мастера невозможно повторить

Гравёр по металлу Олег Семёнов: мастера невозможно повторить

Олег Сергеевич Семёнов – гравер, который занялся созданием авторского холодного оружия в 1993 году, и за 25 лет приобрёл непререкаемый авторитет в этой сфере, став аттестованным экспертом по культурным ценностям. В числе произведений, созданных его умелыми руками, имеются экспонаты Оружейной палаты Московского Кремля.

Как все мастера своего дела, он немногословен. Но нам посчастливилось получить его согласие на небольшое интервью о гравировке ножей как профессии.

ЭВ: Как вы пришли к такой необычной специальности – гравёр по холодному оружию, ножам?

Олег С. Семёнов: Я из Тулы… Гравировка мне всегда нравилась, с детства. Дедушка был кузнецом – это я уже потом от отца узнал. А я думал, откуда у меня такая тяга к металлу?

Гравировка – это создание авторского холодного оружия, которое украшается по старинным технологиям. Некоторые мастера, конечно, работают на современном оборудовании, например, бормашинах. Но я занимаюсь традиционной гравировкой, когда используются молоточные резцы «сечки» и штихели – ручные резцы, традиционные чеканки, которыми придают объем, зубильца.

Сначала я учился на краснодеревщика. Прошел обучение, в качестве экзамена полностью осадил ружьё – сделал приклад, ложе. Это было перед армией. После неё я пришел в школу оружейного мастерства учиться на гравера, но мест не было. Мне сказали, ты уходил кем? – Краснодеревщиком. – Вот им и работай! – А я хочу быть гравером. – Нет, гравером не можем взять.

Но спасло меня то, что до армии при школе был Учебно-Производственный Комбинат (уроки профессии в школе, прим. ред.), и там обучали гравировке. Пришлось долго ждать, пока место гравёра появится…

ЭВ: Вы изучали ремесло по историческим монографиям?

Олег С. Семёнов: Нет, но я много книг читал по гравировке, две даже написал сам. В книгах либо чуть-чуть и непонятно сказано, как сделать гравировку, либо написано так, что если так, то не получится никогда… Может быть, их писал человек, который этим не занимался, или немного занимался? Кто-то что-то ему рассказывал, а он неправильно записывал. У меня в учебнике поэтому все записано по шагам. Работу делаю – и записываю в тетрадку.

ЭВ: Есть ли техники старых мастеров, которые повторить уже невозможно?

Олег С. Семёнов: Конечно, мастера невозможно повторить другому человеку. У каждого своя рука.

Например, техника, когда фон набит золотом, она заново открыта в конце 1990-х. Есть алмазная грань. Я говорю, что она утеряна, потому что ребята делают это, но не так, как раньше.

У меня есть книга по тульской алмазной грани. Там зеркала, шахматы, стволы какие-то, и маленькие и громадные, замки, ключи. То старое, что собрано в этой книге, и новое, что сделано за последующее время – это несопоставимо. Тогда был другой подход –  очень быстрый, такого я сейчас не вижу.

ЭВ: Насколько гравировка ножей сегодня востребована?

Олег С. Семёнов: Востребована. Сегодня делаются новые системы, и люди с достатком стараются их украшать… Покупают, чтобы иметь у себя что-то на столе, или для подарка; охотники, которые хотят иметь хороший нож.

Конечно, в моем понимании, если делать охотничий нож, то лучше использовать дамаск, это красиво, и нож хорошо режет. Но в обслуживании он сложноват, так как кровь – это активное вещество, и оно очень сильно воздействует на дамаск. Можно, конечно, протереть его нутряным птичьим жиром или маслом. Но обязательно надо сразу обслуживать, что охотник не всегда сразу может сделать. Не будешь же каждый раз нож маслом покрывать! Поэтому оптимально, конечно, либо использовать дерево с хорошей пропиткой, либо покупать нож из нержавеющей стали. Но люди пользуются, и говорят, что все нормально, если хорошо обслуживать.

ЭВ: Есть ли отличия российских ножей от других, популярных в мире?

Олег С. Семёнов: В Европе есть техника «Булино», первыми её начали использовать итальянцы. Это техника накола, я называют это техникой «татуировки на металле». По большому счету, так оно и есть. Я смотрю, очень многие у них ушли от тяжелых техник. Хотя разные мастера работают по-разному. Есть очень серьезные и интересные немецкие мастера.

За рубежом делают в основном складные ножи. Наши мастера тоже сейчас работают с ними по отделке, но в последнее время у нас появились мастера, которые делают свои разработки складных ножей.

ЭВ: Много ли в России граверов по оружию экстра-класса?

Олег С. Семёнов: Если посчитать, в Туле граверов десять точно найдется, в Ижевске и в Москве есть мастера, которые работают в Гильдии мастеров оружейников.