Мир

Эпоха Джона Маккейна – начало конца или конец начала глобализации?

Эпоха Джона Маккейна - начало конца или конец начала глобализации?

Разошедшаяся по миру весть о кончине 26 августа 2018 года “ястреба с Патомака” – американского сенатора Джона Маккейна – информационный повод поразмышлять на тему о российско-американских отношениях сегодня и вообще о состоянии и перспективах международных отношений в эпоху глобализации.

Нам представляется интересным поразмышлять на тему по следующему плану:

  1. Джон Маккейн – автор и демиург современной концепции отношения США к России.
  2. Джон Маккейн как теоретик современной внешней политики США как единственного и полновластного властелина мира.
  3. Джон Маккейн как автор и вдохновитель современного противостояния Восток-Запад.
  4. Джон Маккейн как автор и вдохновитель современных торговых войн между США и его основными экономическими соперниками Китаем и Европой.
  5. Джон Маккейн как олицетворение современной эпохи агрессивного американского империализма в развивающемся мире.
  6. Джон Маккейн как автор и реализатор отношений США-Китай.
  7. Смерть Джона Маккейна – конец “холодной войны” в отношениях Восток-Запад?

Нам хорошо известно, что этот американский сенатор – олицетворение самого что ни на есть американского духа в американской политике на международной арене. И в самом деле, этот человек всей своей судьбой и карьерой олицетворял американский успех. Этот маленький американец – ветеран Вьетнама, ставший впоследствии сенатором, был ничем иным как персонификацией американской мечты, которая утверждает, что если сильно чего-то захотеть, то этого обязательно можно добиться.

Джон Маккейн во всех своих речах, выступлениях. публикациях, интервью неизменно подчеркивал, что он – обычный американский гражданин – многого добился только благодаря своей горячей любви к своей американской отчизне. Особый упор на это он делал в своих пассажах, связанных с вьетнамским эпизодом своей жизни. Он неизменно отмечал, что, в отличие от поколения хиппи или своих недавних собратьев по оружию, вернувшись домой, он не ушел в прострацию, но включился в общественную жизнь на родине, затем и преуспел.

Вся риторика этого замечательного американца сводилась по сути дела ни к чему бы то ни было иному, как нежели к банальному великодержавному шовинизму, от которого отдает сильным духом великодержавного расизма и высокомерия.

Мы знаем, что главный комплекс во внешней политике США не изжит до сих пор. Не изжит он и в эпоху пребывания Дональда Трампа в Белом доме. Олицетворением жуткого комплекса – комплекса неполноценности – стала эта фигура Джона Маккейна. Речь идёт о комплексе неполноценности, наблюдаемом во всех сферах общественной жизни США, выражающейся в том, что никак американцы не могут освободиться от восприятия себя бывшей колонией Англии, в то время как они уже давно переросли свою бывшую метрополию по экономической и материально мощи.

На словах все американские государственные деятели, включая Джона Маккейна – истинные англосаксы. Но в глубине души они все мечтают – все без исключения – амикашонски похлопать по плечу королеву Елизавету II, как это сделала Мишель Обама подчеркнутым патерналистским жестом.

Каждый день, каждую минуту, при каждом вздохе мало-мальски заметный государственный и общественный деятель внутренне говорит себе: я лучше, умнее, успешнее чем англичанин – я американец.

Эту странную особенность, эту отличительную черту, пронизающую насквозь весь американский истеблишмент,  заметила ещё моя бабушка (наполовину англичанка) в 40-е годы прошлого столетия, будучи в США. Она всегда говорила больше всерьёз, чем в шутку, что американцам не столь важно зачастую чего-то добиваться в международных отношениях (в мировой экономике) ради собственного блага, сколько в первую очередь доказывать свою успешность по сравнению (как они говорили) со “снобами”.

Американский истеблишмент, поразительным образом закомплексован и никак не может выйти из состояния коротких штанишек – роли младшего партнёра своей бывшей метрополии.

Не исключением этого феномена являются и нынешние заокеанские ястребы. Ведь, в самом деле, на чем зиждется их ястребизм? Они себе прекрасно отдают отчёт, что они собой представляют нацию без корней и истории, нацию “бывших и никогда не состоявшихся”. Большинство так называемых родов – кланов современного истеблишмента – имеют своими первородичами либо беглых каторжников. либо корсаров. либо дезертиров из английской армии….

Конечно, за эти три с небольшим века, что североамериканские штаты перестали быть колонией Англии (как впрочем, Франции и Испании), американская культура, дав потрясающий сплав идей и традиций, обожженных в доменной печи монокультурализма, дала потрясающих личностей для мира. От Трумена Капоте до Эллы Фитцжеральд, от Джексона до Элвиса Пресли американская культура, в самом широком её значении, от философии до кибернетики, включая достижения в менеджменте – не имеет себе равных.

Что и говорить, на фоне высоких достижений во всех сферах общественного знания, общественной жизни американская политическая реальность даёт необыкновенные примеры (и отрицательного свойства тоже). Мир неоднократно шарахался от заявлений ряда представителей американской “ястребиной” культуры, которая и по сей день является образчиком чего-то непристойного и не-comme-il-faut.

Не будем забывать, что похлопывание по плечу главы королевского дома Великобритании – это не случайное нарушение протокола, а неизбывная мечта всех американских “аристократов”, которые никогда не станут настоящими аристократами. Им туда путь заказан навечно, и купить туда чек по индульгенции не получится. Читая Интернет на эту тему, рассыпаешься гомерическим хохотом, сталкиваясь с очередным эпизодом, когда очередной магнат из Оклахомы или Небраски ищет престарелую одинокую старушку-дворянку “без средств к существованию” в качестве спутницы жизни.

Я далек от того, чтобы быть ханжой и лицемером. Любовь есть любовь. Нет ничего странного и неестественного в том, что 26-летний юноша из далёкого американского штата полюбил возрастную леди с хорошими манерами. Я уверен, что она на хорошем английском языке будет ему читать “Алису в стране чудес” или что-то из раннего британского эпоса. Почему бы нет? Я верю в самые экзотические и романтические истории. Но я не верю в то, что политик-прагматик будет добиваться чего-то абсолютно откровенно безответственного, если не только из-за своего неизбывного чувства доказать себе и миру своё identity и свои самобытность и оригинальность на внешнеполитическом поприще.

(продолжение следует)