Туризм

Для развития делового туризма России нужен европейский НДС

Сегодня в России всё чаще звучит мысль о возможном развитии делового туризма, то есть о привлечении в нашу страну на различные мероприятия (международные ли, корпоративные ли) бизнесменов, сотрудников крупных международных компаний и учёных. Конечно, всем бы хотелось видеть как можно больше таких гостей, присутствие которых не только приятно, но и полезно для экономики страны в целом и туристической и отельной индустрии, в частности.

Собеседник “Э-Вести” – Вице-президент Федерации Рестораторов и Отельеров, управляющий партнер УК «Альянс Отель Менеджмент» Вадим Прасов – не только владеет ясным видением рынка делового туризма в его нынешнем состоянии, но и знает о том, что может привести отрасль к процветанию. Читайте его подробное и очень познавательное интервью.

 

ЭВ: Есть ли у нас рынок делового туризма в России?

Вадим Прасов: Конечно, есть.

 

ЭВ: А как вы его оцениваете?

Вадим Прасов: Если мы рассматриваем сегмент деловых поездок и международных деловых потоков, то он в большей степени зависит от развития региона. Регионы бывают более экономически развитые, бывают менее развитые. Экономически развитые, как правило, привлекают больший трафик. А если мы говорим про мероприятия и конференции, то здесь у нас ещё огромная масса резервов, прежде всего с точки зрения крупных международных ротируемых событий и мероприятий международного уровня, поскольку на этот рынок мы практически никогда не выходили.

 

ЭВ: Почему мы этого не делали?

Вадим Прасов: Сложно сказать. Пару лет назад появилось Национальное конгресс-бюро. В каждой развитой стране, которая ставит задачу развития MICE сегмента, конгресс-бюро существуют уже долгие годы, а у нас появилось недавно. Вряд ли можно сказать, что это как-то кардинально изменило ситуацию. Некоторые подвижки есть, но мне кажется, резервов очень много.

С точки зрения региональных конгресс-бюро ситуация тоже неоднозначная, потому что где-то они есть, где-то их нет. Говорить о том, что есть какой-то регион, который в этом уже совершил какое-то чудо, не приходится. Единственное, я думаю, что хорошие шансы у Санкт-Петербурга ввиду того, что там ввели электронные визы и режим открытого неба. Для MICE сегмента это хорошо, поскольку организаторам международных событий интересно наличие, в первую очередь, инфраструктуры (то есть, отелей в достаточном количестве, с приличным номерным фондом и разного уровня – это присутствует), и простоты оформления виз. Для ротируемых мероприятий, которые проходят каждый год в новой стране, интересно также наличие достопримечательностей – у Санкт-Петербурга с этим проблем нет, и он известен как локация.

В Москве примерно та же история, но в Москве электронную визу пока не ввели. Это сразу накладывает определенные ограничения. Говорить в этом разрезе про Казань и Сочи пока, на мой взгляд, рано, притом что и там, и там в течение года проходит какое-то количество мероприятий благодаря курорту и климату, в межсезонье.

Совершенно очевидно, что одна из стратегий развития делового туризма – это именно MICE. Я предполагаю, что резервов ещё довольно много. И мне кажется, что пока на государственном уровне этому сегменту не уделяется достаточно внимания.

 

ЭВ: Если говорить о Европе как о желаемом сегменте привлечения MICE и делового туризма в принципе (это платёжеспособные люди), то есть ли какие-то тенденции и вообще шансы на привлечение этой аудитории?

Вадим Прасов: Шансы, безусловно, есть. Достаточно посмотреть на те грустные места, которые мы сейчас занимаем в рейтингах стран с точки зрения развития MICE. В данном случае это хорошая отправная точка.

У нас очевидно есть огромное количество резервов. Например, то же самое введение электронной визы. Я предполагаю, что для рынка MICE мероприятий это будет очень серьезное подспорье, потому что на многие мероприятия состав участников формируется в последний момент, и, конечно же, любой организатор будет анализировать ситуацию с перелётом и визой. Если нет уверенности, что получишь ли ты её оперативно (если её надо куда-то идти и где-то оформлять), то это накладывает свой отпечаток. Любой организатор задумывается, а нужно ли ему это.

 

ЭВ: Если мы говорим о европейских туристах, то помимо электронной визы, которую безусловно надо вводить (правительство собирается её со временем ввести), есть ли ещё какие-то положительные тенденции для их привлечения, или отрицательные, которые надо проработать?

Вадим Прасов: Вы знаете, для достижения положительной тенденции должна быть чёткая узконаправленная работа на развитие сегмента MICE. То есть, нужно приложить усилия для позиционирования страны и городов под MICE сегмент, работать с крупными организаторами серьезных международных событий, специализированных международных мероприятий. Тогда у нас появятся дополнительные возможности.

Надо понимать, что крупные события с точки зрения графика их проведения готовятся и планируются заранее. У многих мероприятий, например, есть план и контракты на 2, 3 и 4 года вперед.

