Экономика

Герман Клименко: в России лучшие антивирусы, но нам не до безопасности

Герман Клименко: у нас лучшие антивирусы, но нам не до безопасности

Зачем, казалось бы, цифровизация экономики, когда всё и так хорошо? Идёт рост, пусть и небольшой, инфляция стабилизировалась, производство, пусть и медленно, но растёт, экспорт, хоть и переживает временные трудности, но уже виден свет в конце тоннеля, инвестиции – вот тут да, небольшая закавыка… Но и с ними разберёмся – не сегодня-завтра снимут с экономики России схизму, откроются фондовые рынки, и золотой дождь прольётся на наши головы. Так что, в Багдаде всё спокойно – как говорил известный персонаж Ходжа Насреддин.

И всё же: почему цифровизация? Что, группа маньяков-технократов не даёт покоя чистосердечным предпринимателя, педалируя одну и ту же тему? Прав председатель совета Фонда развития цифровой экономики Герман Клименко – автор широкомасштабной программы внедрения блокчейн-технологий в предпринимательской среде.

Пожалуй, только Герман Клименко так настойчиво и последовательно утверждает о необходимости вызвать предпринимательский интерес к цифровизации. Редакция журнала согласна с ним в том, что цифровой климат – вопрос принципа, а вовсе не частный вопрос для национальной экономики. Без повсеместной цифровизации экономики невозможно придать ей должный устойчивый и последовательный рост. Это аксиома, не требующая доказательства.

В беседе с нами Герман Клименко поделился информацией о том, что сейчас мешает широкомасштабной цифровой трансформации, и рассказал о том, как её видят со своей стороны предприниматели.

ЭВ: Герман Сергеевич, Вы нередко говорите о том, что нарушено соотношение финансирования цифровой трансформации бизнеса и государства. Руководитель российского IBS Светлана Баланова, например, говорила, что бизнес имеет свои решения, он заинтересован их внедрять, но в этой сфере необходима конкуренция. Сейчас инициатива переходит к государству и придет со своими программами удобными государству и т.д. Скажите, пожалуйста, существует ли проблематика стыковки программ корпоративных и государственных программ. В чем бизнесу надо брать инициативу в свои руки?

Герман Клименко: Надо понимать, что IBS и цифровая экономика – это не связанные вещи, не в обиду коллегам из IBS будет сказано. Есть компьютерный сектор с программным обеспечением, например, АСУ Газпром. У них там есть внутренняя система. Говоря про цифру, мы не говорим про компании типа Microsoft – она тоже не является единицей цифровой экономики, в основном это другие компании. И социальные сети типа Google – это те, кто оторван от жизни. Проблема, которая есть у условного Ростелекома, Спутника, Яндекса, должна быть разделена между собой – есть Газпром, и есть Яндекс.

Дело в том, что «железо» и корпоративный софт всегда были интегрированы государством даже лучше, чем все остальные. Как только мы приземлились на «железо» и стали поставщиками, или создаём софт, то мы становимся таким же институтом, как и государство. У них есть проблема с государством, но это проблема младшего брата. У них ничего не получилось. Это очевидно. Нужно разговаривать с представителями нашей экономики.

Когда государство смотрит на Интернет, оно не видит разницы между Яндексом и IBS, а разница колоссальная. Вот в этой части все тонет. На тот момент был какой-то шанс, что государство доверит цифровую трансформацию условному противному Цукербергу (глава Facebook – прим. ред.). Образно говоря, вот мы доверили ему… Негодяй, его никто не любит, с этим никто не спорит, но надо отдать ему должное. И я понимаю, что чиновники не в восторге от условного Воложа (глава Яндекса – прим.ред.), ни от меня, ни от кого из нашего сектора.

Мы знаем институциональный сектор – это Наташа Касперская, это IBS. Некоторое время был выбор условный Волож, теперь он (условно) отдан Касперской.

Это не значит, что стало плохо – мы нормально живем, просто мы постоянно находимся в выборе – либо это будет от Яндекса, либо от Гугла. Для населения это все равно будет сервис, все равно оно его получит, все равно будут компьютеры. Только они будут наши.

До настоящего момента люди, которые разбираются в железе (назовем их интегратор-любитель) никогда не были нашими. Сейчас у нас есть возможность получить наш продукт в сфере больших данных, искусственного интеллекта (в сфере железа – уже нет). И в этой сфере идет борьба.

 

ЭВ: Скажите, пожалуйста, могут ли пилотные решения банковского сектора (аутсорсинг цифровых технологических решений для малого и среднего бизнеса) сейчас стать общими для сегментов экономики, чтобы «подтянуть» к цифровой трансформации малый и средний бизнес?

Герман Клименко: Малый и средний бизнес в этом секторе, извиняюсь, «в шоколаде». Но в нём есть «гаражная» цифровая экономика. Она абсолютно легальна, но власти не видят ее в упор – например, в Ижевске есть компания господина Валекжанина, где 400 программистов, которых государство не видит. Есть еще компании по 5 человек. Всё они – не игроки российского рынка, они работают в основном за рубеж. Да, у них все легально, они все платят, только они по сути на нашей территории они осуществляют аутсорсинг, потому что у них нет спонсора – государства.

