Музыка

Владимир Иванович Федосеев: классика — неумирающая музыка

V. Fedoseev. Big Symphony Orchestra of Russia

6 сентября 2016 года Большой симфонический оркестр им. П.И. Чайковского выступил в МГИМО, сыграв для профессоров и студентов вуза две серенады — Серенаду для струнного оркестра П.И. Чайковского и «Серенаду солнечной долины» Г. Миллера. На бис были исполнены фрагменты из «Метели» Г. Свиридова. Дирижировал художественный руководитель оркестра, народный артист России В.И. Федосеев. Воспользовавшись случаем, мы попросили прославленного дирижёра об интервью.

Владимир Иванович Федосеев родился в 1932 году в Ленинграде. Получил образование в Государственном музыкально-педагогическом институте им. Гнесиных и в Московской консерватории (класс Лео Гинзбурга). С 1974 года — художественный руководитель и главный дирижер Государственного академического Большого симфонического оркестра имени П.И. Чайковского. С 1997 по 2006 год возглавлял Венский симфонический оркестр. Приглашённый дирижёр многих мировых оркестров, в том числе — Токийской Филармонии и Радио Франции.

ЭВ: Владимир Иванович, Вы сейчас участвуете в чудесном фестивале — «Высокое искусство в малых городах Подмосковья».

Федосеев В.И.: Я чувствую, что в нынешние времена культура переносится в малые города. Там нас по-особенному встречают, там жаждут искусства. Впрочем, на мой взгляд, малых городов нет. Есть один народ с большим сердцем. И сам факт проведения этого фестиваля потрясающий. Мы с большой радостью, несмотря на долгие расстояния и плохие дороги, ездим давать такие концерты. Потому что видим реакцию, видим эти глаза, особенно — глаза детей. Всё это впечатляет! Это позволяет получить совершенно новый заряд. Мы часто давали концерты в Клину, а теперь посетили и эти города, которые ранее были несколько обделены и оркестрами, и высокой культурой вообще.

ЭВ: Насколько я поняла, Вы лично составляли программу, продумывали её, и в каждом городе она разная. Чем Вы руководствовались?

Федосеев В.И.: Есть, знаете ли, такой «принцип англичан»: чтобы привести публику, они исполняют популярную вещь (знаменитые променадные концерты), а в центр программы ставят какие-то незнакомые произведения. И мы тоже так делаем. То, что на слуху, — например, музыку Свиридова, ставим в начало. Его едва начинаешь играть —  и это вызывает мгновенную реакцию зрителей, они уже знают композитора, уже полюбили его. А в середине программы у нас идут малоизвестные, малоисполняемые сочинения. Но реакция колоссальная — это слёзы радости, потому что идея по своей сути замечательная. Её, конечно, очень трудно осуществлять, потому что целый день потерян в дороге, но это неважно, мы для этого существуем.

ЭВ: То есть, в данном случае Вы большое место отводите просветительской задаче?

Федосеев В.И.: Конечно. Провинция сейчас жаждет культуры! Стоит отметить, что там знают имя нашего оркестра и идут на концерты не случайно, что нам очень приятно.

ЭВ: Наши великие композиторы XIX века, создавая русскую музыкальную школу, ее традиции думали о том, чтобы их музыкальный язык был понятен народу. Он понятен до сих пор?

Федосеев В.И.: Безусловно! Глинка сказал: «Музыку сочиняем не мы, а народ, мы ее только аранжируем». Это так, но не в прямом смысле, конечно. Вообще наши композиторы, всё их творчество держится на фольклорном материале. Меняются только «оправы». Народная песня вставляется в оправу композитора, ценнейшую, как бриллиант. И всё равно наши композиторы очень близко связаны с фольклором, с подлинностью. Ну, может быть, Рахманинов имеет несколько другие истоки, но у него свой путь. Три русские песни как написаны? Тоже ведь русские песни, которые поют и в деревнях, но он ввел их в симфонический оркестр, в ораторию.

ЭВ: Значит всё это до сих пор нужно и понятно?

