Банки и Кредитование

Гарегин Тосунян: Цифровизация банков в 2019 г. будет плавной

Гарегин Тосунян: Цифровизация банков в 2019 г. будет плавной

Цифровизация банковского сектора, по мнению главы Ассоциации Российских Банков (АРБ) Гарегина Тосуняна, должна происходить не жёстко, а плавно. “Цифровизация должна идти глубоко продуманно, просчитано, последовательно, аккуратно и на принципах добровольного вовлечения людей, банков и участников рынка в этот процесс. Это очень сложный процесс, который многое меняет в мозгах людей.  Любое форсирование, во-первых, отражает самоуверенность тех, кто является носителем идей о том, как это должно быть. Ты сразу задаёшь вопрос: “А ты вообще понимаешь, о чём ты говоришь? Ты владеешь вопросом?”, – рассказал он читателям “Э-Вести”.

На деле выясняется, что кто больше всего делает деклараций – они даже дважды два не смогут перемножить. Они просто это заявляют ради эпатажа. Эта сфера, которая всеобъемлюще влияет на структуру рынка, на управление, на общество, требует предельной аккуратности при выдвижении подобных инициатив”.

ВТБ, Сбербанк и прочие крупные банки, казалось бы, давно вложились в цифровизацию и идут по этому пути, задавая тон банковскому сектору. Но не всё так просто. Гарегин Ашотович поправляет: “Это не называется цифровизацией, это технологическое оснащение. Цифровизация – это другая логика, не нужно всё вгонять в понятие цифровизации. Цифровизация – это философия, когда мы переходим в эпоху, когда мы можем на совсем другом уровне и коммуницировать, и рассчитывать, и развивать бизнес. Это другая форма общения с социумом и властью. Всё подгонять под понятие цифровизации не надо. Она, в свою очередь, действует через технологическую проекцию, через другого формата мышление, выравнивание коммуникаций, усиление горизонтали отношений. Понимаете, власть очень часто под соусом мероприятий проводит ту линию, которую она хочет проводить. Когда же вы через цифровизацию можете провести голосование так, что никакая власть не может на него повлиять, то это уже другие условия.

Вот это надо понимать. Что оболванивать (а любая власть всегда оболванивает) и лишать возможностей не удастся. Ты должен быть более прозрачен, более понятен, более грамотен и более аргументированно проводить свою линию, потому что люди между собой всё проговаривают. Это не 1970-е годы, когда можно было отнять книгу Солженицына или какой-ти самиздат, двоих-троих посадить в тюрьму, и никто… ничего не узнает. Сейчас отнимай, закрывай – а уже вселенную прорвало.

В этом смысле это другая философия жизни, публичности. Ты должен понимать, что то, что ты делаешь – завтра становится известно всем. Все мы грешны. Все мы любим погулять, выпить и неадекватно в чём-то себя повести, но когда ты осуществляешь самоконтроль и понимаешь, что завтра, когда это станет публичным, тебе не придётся краснеть перед своими детьми. Вот это важный фактор, который будет сдерживать людей, у которых есть минимальный здравый смысл и совесть.

Понятно, что природа человека такова, что ему всегда хочется согрешить. Но ты должен понимать, что ты согрешишь, а грех станет достоянием всех? Греши столько, что ты признаешь ошибку, но не более того. А когда ты грешишь и нагло говоришь: “Я такой, какой я есть, и имею на это право – уж извини. Тебе общество может возместить.

Армения тому пример. Там обнаглели настолько, что народ уже вышел на улицу и сказал, что видеть их не хочет. Не надо их в тюрьму, но тормоза уже спущены”.

Гарегин Ашотович, как мы видим, поддерживает цифровизацию и её философию. Но он также убеждён в том, что Центробанк России не допустит необдуманной директивной модели её внедрения: “Резких шагов в сторону цифровизации банковской сферы России в 2019 году не будет. ЦБ РФ действует очень взвешенно, – уверяет он. – Там умные люди. Они, возможно, даже избыточно независимы. Но это повышает их чувство ответственности. У них есть масса своих изъянов, недостатков и апломба. Они ценят нас за то, что Ассоциация Российских Банков занимает такую особую независимую позицию много лет, потому что им тоже это нужно. И в этом наш общественный договор. Мы говорим то, что считаем нужно, но корректно. Они тоже делают что-то что считают нужным корректно, с учётом нашего мнения. Мы, конечно, можем перейти на язык руководителя Столыпинского клуба Евгений Георгиевич Тарло, который говорит о том, что это наймиты и враги. Я в такой философии не могу действовать. Я не вижу среди своих коллег в ведомствах врагов – я вижу людей, с которыми я где-то разговариваю на разных языках. Наверное, есть среди них враги и наймиты, но это не моя специальность их разоблачать.

Считать, что каждый второй враг, наймит, каждый второй бизнесмен жулик – это путь в никуда, тупиковый путь. Я приверженец философии, основанной на презумпции доверия и невиновности.

Хотя резкие движения в сторону цифровизации банковской сферы уже сделаны по части биометрии, где назначены сроки того, что и когда, в каком количестве делается, теперь это надо отыгрывать назад. А это уже сделано на законодательном уровне, и как теперь отыгрывать? Но я думаю, что отыграем как-нибудь”.