Да, государство их не видит, хотя потенциал у нас колоссальный. Эта часть больше всего нас интересует, её надо как-то выдвигать. Все остальное – какая разница, как мы будем хоронить банковскую систему? Ну, создадим корпорацию, которая даст одинаковый софт, объединив у себя мелкие банки  (компании по 100-200-300 человек). Но это системообразующий плательщик с очень большими зарплатами в регионах. Они уже есть, просто наш малый бизнес интернетовский, там в Орехово-Зуево в компании 100 человек в штате, они за 4 года собрали и обучили людей. У них все прекрасно. Проблема в том, что они могут делать, если государство не запрашивает, а пытается создать нечто внутри себя?

Даже не так. Интегратор приходит и говорит государству: Мы сделаем. Зачем вам Волож? Волож противный. А мы знаем, что Волож не знает слова «откат», и они не понимают, о чем с ним разговаривать. Я грубо сейчас говорю: он может дать еще скидку. Хочет бесплатно? – забери бесплатно. Он может бесплатно все дать. А интегратор?????

 

ЭВ: Упомянутая вами наша замечательная компания Касперского всегда говорит, что прежде всего надо заботиться о безопасности данных, еще на этапе проектирования надо закладывать безопасность. Насколько сегодня в России учитываются эти проблемы?

Герман Клименко: Это родовые травмы. Вы должны понимать, что у нас самые лучшие антивирусы. Нет ни одной страны, где бы одновременно существовали бы три типа антивируса. И у нас самая лучшая подготовка кадров в программном обеспечении.

Можно долго рассказывать и запугивать население, но мы с вами точно знаем, что население не может обучиться быстрее, чем есть так называемая естественная компьютерная грамотность. Можно закладывать любые решения, но если человек вводит пароль 222333, он ничего не может сделать, пока в генотипе не появится возможность 123456.

Поэтому есть понятие конкурентной борьбы, а есть понятие работы. У Яндекса нет проблем с безопасностью. Проблема есть у государственной компании, которая ведет разработку сайта. Яндекс каждый день профессионально занимается безопасностью.

Мы – единственная страна в мире, где есть контроль водителей по утрам на государственном транспорте. Во всех остальных странах это доверяют страховым компаниям. Зачем платить, введите большой штраф, и сами компании будут следить за этим. Безопасники же говорят: нам каждый раз надо проверяться по нормативам.

Вот сейчас у нас победила точка зрения, что у нас все под протоколом. Но у нас пустыня, не оазис. Прежде чем вырастить ананас, надо что-то сделать. Давайте сначала в пустыне выроем колодец, посадим травку, а потом будем говорить про ананасы. А нам говорят: чтобы вырастить ананас, надо рассчитать высоту дерева. Какая разница, какой высоты дерево, если у нас вообще ничего нет?

Мы тратим время на безопасность. Давайте разгребем как-то массу других дел. У нас нет денег, и у нас постоянно “загоняют” инвестиционные компании, с утра до вечера “отваливаются” фонды. С каждой историей из Яндекса люди уезжают в Гугл. А тут приходят и говорят про глубинные персональные данные.

Вы знаете, что есть необходимые и достаточные условия. Давайте заниматься необходимыми условиями. Мы говорим про цифровую экономику, и можно говорить про нее бесконечно, но если 1.5 года нужно на то, чтобы зарегистрировать программное обеспечение, то Вы можете предложить любые льготы и  миллиардами, триллионами зашвыривать деньги в цифровую экономику, если их найдете.

Но 1.5 года – это вообще выбивает с рынка.. Можно бесконечно говорить про беспилотные автомобили, но лучше принять закон, что в Домодедово может ездить беспилотный автомобиль (утрированно говорю). Мы даже не можем пойти по пути, как это сделано в Америке. Мы законодательно зажаты в рамки, и любые дискуссии на сторону отвлекают. Мы начинаем спорить о том, кого давить: мальчика или девочку, хотя мы даже близко к этому не подошли.

***

Андрес Ландабасо Ангуло и Герман Клименко
Андрес Ландабасо Ангуло и Герман Клименко

Да, тактические победы то тут, то там – понятное дело, возможны. Можно выиграть очередную битву за национальную экономику, но выиграть войну за национальную экономику невозможно. Страну надо вывести на широкую магистральную дорогу, нацеленную на оптимизацию и на победу в конкурентной борьбе в мировой экономике. Сегодня потеря рынка – это не просто потеря рынка в экономическом смысле этого слова. Это означает откат, резкий бросок назад (в ряде случаев на несколько лет или на десятилетия).

Уповать только на интеллектуальные разработки, которые есть и будут в России как в стране с самым высоким коллективным IQ в мире невозможно, если не опереться на национальную экономику. Сегодня национальная экономика представляет собой чрезвычайно разнородное экономическое образование. Способные подхватить инновационные тренды – это 30% национальной экономики.

