Макроэкономика

Глава МВФ говорит о риске новой Великой Депрессии

Глава МВФ говорит о риске новой Великой Депрессии

Глава Международного валютного фонда (МВФ) Кристалина Георгиева сравнивает текущую экономическую ситуацию с «ревущими 1920-ми», обращая внимание на растущее неравенство.

Выступая в Институте международной экономики Петерсона в Вашингтоне, Георгиева сообщила, что новое исследование МВФ выявило сходство между нынешней экономической ситуацией и «ревущими 1920-ми», кульминацией которых стал великий крах рынка в 1929 году.

Если за последние два десятилетия разрыв между государствами сократился, то внутри стран он увеличился.

«В Великобритании, например, 10% верхушка сейчас контролируют почти столько же богатств, сколько 50% в самом низу. Эта ситуация наблюдается во многих странах ОЭСР (Организация экономического сотрудничества и развития), где неравенство в доходах и благосостоянии достигло или приближается к рекордным значениям… В некотором смысле эта тревожная тенденция напоминает начало XX века, когда технологии и интеграция привели к первому золотому веку, ревущим 20-м годам и, в конечном счете, финансовой катастрофе», – сказала она.

«Если было бы нужно обозначить тему нового десятилетия, то это растущая неопределенность», – добавила Георгиева, предупредив, что изменение климата и растущий торговый протекционизм будут сопровождаться социальными беспорядками и нестабильностью финансового рынка.

Эта неопределенность затронет не только бизнес, но и отдельных людей. «Чрезмерное неравенство, – говорит она, – тормозит экономический рост … подпитывает популизм и политические потрясения».

Хотя государственная помощь тем, кто находится в самом низу, является ключевым инструментом, но «мы слишком часто упускаем из виду финансовый сектор, который также может оказывать глубокое и длительное положительное или отрицательное влияние на неравенство».

Есть три параметра, связывающие финансовый сектор и неравенство: углубление, стабильность и вовлеченность.

Углубление – это рост размера финансового сектора относительно всей экономики. Например, в Китае и Индии устойчивый рост финансового сектора в 1990-х проложил путь к огромным экономическим достижениям 2000-х, что, в свою очередь, помогло вывести миллиард человек из нищеты.

Но исследование показывает, что есть черта, за которой размер и сложность финансового сектора работают только на богатых. В США, чья экономика самая диверсифицированная в мире, в 2006 году финансовый сектор составлял 26% списка S&P 500 и получал 40% прибылей. Но что случилось потом – глубокая рецессия.

Стабильность. Экономический ущерб, приносимый финансовыми кризисами последнего десятилетия, трудно не заметить. В среднем каждый кризис приводил к 10% потерям благосостояния, что может серьезно изменить траекторию развития страны и навсегда откинуть назад. Вопрос стабильности останется актуальным и на следующее десятилетие. Только подумайте о внезапной потере $4-20 трлн. активов, и станет ясно, что «все мы кровно заинтересованы в том, чтобы сосредоточить наши усилия на финансовой стабильности», сказала Георгиева.

«Сегодня, в результате кризиса, каждый четвертый молодой человек в Европе рискует жить в бедности. Для них, как и для многих других, кризис никогда не кончался».

Вовлеченность – дешевый и легкий доступ к финансовым услугам самого широкого круга людей. Исследования показывают, что расширение доступа к банковским услугам ведет к сокращению неравенства в доходах в самых разных странах. Это измерение не дает мгновенного эффекта снижения неравенства, но добавляет 2-3% к росту ВВП в долгосрочной перспективе.

Какой же должна быть экономическая политика?

МВФ предлагает следовать более безопасной, стабильной и разумной стратегии.

Безопасность обеспечивается качественным регулированием и надзором. После кризиса была сделано многое. Экономика сейчас в большей безопасности, но этого ещё недостаточно. Следует продолжать начатые реформы и повышать финансовую грамотность людей, чтобы они понимали, что им предлагают.

Для стабильности большую роль играют строгие стандарты раскрытия информации. Если стоимость кредита для рискованного проекта увеличивается – деньги ищут другой точки приложения.

Кроме того, сейчас банки требуют чрезмерно высокого залога для ипотеки и кредитования бизнеса. Не всегда должна быть недвижимость, чтобы начать бизнес. Предпочтительнее, чтобы решения о выдаче кредита шли на основе анализа будущих денежных потоков. Это позволит лучше оценить риски и увеличить кредитование небольших компаний. Это ключ для стабильности.

Исследования показывают, что кредитование малых фирм повышает финансовую устойчивость и снижает риск по сравнению с кредитованием крупных компаний. Так как риск распределяется между сотнями компаний, а не несколькими конгломератами.

Расширение финансового доступа к малообеспеченным домохозяйствам и малому бизнесу является одним из наиболее эффективных способов сокращения неравенства, сказала глава МВФ. В этом большую помощь могут оказать финтех-компании. Здесь есть много положительных примеров, как умные финансовые услуги помогают росту экономики.

Добавьте «Э Вести» в свои избранные источники
Yandex-News