Мир

Если терпения у народа много, то вскоре его может стать мало

терпение народа

Развернувшаяся в Испании дискуссия относительно того, почему не происходит общественного взрыва на фоне продолжающегося кризиса, вызывает аллюзии и реминисценции относительно России. При этом испанская дискуссия проводится и в стане правых сил, и в лагере левых, что говорит о беспокойстве относительно этой проблеме в обществе в целом.

В парламенте – испанских кортесах, с завидной регулрностью ставится один и тот же вопрос: насколько у испанского правящего класса есть возможность «потянуть» с разрешением главных вопросов текущего внутриэкономического момента?

Главных вопросов накопилось немало: это и ликвидация огромного класса бедных и сверхбедных (12 миллионов человек), и разрешение проблемы безработицы, выросшей более чем в 2.5 раза за последний год, и падением экономики на 19.3%, и разрешение проблемы людей предпенсионного и пенсионного возраста (а это треть населения страны), и благополучие образованного класса (в среднем достаток преподавателей высшей школы за время пандемии упал почти на 1/5), и решение проблемы университетской молодёжи на фоне того, более 50% выпускников ВУЗов в течение 3-5 лет не могут найти первого места работы, и внутренней миграции (жители бедных регионов страны заполонили и оккупировали все свободные вакансии в благополучных регионах Испании: Стране Басков, Арагоне, Кастилии и Леоне, Каталони).

Список проблем может быть продолжен, а социально-экономическая ситуация в стране не только не приобретает оптимистические очертания, но и резко ухудшается. А прорывных идей в её разрешении нет не только у правительства левых, но и у теневого правительства правых. Решение последних всегда одно: усиление и укрепление авторитарных и автократических методов в управлении экономикой.

Российские явления сродни испанским. Сегодня в Комитет по конституционным отношениям, возглавляемый Павлом Крашенинниковым, поступили на рассмотрение заявки о «правительстве и о Конституционном Суде» в рамках прохождения всех вопросов, связанных с весенним голосованием о поправках, через органы власти. Загадка остаётся загадкой: какова природа и тайна многотерпеливости титульной нации в России – русских?

Разгадка этого вопроса, который мучает здравые умы России и мира, содержит ключ к разрешению не только российских, но и, как мы теперь видим, европейских проблем.

Россия – не Испания, а Испания – вовсе не Европа. Страна всегда шла своим путём, также как и Россия – Срединная империя, заплутавшая в тёмном лесу истории.

Ответ на вопрос о том, как может огромная нация – третья по величине в мире титульная нация (ни бразильцы, не американцы не являются нацией в строгом понимании этого слова), обладать столь стойким чувством резистентности к проискам властей?

Ни Владимир С. Соловьёв, ни о. Сергий Булгаков, ни Бердяев, ни кто-либо ещё не дали однозначного ответа на то, сколько русский народ будет терпеть никудышную политику властей, зачастую человеконенавистническую. Но не может быть, чтобы у такого огромного академического и природно-общественного феномена не было сколько-нибудь логического объяснения.

Разумеется, оно есть. Терпеливость коренится не в менталитете титульной нации России, и не в богобоязненности народа, и даже не в синдроме страха.

Судебные психиатры на специализированных международных конференциях говорят, что явления «общественного психоза» зависят от действий властей, но в другом плане. Например, в Японии после 12 лет геноцида народа, предшествовавшего окончательной победе американцев над “японским империализмом”, трудный период закончился экономическим подъёмом 1950-1960х годов, получившим название «японского чуда». Учёные выводят из этого и подобных примеров тезис о том, что синдром психоза и паники от действий властей проходит довольно быстро только в том случае, если он не поддерживается искусственно теми же властями.

Здесь хочется подчеркнуть, что дискуссия в Испании относительно того, откуда у испанского народа практически русская многотерпеливость, выходит за рамки чисто научной дискуссии и приобретает политико-практический характер.

Но ответ на поставленный вопрос позволит властям понять, как долго они могут перегибать палку и испытывать терпение масс. Крылатое латинское выражение гласит: “неучёные пусть учатся, а знающие пусть помнят (Indocti discant et ament meminisse periti)”.

Подписаться на рассылку