История

До Брестской крепости и Сталинграда был Осовец

Часто, о многом умалчивая, История все же обнаруживает неожиданные тайны и взаимосвязи, помогающие осмыслить события прошлого, без которого нет будущего.

Об испытаниях и крепости русского духа времен Первой Мировой войны читателям культурно-политического журнала «Э Вести» рассказывает режиссёр, тележурналист, актер театра и кино, Заслуженный деятель искусств РФ – Виталий Максимов.

Виталий Максимов
Виталий Максимов

ЭВ: Виталий, чем вызван Ваш интерес к теме царской армии периода 1-й Мировой войны?

Виталий Максимов: Мои предки и по женской, и по мужской линии были кадровыми офицерами императорской и советской армий. Я – исключение, но на генетическом уровне, в зрелом возрасте потянуло обратиться к этой теме. Увы, история моей семьи типична. Мои прадед – Николай Иванович и прабабушка Анна Яковлевна Максимовы были расстреляны большевиками в начале 1918 года. Их сын, – мой дед попал в приют, ему было двенадцать лет. Он вырос, стал офицером уже советской армии, а его сын – мой отец, по последнему году призыва успел принять участие в Великой Отечественной. Другой мой дед – Виталий Савинов, в честь которого я был назван своим именем, прошел от Халхин-Гола до Берлина как кадровый военный, был комбатом всю войну. Но, если мы хорошо усвоили за свою жизнь то, что происходило в Отечественную, совершенно забытой оказалась война 1914-1918 годов. Её, кстати, также называли по началу Великой. Мне захотелось вникнуть в атмосферу русской императорской армии. В этом помог мой давний французский друг русского происхождения – Алексей Тизенгаузен – один из крупнейших искусствоведов, специалист по русской живописи и антиквариату. Помимо этого, он интересуется историей Его Величества Лейб-Гвардии Преображенского полка, поскольку его дед – князь Михаил Шаховской в эмиграции был последним секретарём «Общества воинов – Преображенцев». В 2009 году, после 9-ти лет работы, Алексей Тизенгаузен вместе с историком Сергеем Патрикеевым издал книгу, касающуюся боевого пути от начала Первой Мировой до окончания Гражданской войны, именно Преображенского полка. Я начал вникать в историю императорской армии и конкретные судьбы. Его Величества Лейб-Гвардии Преображенский и Семёновский полки составляли «Петрову Бригаду», став первыми полками русской регулярной императорской армии европейского образца. С Преображенского полка началась моя фильмография, с фильма «Железная стена».

ЭВ: Что Вас особо затронуло в обращении к данной теме?

Генерал А.П. Кутепов
Генерал А.П. Кутепов

Виталий Максимов: В Центральном архиве ФСБ РФ есть документы, касающиеся генерала А.П. Кутепова, который руководил из Франции Русским Обще-Воинским Союзом (РОВС), и в советской России считался одним из самых ярых её врагов, организатором терактов. На Лубянке его решили наказать. В 1930 году в Париже среди бела дня к нему подошли агенты ОГПУ, причём, один из них был переодет в форму французского жандарма, и попросили предъявить документы. Кутепову было предложено проехать в участок, чтобы удостовериться в правильности его паспорта. Не дожидаясь ответа, его схватили, затащили в автомобиль и тут же накинули маску с хлороформом. Генерал задохнулся. Есть несколько версий того, как он погиб. По одной – он скончался прямо в машине от сердечной недостаточности, по другой – задохнулся в трюме парохода, куда его привезли и поместили в почтовый ящик, чтобы отправить из французского Марселя в советский Новороссийск, а далее – на Лубянку. Это была спецоперация в рамках общей операции «Трест», подготовленная ОГПУ, для привлечения к ответственности одного из самых опасных, с точки зрения этого ведомства, руководителей контрреволюции. Всё произошло в чужом государстве, среди бела дня, молниеносно. А.П. Кутепов, командовавший Преображенским полком, отказавшийся сотрудничать с большевистской властью был вынужден, как и многие офицеры, подчинится приказу №1 Петроградского совета (от 1 марта 1917г) По этому приказу офицеры обязаны были срезать погоны. Нижним чинам дозволялось говорить им «ты», а поражённая революционной инфекцией «солдатня» получила право боевого офицера, ещё недавно их «отца-командира», раненного и в русско-японской войне, и в Первой Мировой, избрать полковым писарем, дабы, как можно больнее унизить.

