Театр

Евгений Вахтангов – новатор театра 1920х годов

Памятник Е. Вахтангову

Сподвижник Станиславского и руководитель 1-й Студии МХАТ Леопольд Сулержицкий отмечал необыкновенный талант Вахтангова и видел в нём новое явление в театральном искусстве Москвы. Более того, он считал, что Вахтангов – это особое, новаторское явление во всём мировом театральном искусстве начала XX века. По прошествии 100 лет мы понимаем, насколько маэстро Сулержицкий был прав.

Спустя более столетия становится очевидным, что из маленькой 3-й Студии МХАТ, которую основал Евгений Вахтангов, родилось новое мощное явление, прошедшее проверку временем – Вахтанговский театр. Имя Вахтангова сегодня по праву стоит в ряду таких выдающихся театральных теоретиков и педагогов от театра, как Станиславский, Таиров, Михаил Чехов, Мейерхольд, Марджанов, Юрий Завадский.

В чём особенность искусства Евгения Вахтангова? Созданное им направление назвали “фантастический реализм”, но прежде всего, это романтика и поэзия литературного слова на сцене, воплотившиеся в его последнем сценическом произведении “Принцесса Турандот” по пьесе Карло Гоцци, давным-давно ставшей визитной карточкой не только его собственного театра, но и всего театрального процесса XX века.

Евгений Вахтангов
Евгений Вахтангов

Лиризм, поэтика, музыкальность стиха и очарование русского слова – всё это лишь малая толика того, что Евгений Вахтангов как новатор сумел внести в традиционный русский и европейский театр. Хочется отметить не только колоритную плеяду его постановок, но и череду звёздных имён, вышедших из-под руки ваятеля сцены, которым стал Вахтангов с его удивительным, присущим только ему вкусом, взглядом на сцену и пониманием жизни.

Выходец из маленького закавказского городка – Владикавказа, впитавший в себя все соки красоты его природы и не меньшей красоты характеров своего региона, он перенёс на театральные подмостки новую атмосферу и новое понимание возрождающейся жизни, как он её понимал.

Евгений Богратионович вращался в кругу тех, кто жаждал новаторства в жизни и творчестве. Он был среди тех, кто после революции на руинах прежнего русского театра создавал новый русский театр. Режиссер был близок к тем, кто менял всю русскую жизнь: сестра Вахтангова Софья была революционеркой и женой юриста большевиков, ярого противника царской власти и сподвижника Феликса Дзержинского Мечислава Козловского.

Вахтангов сам стал поистине торнадо, неким климатическим явлением, которое вихрем ворвалось в атмосферу театрального искусства пореформенной поры.

Если его соратники по театру – Станиславский, Михаил Чехов, Таиров, Меерхольд углублялись в форму театрального искусства, то для Вахтангова главный пафос его видения как театрального новатора сводился к чувству, ко второму, внутреннему, глубинному содержанию слова, звучащего со сцены.

Как один день прошло 100 лет, и по прошествии целого века мы понимаем, что Вахтангов не только ни на кого не похож – это и так ясно, но он стал виден, но с течением времени его масштаб его дарования обрел свои яркие и чёткие очертания. Выясняется, что созданный им театр не похож ни на один театр мира, и что даже на фоне всех его великих соратников и коллег по цеху он выделяется ярким, самобытным почерком и глубиной литературного прочтения сценических авторов.

Все его 17 постановок отличаются глубиной, новым прочтением, актуальным не только в его бытность руководителем театра. Эти постановки продолжили свой путь в будущее (о, чудо!), демонстрируя теми акцентами, которые он поставил в своих постановках, непременную актуальность и привлекательность для своего зрителя. Его актёры подчёркивали свою современность зрителю, а не только произведению, настолько, что сценическое действие начиналось с облачения в костюмы поверх обычной современной одежды.

Каждая отточенная фраза персонажей, каждый жест, мимика, костюмы, сценическая постановка в театре – всё это и есть Вахтангов сегодня. Одновременно хочется сказать, что этот гениальный педагог сумел заложить в своём театральном учении послание грядущим поколениям. Все его последователи, включая Рубена Симонова и Римаса Туминаса, придав его учению своё собственное, глубинное, персональное очарование, продолжили главный стратегический пафос романтического театра основателя.

Римас Туминас и Андрес Ландабасо Ангуло
Римас Туминас и Андрес Ландабасо Ангуло

Евгений Богратионович Вахтангов прожил недолго, но за свою короткую театральную жизнь он создал столько, сколько могли бы сделать несколько театральных долгожителей, вместе взятых. Кроме того, он создал театральные шедевры, которые несмотря на смену вех продолжают звучать так же молодо, ярко и остро, как это было в эпоху тектонических сдвигов – в эпоху революции 1917 года.

И тем не менее, Вахтангов, его театр, его искусство – это яркое воплощение и отражение событий той эпохи, выраженное в её поиске романтических форм и лиризма.

Этот дух театра сохранил и нынешний художественный руководитель Храма, созданного (теперь мы это можем сказать с большой ответственностью) Великим Вахтанговым – Римас Туминас. Нынешний худрук сохраняет и творческую нацеленность театра, но также продолжает формирование особого коллектива актёров, составляющих единое целое того учения, внутреннего содержания, форм и задач, которые были заложены ещё в ту пору, когда вышли первые пьесы, последней из которых была “Принцесса Турандот”, которая состоялась без больного режиссера, но в присутствии его учителя – Станиславского, восхищённого своим учеником.

Я лично видел “Принцессу Турандот” раз 10. Например, Тарталью я видел в исполнении Николая Гриценко и Александра Граве. Но несмотря на то, что состав менялся, с полной ответственностью я заявляю, что спектакли оставались яркими, сильными, одухотворёнными, зовущими к светлому завтра и полные оптимизма и бодрости духа. Эти качества неизменно присутствуют в этой пьесе, как и в первой постановке, где, по словам Станиславского, всё было “талантливо, своеобразно и, что самое главное, жизнерадостно”.

Зажженную Вахтанговым свечу несли в своих трепетных ладонях все поколения худруков, передав эстафету в надёжные руки Римаса Владимировича.

***

Дорогие читатели! Если Вам нравится публикация – пожалуйста, поделитесь ей и подпишитесь на наши обновления, чтобы ничего не пропустить.

Подписчики культурно-политического журнала “Э-Вести” получают право предлагать темы для следующих публикаций, отправлять свои материалы для размещения, комментировать статьи, участвовать в розыгрышах билетов на культурные мероприятия и ценных подарков, а также задавать через нас вопросы своим кумирам (и получать ответы и автографы!).

Подписаться на рассылку