Мир

Эммануэль Макрон закрывает ворота во Францию мигрантам

Emmanuel Macron

Президент Франции Эммануэль Макрон (Emmanuel Macron) планирует ужесточить французское миграционное законодательство. Более того, его план на 2018 год предусматривает множество консультаций по всей Европе с целью выработки единого подхода – так называемого “Плана для Европы”.

Министр внутренних дел страны Жерар Коломб (Gérard Collomb) рассказал о том, что реформа даст возможность мигрантам ускорить процедуру получения гражданства и улучшит условия жизни легальных беженцев. Одновременно нелегальных мигрантов теперь будут выдворять из страны быстрее. “В Германии некоторое время назад 300’000 мигрантам отказали в статусе беженца, и они планируют приехать во Францию. Что, мы всех их примем?”, – вопрошает министр. Для этого французам придётся строить города.

Так у французов в правительстве и повелось. Президент даёт курс, министр внутренних дел – пояснения к нему. В том числе Коломб напоминает обществу, что стоимость размещения мигрантов в специальных центрах обходится налогоплательщикам в $2.1 млрд евро в год.

В новой редакции миграционного законодательства допускаются такие “вольности”, как проверка полицейскими документов в аварийных жилищах. Ряд “левых” политиков и “прогрессивные” общественные организации критикуют эти инициативы. В том числе свирепствует Соня Крими (Sonia Krimi) из партии Макрона “Вперёд” (En Marche!). “Центры для мигрантов станут центрами содержания под стражей”, – предсказывает недавняя сторонница Макрона.

В то же время западные средства массовой информации замечают, что Эммануэль Макрон, хотя и победивший на выборах представителя “правых” Марин Лё Пен, не может не следовать за антимигрантскими настроениями, захлестнувшими европейцев после потока мигрантов, хлынувшего начиная с 2015 года. По опросам, две трети европейцев отрицательно относятся к миграционному буму. Даже люди “левых” взглядов  сегодня воспринимают миграцию как угрозу. Несмотря на общественное мнение, в 2016 году из страны было выдворено всего-лишь 16.5 тысяч людей.

 

Источники: Financial Times, LeFigaro, Les Echos