Культура и искусство

Эвклид Кюрдзидис: греки – трудолюбивый народ, они созидают

Эвклид Кюрдзидис: греки – трудолюбивый народ, они созидают

Греческое имя Эвклид – Εὐκλείδης – в переводе означает «известный», «знаменитый». Всем россиянам это распространенное в древние времена имя известно благодаря великим древнегреческим философам-математикам Эвклидам: из Александрии и из Мегары. В их честь российский грек-математик Кириак Кюрдзидис назвал своего сына, будущего известного российского актёра Эвклида Кюрдзидиса.

Нашему современнику благодаря яркому южноевропейскому облику приходится воплощать на сцене греков, французов, итальянцев. Но он, ни на секунду не забывая о своём греческом происхождении, сентиментально привязан к России и её регионам. Впрочем, это неотъемлемое свойство греков.

ЭВ: Эвклид, Вы, вероятно, родом с Кавказских минеральных вод, если с большой теплотой говорите об этом регионе?

Эвклид Кюрдзидис
Эвклид Кюрдзидис

Эвклид Кюрдзидис: Нет, мне было около пяти лет, когда мы туда приехали, и в пятнадцать лет я уже оттуда уехал начинать свой творческий и карьерный путь.

ЭВ: Вы часто туда ездите, ностальгируете по живописным горным хребтам?

Эвклид Кюрдзидис: Да, в связи со скорым открытием собственного кинофестиваля «Хрустальный ИсточникЪ» я езжу туда часто, четыре-пять раз в месяц. Раньше я бывал здесь реже, может быть, раз в три-четыре года. Потом раз в год, раз в полгода, раз в месяц, а кинофестиваль заставил меня приезжать чаще.

ЭВ: Вы прекрасно информированы о бальнеологии (водолечении), используете ли Вы его в частной жизни?

Эвклид Кюрдзидис: К сожалению, сапожник без сапог, у меня нет на это времени. Водичку надо пить медленно, в специальных кружках с носиком, не торопясь, дыша этим воздухом. У меня сейчас двадцать два перелёта в месяц и из-за кинофестиваля я сплю по четыре часа. Чтобы воплотить то, как я это вижу, приходится существовать на грани возможностей. Поэтому мне не удаётся пока ни попробовать там массажи, ни грязевые обертывания, ни даже попить водичку.

ЭВ: На Кавказских минеральных водах ещё во времена моего детства мирно жило множество национальностей, и Вы также об этом говорите, перечисляя русских, украинцев, узбеков… Но почему Вы, называя эти народы, скромно умалчиваете про родную греческую общину, а ведь она занимает существенное место в элите региона?

Эвклид Кюрдзидис: Первыми, кто поддержал меня в моём проекте и помог были, конечно, мои соотечественники-греки, к которым я обратился. Но мне кажется, как-то неправильно превозносить одних и умалчивать о других – прежде всего, русских, составляющих там большинство. В Пятигорске и Кисловодске живёт большая армянская диаспора, в Кисловодске – карачаевская, в Ессентуках – греческая.

ЭВ: Во время обучения истории Греции в МГУ мне казалось, что у греков можно поучиться умению помнить свои православные и национальные корни наряду со способностью дружить с другими народами. Как вам это удаётся?

Эвклид Кюрдзидис: Не знаю, мне сложно ответить на этот вопрос. Я – чистокровный грек. Греки всегда были созидателями, строителями. Я не говорю, что другие народы не созидают, просто Вы спросили, и я отвечаю.

Греки подарили всему миру в древние времена практически всё, чем мы сегодня пользуемся. Не зря Древнюю Грецию называют «колыбель цивилизации». Кого бы я не встречал – высокопоставленных политиков, военных, греки – это трудолюбивый народ, который через тернии, через всё, что они пережили и переживают, созидают.

Меня часто спрашивают, а вот имя Эквлид на Вас как-то влияет? Всё-таки это древнегреческий математик, редкое имя. Сказать, что оно на меня прямо-таки влияет, я не могу. Но мне приятно, что люди, во-первых, когда слышат имя, реагируют и, произнося его, улыбаются. Начинается какой-то каламбур. Но, наверное, что-то есть во мне от того Эвклида, который существует в моём имени. Он заставляет совершать те поступки, которые я совершаю. Я чувствую, что есть какой-то генетический код, идущий оттуда. Наверное, это помогает.

ЭВ: Вы ездите в Грецию?

Эвклид Кюрдзидис: Конечно, года три назад я ездил туда провожать в последний путь бабушку. Ей было 94 года. В 2009 году я баллотировался в мэры города Салоник. У меня двойное гражданство.

ЭВ: Ваши корни в Салониках?

Эвклид Кюрдзидис: С маминой стороны оттуда, с папиной – с Трапезунда. Я бываю в этих местах. Раньше это удавалось чаще, а сейчас – два раза в год.