Надо отметить, что в России малый и средний бизнес не окормляется программами цифровизации и не базируется на правовой и организационной базе, как в других крупных промышленно-развитых странах. Растёт штат чиновников от цифровизации, как в сегментах экономики, так и в регионах, но сигнал, направленный на цифровизацию, не подхвачен малым и средним бизнесом. Запрос на цифровизацию в обществе есть, но он пробуксовывается на уровне реализации.

О чём идёт речь? С одной стороны то, что Герман Клименко называет “железом”, есть в стране в изобилии. Это все типы необходимых аппаратов обеспечивает отрасль приборостроения. Тут всё в целом благополучно. А вот проблема платформ и интеллектуальных разработок, таких как искусственный интеллект и вся линейка блокчейна, имеет имеет следующие проблемы.

Все интеллектуальные разработки, в основном производимые крупными компаниями, и лишь в малой степени средним и малым бизнесом, подпитывают крупные транснациональные корпорации, которые их подхватывают и уносят в безбрежные пространства мирового бизнеса.

Прав Герман Клименко, говоря о том, что нужно так переориентировать запрос на цифровизацию, чтобы компаниям было не только выгодно, но и жизненно необходимо, производя свою интеллектуальную продукцию, реализовывать её и размещать на национальной территории.

Что получается? Что в регионах, где, как мы видим, сплошь и рядом растёт армия чиновников, призванных внедрять цифровизацию в экономику, не происходит главного: за редким исключением, из 86 регионов лишь в 2-3 меняются платформы. Как мы понимаем, процесс не идёт, он пробуксовывает. Об этом и говорит Герман Клименко.

Как утверждает председатель Фонда развития цифровой экономики, вопрос не в средствах, а в подходе к цифровизации.

Какую картину мира применительно к цифровизации в России рисует г-н Клименко? До тех пор, пока не поменяется цифровой климат в стране, инвестиции в неё не пойдут. А мы понимаем, что если ежегодно не будет приходить 25% от совокупного объёма ВВП прямых иностранных инвестиций, роста не будет даже при нынешнем так называемом благополучном положении дел.

Другими словами, получается замкнутый круг. Пока не наступит реальная цифровизация, не поступят прямые иностранные инвестиции, необходимые для экономического роста. Не будет инвестиций – не будет роста и при традиционной экономике.

Вывод очевиден. Надо вводить цифровизацию полномасштабным образом не только для экономического роста, но и для модернизации экономики как таковой.

Даже при таком формате логического рассуждения, как ни крути, цифровизацию надо вводить повсеместно и надо понять, за какую одну ниточку потянуть, чтобы вытянуть весь клубок. Без цифровизации никуда. Эта ниточка, как мы видим, это создание цельного и внятного цифрового климата, о котором писала наша редакция в последние дни. Для того чтобы такой цифровой климат сложился, здесь мы снова согласны с Германом Клименко, необходимо выстроить – причём пошагово – всю дорожную карту по формированию этого самого цифрового климата.

Здесь мы с Германом Клименко единомышленники. Надо создать, как мы говорим, шкалу критериальности, и лишь потом нанизать на неё законодательную базу. Вопрос критериальности – вопрос, как ни странно, о том, состоится ли цифровая трансформация в ближайшие три года в своём завершенном виде, как это показывает мировая практика, или она будет проходить скачкообразно и нелинейно десятилетиями без какого-либо гарантированного финала.

Стивен Хокинг говорил, что в текущее десятилетие человечество уже начнут осваивать Марс, и начнутся межпланетные связи, а на Луне будет действовать человеческая колония по изучению Вселенной за пределами Солнечной системы. Я убеждён в том, что великий человеческий ум С. Хокинга, обладая силой прозорливости, не мог и предположить, что наряду с человеческими прорывами человечество будет спотыкаться на всё тех же граблях, о которых писали умы позапрошлого века.

Сегодня мы отмечаем выход в свет выдающегося документа, авторами которого были крупнейшие экономисты своего времени – Карл Маркс и Фридрих Энгельс. Документ венчал главный тезис авторов коммунистического манифеста: объявление о кончине капитализма. Понятное дело, что речь шла о капитализме как они его понимали 21 января 1847 года.

Сегодня, в эпоху IV Технологической революции, старт дала новая зажигательная идея человечества – идея планетарной цифровизации. Именно она спасёт мир, а не союз пролетариев, сколь грозен бы он ни был.

А как сделать так, чтобы цифровизация не сталкивалась с трудностями переходного периода, которые налицо.

Создание цельного, ёмкого и внятного цифрового климата в обществе – залог всеобщего процветания. И здесь мы с Германом Клименко – единомышленники. В качестве заключения хочется закончить наше краткое эссе словами Германа Клименко, что только цифровизация, дошедшая до самого ядра (сердцевины) национального бизнеса выведет страну на рельсы экономического подъёма, а затем и экономического процветания.