Православие

Европейцы обращают взоры к Русской Православной Церкви

Европа и христианство

Все помнят события мая 1968 года в Европе. Тогда боевой генерал, герой Второй мировой войны президент Франции Шарль де Голль тайно покинул Францию и улетел в Германию. Волны студенческих волнений, столкновения на улицах Парижа, захват левой стороны Сены – интеллектуального сердца Европы, произвёл сильное впечатление не только на политическую элиту Франции, но и на всю Европу в целом.

“Игра в бирюльки” Жан-Поля Сартра и Альбера Камю, а также Жака Деррида с советским коммунизмом привела к обратному: Европа стала консервативной, и взгляды образованных людей вновь обратились к традиционным христианским ценностям. Например, роль и вес католической церкви во Франции возросли.

Сначала Франция – плавильный котёл интеллектуалов Европы, а затем и весь регион из розового вновь стал белым. Главный результат событий конца 1960-х – возврат цивилизованного мира в лоно основных, основополагающих традиционных ценностей.

Все в одночасье как-то сразу поняли, что должен быть межцивилизационный диалог без насилия. Насилие – антипод диалога. Но насилие и есть главное препятствие прогресса. Единственный инструмент развития цивилизации – диалог без насилия. А его могут обеспечить только основополагающие христианские ценности, пусть и сформулированные в терминах Жан-Жака Руссо, а в последствии и у послевоенных лидеров (Черчилля, Рузвельта, Аденауэра и всё того же де Голля).

Если посмотреть внимательно, то идеология Евросоюза в основе своей – это идеология христианского фундаментализма, но наоборот. Она представляет собой несколько притрушенные современными терминами всё те же принципы, сформулированные Жан-Жаком Руссо, Дидро и до них – Блаженным Августином, изложенных в его “Исповеди”.

Совсем недавно я общался со своими коллегами – тремя испанскими историками, представителями разных испанских университетов. Они говорили мне приблизительно одно и то же: повышенный интерес испанского интеллектуального сообщества имеется к не известной для них до сих пор теме традиционных духовных ценностей России и их отражения в эпоху пореформенной поры, в частности, в работах философов и историков конца XIX-начала XX веков.

Испанские историки указывают на то, что русские религиозные философы пореформенной поры, в частности, Вышеславцев, отмечали, что история человечества – это не история кассовой борьбы, а история все повышающегося роста межклассового согласия и внутрицивилизационного диалога.

Большевики – Орден Меченосцев – досконально изучив государственную машину, выхватили у неё только один второстепенный незначительный элемент – инструмент насилия, поставив его в ранг приоритета всей государственной политики, отринув главное: гуманизацию общества и приоритет социально-экономического роста и подъёма благосостояния населения, его культуры и духовности.

Для меня это и удивительно, и приятно одновременно. Это говорит о поиске европейским интеллектуальным сообществом “новых старых” идей, которые могут двинуть прогресс в нужном направлении.

Ряд заметных фигур Европы неслучайно обратили свой взор к русской духовности и даже приняли русское православие. Один из самых курьёзных примеров в этом ряду – вчерашнее крещение актёра Жерара Депардье в храме Русской Православной Церкви в Париже.

Вы скажете, что это не более чем курьёз, тем более, что Депардье – фигура весьма и весьма противоречивая. Но об этом в следующий раз. Дело не в этом, а в том, что серьёзные люди обращают свой взор к истокам, которые по тем или иным причинам (политическим, идеологическим) не рассматривались как приоритетные. А между тем многие обращали внимание на связь, близость и идентичность духовной ауры некоторых европейских стран и России.

Наши читатели помнят наш материал о Коровине – выдающемся русском художнике и общественном деятеле, который прямо говорил о том, что Испания и Россия близки по духовному содержанию и духовному бытованию: так же богомольны, привержены традициям, почитанию предков и родственным узам.

Что мы здесь видим нового? А вот что: европейцы скорее используют положительный заряд исторического опыта русской духовности, чем сами россияне.

Нет пророка в своём отечестве. Как говорила моя покойная бабушка А.В. Павлова, история никого не учит, она не учит и Россию. Страна с такой удивительно богатой духовной историей (включая и философию истории) не научается ничему.

Удивительным образом Россия наступает на одни и те же грабли на протяжении многих веков (по крайней мере, более 100 лет). Студенту-первокурснику известно, что нельзя доводить свой народ до состояния одичания и при этом принижать церковь. Вспомним слова Патриарха Тихона, сказавшего в 1918 году о том, что только духовное возрождение русского народа даст экономическое благосостояние, а насилие – столь любимый инструмент властей на протяжении почти 100 лет, не работает.

Подписаться на рассылку