ЭВ: Какова была цена сохранения чести в этих условиях?

Виталий Максимов: Только два решения: или подчиниться, или к стенке, как с моим прадедом. В то время ещё полковник, – Александр Кутепов, последний командир Преображенского полка, поступил по-другому: призвав к себе часть полковых офицеров, отправился на Дон, к Деникину, влившись в «Белое Движение». Полковое знамя Лейб-Гвардии Преображенского полка разрезали на части, забрав «Андреевские ленты» и распилив древко. Через несколько лет эти элементы находят у разных людей, в том числе, и у полкового священника – отца Михаила Тихомирова. За сохранение древка большевики его лишают жизни! Как можно не желать в этом во всём разобраться?!

Крепость Осовец
Крепость Осовец

ЭВ: А чем привлекла Вас история крепости Осовец?

Виталий Максимов: О крепости Осовец из учебников истории не было известно ничего. Ходила только легенда, о которой знали немногие. Я решил узнать, как все это было на самом деле. В документах РГВИА (Российского Государственного Военно-Исторического архива), к которым мне удалось добраться, в полевых дневниках была описана правда, которая поразила и меня, и всех, кто столкнулся с этими свидетельствами невероятного подвига защитников этой крепости. Обнаружилась удивительная история, прецедента которой нет. Полгода кайзеровская армия пыталась взять крепость Осовец (на территории Царства Польского в составе России), и ей это не удавалось. С января 1915 г. тяжелой артиллерией производился обстрел этой маленькой, недостроенной крепости. Он длился полгода. Ее гарнизон составлял 2,5 тысячи человек, т.е., 2 полка с отрядом ополченцев. За время немецкой осады по ней было выпущено 400 тысяч тяжелых снарядов. Вес крупнокалиберных снарядов составлял от 300 до 800 кг каждый. 800 кг весил тяжелый снаряд мортиры под названием «Большая Берта» – самый ужасный монстр, придуманный изощрённой военной немецкой мыслью. Но русские отстреливались и оставались в этих (уже) развалинах живыми. После длительного кошмарного артобстрела немцы применили против осаждённых одну из самых крупнейших газовых атак. Специально подготовившись, они отравили площадь 80 кв. км смесью хлора с бромом. Когда ветер изменил направление, отравили еще и около тысячи своих. Затем они решили пойти на зачистку.

Владимир Котлинский возглавил «атаку мертвецов»
Владимир Котлинский возглавил «атаку мертвецов»

Каково же было их удивление, когда навстречу им в контратаку со штыками наперевес вышло 60 русских солдат! Как спаслись, оставшиеся в крепости около 200 человек им было непонятно. 60 из них пошли в эту самую контратаку и обратили в паническое бегство противника числом в 4,5 тысячи штыков(!), два ландверных полка, т.е., солдат второго призыва. 60 против 4500 сытых и экипированных «дойче зольдатен»! Невероятно!

ЭВ: В чем секрет такого разворота событий?

Виталий Максимов: Здесь проявилась крепость русского воинского духа! Когда погибли почти все полевые офицеры, подпоручик Владимир Котлинский (он закончил в Пскове Реальное училище и был командирован в Осовец как военный топограф), взял на себя командование и повел в контратаку 60 человек без оружия, с одним биноклем в руках! Издевательство над собратьями в течение полугода было столь велико, что наши воины вышли навстречу неприятелю такими разъяренными, что немцы позже дали название этому, пережитому ими ужасу – «атака мертвецов». Никто из неприятельских полков не ожидал встретить противника живым. Это название возникло у них, чтобы оправдать свою трусость. Но мертвыми-то оказались не русские, а немцы, у которых душа ушла в пятки. Наши же воины шли отомстить за своих товарищей, которых на их глазах, умирающих, добивали немцы. Таким же образом «просвещенная Европа» показывала свое лицо и в Первой Мировой войне, и во Второй.