Федосеев В.И.: И нужно, и понятно. Ведь музыку не обязательно играть для профессионалов. Она нужна людям, которые чувствуют искусство сердцем. Для этого музыка собственно и сочиняется. Мы гордимся Петром Ильичом Чайковским, он вообще номер один, причем не только для нас, русских. Японцы говорят, что Чайковский — японский композитор. То есть, все чувства, восприятие чувств у них абсолютно идентичны нашим. Сегодня музыка во многом заменяет политику: мы приезжаем в какую-то страну, и видим одну любовь, никаких санкций.

ЭВ: Видимо, поэтому в предстоящих гастролях Большого симфонического оркестра в Великобритании и Китае в программе каждого из тридцати концертов фигурирует, как минимум, одно произведение Чайковского?

Федосеев В.И.: Мы всегда обсуждаем этот вопрос, спрашиваем у организаторов концертов, чего бы вам хотелось? Отвечают, Вы сами знаете, что — Чайковский, Свиридов… Едва начинаем играть Свиридова — нам уже хлопают. Ведь это наш, русский композитор, он ученик Шостаковича. Он — один из тех композиторов, музыку которых узнаёт народ, если она исполняется на улице, не зная при этом, что именно играется. Это всенародное признание, каким обладают «Сердце красавицы…» Верди (Песенка Герцога из «Риголетто» – прим. ред.) и «Мальчик резвый кудрявый, влюбленный…» Моцарта (ария Фигаро из «Свадьба Фигаро» — прим. ред.).

ЭВ: Китайцы верят в то, что знающий музыку может управлять государством. Вы сегодня выступаете в МГИМО, в том месте, где готовят будущих политиков. Скажите, пожалуйста, Вы верите, что музыка П. Чайковского и Г. Миллера, на высочайшем уровне им преподнесенная, внесёт свой вклад в развитие и успех наших политиков?

Федосеев В.И.: Конечно, она дополняет другие вещи — не только политику, но и бизнес… Приведу один пример. В апреле мы играли в Вене по линии нашего спонсора ЛУКОЙЛа. Зал был переполнен, Вена была в восторге. Мы играли Чайковского, Прокофьева, Равеля. ЛУКОЙЛ понимает ценность таких наших поездок. И мы очень благодарны им за это.

ЭВ: У Московской Филармонии сейчас раскупили более 100 тысяч абонементов, это рекорд. Они говорят, что сейчас очень много приходит народа, в том числе молодого, семейного. Это чудесно, что у нас в стране люди тянутся к классике и вкладываются в детей, в их воспитание.

Федосеев В.И.: Это наше будущее. Искусство вечно. Гоголь знаете, что сказал? — «Что было бы с нами, если бы музыка нас оставила?». Дети, следующее поколение будет более талантливое, мне кажется. Был некоторый провал после 1990х, но сейчас всё поправляется.

ЭВ: Вы в сентябре даете еще концерты в Большом зале Московской консерватории и Концертном зале П. Чайковского?

Федосеев В.И.: В Большом зале будет исполняться музыка Д. Шостаковича. В этом году 110 лет Шостаковичу, он один из величайших наших композиторов и фактически стал классиком. А в зале имени Чайковского 21 сентября будет «Иван Грозный» С. Прокофьева.

ЭВ: Последний вопрос. У Вас очень много зарубежных гастролей, Вас знают, любят и Вы дирижируете в мировых театрах. Насколько сейчас русский музыкальный дух, русская музыка востребованы? Нужно это сегодня в мире?

Федосеев В.И.: Нужно. Русское искусство – оно всепоглощающе. Ни в одной стране такого нет. К сожалению, русская культура находится в печальном финансовом состоянии, нет внимания к этому. Наш культурный бюджет самый ничтожный. Посмотрите, во всех театрах любой страны — русские певцы. Конечно, они уезжают за деньгами, это понятно. У нас не могут оплатить даже это. Но все равно Россия и русское искусство везде присутствуют: балетное ли, вокальное ли. Наши традиции велики.

К сожалению, телевидение приносит много вреда, пошлости. Это популярно, заманчиво, но фактически это — вредное искусство. Я не против эстрады. Но есть одна эстрада, и есть другая эстрада, есть пошлость. И есть страны, где один-два канала постоянно играют классику. Печально, и радостно.

ЭВ: Рост популярности классической музыки говорит, о том, что люди устали от телевизора?

Федосеев В.И.: Люди хотят вдохнуть чистой музыки. Вот что значит классика — неумирающая музыка.

Добавьте «Э Вести» в свои избранные источники
Yandex-News