Музыка

150 летний юбилей Эрика Сати

06 апреля 2016 года в Новой Опере прошёл концерт «Голоса земли франков», приуроченный к 150-летию французского композитора Эрика Сати (Erik Satie, 1866-1925). Французом он стал по стране творчества, хотя имел нормандские и шотландские корни.

Программа состояла из «Парада» – лирического парада по либретто Жана Кокто (Jean Cocteau), «Гимнопедий» №№1 и 3, «Гносьенны» №3, фортепьянного сопровождения «Антракт» к фильму Р.Клера (René Clair) и «Человеческого голоса» – лирической трагедии по либретто Ж. Кокто. Дирижировал Ян Латам-Кёниг (Jan Latham-Koenig).

Весь вечер публика находилась под впечатлением происходящего и внимала сцене. Что вовсе неудивительно – даже сегодня Сати представляется самобытным и противоречивым художником. Создатель импрессионизма в музыке – он скоро отрёкся от направления, дважды студент Парижской консерватории – он не окончил её, один из организаторов направления «Шестёрки» – вскоре отошёл от группы. Хочется ещё добавить, что в нём сочетался розенкрейцер-почитатель Грааля и коммунист.

«Парад», созданный совместно с П. Пикассо (P. Picasso) и Ж. Кокто в 1917 году, вызвал скандал как музыкой, так и костюмами в духе кубизма. Премьеру пьесы исполняла труппа С. Дягилева. Но современной российской публикой он отнюдь не отторгался. В то же время, трудно представить себе нечто более материалистическое в музыке. Если классики – музыка духа, романтики – музыка чувства и ума, то Сати писал музыку для тела, которая отзывается в каждой его клеточке и знакома нашему подсознательному.

«Гимнопедии» и “Гносьенны” навеяны греческими Спартой и Кноссом. Сати много обращался к античному вдохновению, видимо, стремясь к простоте и ясности музыкального языка. В прекрасном исполнении оркестра они были приняты публикой на вздохе, пронеслись в своей лёгкости.

Но особенно яркую реакцию публики вызвал «Антракт», исполненный фортепьяно в 4 руки маэстро Латам-Кёнигом и Натальей Казаковой. Музыка сопровождалась тем самым фильмом, для которого была написана. Фильм представлял собой странное зрелище, сдобренное сценами похорон и выстрелов. Действо было на грани здравого смысла и на черте приличия даже по современным меркам. И зал начал рукоплескать до окончания пьесы. Хотя, впрочем, у нас завелась мода не дожидаться завершения.

Сати закончился, оставив в ушах звуки своих навязчивых мелодий, ориентальных мотивов и ощущение близости искусства к телу.

Во втором акте давали Пуленка (Francis Poulenc), соратника и единомышленика Сати по “Шестёрке”. Спектакль 1958 года основан на пьесе Кокто, представляющей собой сцену-монолог женщины, ведущей разговор по телефону с ушедшим от неё к другой мужчиной. Певица Натали Годфруа в сопровождении оркестра демонстрировала все оттенки горечи и одиночества на протяжении второго акта. Трудно представить себе настолько точно переданный момент отчаяния, но ещё труднее представить себе отчаяние длиною в целый акт, не имеющее разрешения в финале. Скорбь без конца и без надежды, балансирующая у черты сумасшествия, но скованная рамками разума и приличия и не переступающая черту.

Эта постановка была осуществлена под патронатом Французского института при посольстве Франции в Москве – французы традиционно поддерживают интерес к своей культуре, она была совершенно во французском духе и переносила слушателей в Гранд Опера. Постановка высококачественная, профессиональная и лишённая пошлости некоторых современных московских сцен.

Источники: Novaya Opera, Большой энциклопедический словарь. Музыка. – М., Научное издательство “Большая Российская Энциклопедия”, 1998.

Добавьте «Э Вести» в свои избранные источники
Yandex-News