ЭВ: Почему об Осовце так мало известно?

Виталий Максимов: Около ста лет эта тема насильно замалчивалась. Очень мал оказался заинтересованный круг, знавший об этой русской победе. И этот подвиг был зачёркнут и забыт! Зачёркнут, потому что это была не Красная, а Императорская армия. А она, также, как и Красная, в следующей Великой войне защищала Россию! Забыт еще и потому, что часть осовецких героев двумя годами позже, в «гражданку», перешла на сторону «белых». Много ли есть подобных аналогов во всей мировой военной истории? Эту войну мы будем открывать еще очень долго. Она будет представляться для нас и отдельными героями, и эпизодами, и сражениями. Чрезвычайно важно и нужно возвращать все это в историческую память россиян, особенно молодых. Без осознания прошлого будущее эфемерно. Сейчас в Польше существует музей крепости Осовец. Но о русской армии там не осталось никаких упоминаний из-за хронически сложного отношения между нашими странами. Три раза был передел Польши. Ее территории отходили то русским, то немцам.

Разрушенные казематы Осовца. Немецкое фото, август-сентябрь 1915.
Разрушенные казематы Осовца. Немецкое фото, август-сентябрь 1915.

ЭВ: Но крепость Осовец, наряду с русскими защищали немцы и поляки!..

Виталий Максимов: Командиром гарнизона был этнический поляк, дворянин – генерал Н.А. Бржозовский. Недалеко от Осовца было его поместье Бржозовице, и он служил русской императорской армии. Когда подпоручика Владимира Котлинского через 10 дней после его 21-го дня рождения сразила немецкая разрывная пуля, его функцию командира подхватил также – поляк, подпоручик Владислав Стржеминский и завершил дело, уничтожив большое число противника и взяв в плен больше 30 немцев. Комендантом крепости до Бржозовского был русский немец – Карл Август Шульман. Вообще, в нашей армии в 1914-1917 годах служило много немцев. Это было связано с тем, что, когда Петр Великий формировал Российскую Армию, – из Голландии, Германии, Скандинавских стран было призвано много людей, которые ассимилировались и сделали Империю своей Родиной и уже служили нашему царю и нашему общему с ними Отечеству. В результате, к началу Первой Мировой войны почти половина командного офицерского состава составляли немцы. Офицерами до 1914-го года, за редким исключением, являлись дворяне. Среди них были и немецкие бароны, отдавшие свои жизни за Россию. В 1915-1916 годах о них стали говорить, что они подыгрывают неприятелю, что они немцы и, потому, заодно с Германией. Но они отдали свои жизни не за Кайзера, а именно, – за «Бога, Царя и Отечество».

Осовец. Форт I. входные ворота
Осовец. Форт I. входные ворота

ЭВ: Как Вы служите Отечеству сегодня?

Виталий Максимов: Начиная с 2015 года, с помощью Министра Обороны РФ, с которым лично знаком много лет, я взялся за шефскую работу с личным составом нашей современной армии. Вожу свои документальные фильмы, о которых мы с Вами говорили, по воинским подразделениям, полкам, училищам и т.д. Показываю их курсантам, солдатам и офицерам, делюсь тем, что знаю и узнал, продолжая работать над темой истории отечественной армии, её традиций и боевого пути. Мне не всё равно, какой она станет в ближайшем будущем как потомку её прекрасных и преданных Родине офицеров. Горжусь ещё тем, что удалось поспособствовать установке памятников в городах Воинской Славы Пскове и Воронеже героям Осовца – подпоручику Владимиру Котлинскому и воинам 226 пехотного Землянского полка, которыми являлись 60 его солдат, призванных из Воронежской губернии. В творческих планах ещё 12 фильмов, которые хотелось бы на эту тему в ближайшее время снять. Так что, для меня теперь каждый рабочий день – служение Отечеству.

Осовец. Форт II (Заречный)
Осовец. Форт II (Заречный)

Беседовала Нина Яхонтова

Подписаться на рассылку