Соответственно, это та работа, которую нужно было проделывать ещё вчера для того чтобы уверенно смотреть в успешное завтра. Но поскольку электронная виза вот-вот вводится, то совершенно очевидно, что одним из направлений работы по продвижению MICE сегмента будет донести информацию, что мы стали ближе и комфортнее, до организаторов деловых мероприятий.

 

ЭВ: Это, наверное, должна быть государственная программа или, возможно, региональные программы.

Вадим Прасов: Должна быть и государственная, и региональные программы, потому что есть мероприятия, где страна должна выступать инициатором переговоров, а есть мероприятия, которые могли бы пройти и на региональном уровне.

 

ЭВ: Развитие MICE сегмента нам что-то даст? Участникам, регионам?

Вадим Прасов: Вы же правильно заметили, что средний чек у делового туриста выше, чем у культурно-познавательного туриста. Безусловно, развитие MICE сегмента нам что-то даст, потому что это стабильный поток туристов в самые разные сезоны.

У туризма есть свои пики – сезоны, связанные с климатом, погодой. Для деловых событий ситуация несколько лучше. Это оптимальная история с точки зрения календаря, когда вы выстраиваете приоритетность таким образом, что в какие-то сезоны привлекаете туризм познавательный, в какие-то – MICE. Соответственно, это даст более равномерную загрузку отелей, более комфортные с точки зрения бизнеса условия при прогнозировании доходов-расходов. MICE сегмент категорически важен.

Можно посмотреть на европейский опыт. В Европе есть некоторые относительно небольшие города, в которые туристов привлекают именно деловые события. Там в год проходит 200-300 мероприятий, что, конечно же, существенно влияет на экономику города.

 

ЭВ: А готов ли отельный бизнес к развитию MICE сегмента? Насколько наши конгресс-возможности сильны? Если правительство начнет приглашать деловых гостей, то что будет с инфраструктурой?

Вадим Прасов: Отельный бизнес в целом готов к этому.

Другой вопрос, что законопроект Хованской в Санкт-Петербурге повлиял на общее количество номерного фонда. Возникли проблемы у мини-отелей и хостелов, составлявших в Санкт-Петербурге достаточно большой процент, поэтому сейчас в городе все равно будет стоять вопрос инвестиций, строительства и открытия новых гостиничных объектов. Но такие инвестпроекты есть, и в течение некоторого времени мы увидим результаты этой работы.

 

ЭВ: Помимо отельного бизнеса у нас в плане инфраструктуры все в порядке? Или есть и другие факторы?

Вадим Прасов: Надо понимать, что где-то ситуация нормальная, а где-то нет, потому что здесь есть транспортная составляющая, а она, как Вы прекрасно понимаете, не везде идеальна.

Количество прямых рейсов из разных локаций – это то, что существенно влияет на привлекательность города с точки зрения MICE. С точки зрения ресторанного бизнеса резервы есть, но я не могу сказать, что у нас все плохо с ресторанным бизнесом.

Не везде, наверное, есть крупные конгрессные площадки с возможностью принять большой конгресс, либо трансформируемые до нескольких средних, но я думаю, они не везде и нужны. Конечно, это существенная история – наличие таких возможностей и соответствующей отельной базы поблизости, потому что есть мероприятия очень крупные, которые привлекают от 2 до 5 тысяч делегатов.

Для такого мероприятия в мире строятся крупные конгресс-отели, но их, безусловно, мало. Здесь тоже может быть определенная конкуренция России с другими локациями, если мы говорим о городах с большими конгресс-залами и достаточным количеством адекватного уровня отелей вокруг (4-5 и, может быть, немножко 3 звезды).

 

ЭВ: Каковы предпочтения людей, которые на данном этапе приезжают в Россию? Каковы основные тренды этого рынка?

Вадим Прасов: Здесь нет такого понятия, как основные предпочтения. Люди хотят комфортные отели с адекватным уровнем сервиса и хорошими ценами, потому что для организаторов мероприятий ценовые характеристики всегда важны. Если цена завышена, то вы проигрываете в конкурентной борьбе. Тренд как раз сейчас весьма и весьма хороший – это курс рубля к евро. Я считаю, что мы можем быть конкурентоспособными по ценам.

 

ЭВ: А вы можете выделить основные тренды российского делового туризма?

Вадим Прасов: Есть общемировой тренд, я бы не назвал это российским трендом: то, что идёт смещение в сторону онлайн, но не в MICE-сегменте.

Деловой туризм в данном случае более стабилен в части работы с традиционными партнерами: с туроператорами, которые занимаются деловым сегментом, с организаторами MICE-мероприятий, которые чаще бронируют оффлайн. Движение в онлайн по индивидуальным поездкам и по-прежнему высокий процент бронирования гостиниц через туроператоров для делового туризма связаны зачастую с тем, что большие корпорации работают через своих партнеров, которые совершают достаточно большое количество одномоментных бронирований, авиабилетов, трансферов, отелей, и которые потом уже перевыставляют счет, зачастую кредитуя этого контрагента-заказчика. Онлайн таких функций в себе не несёт.

С точки зрения MICE я не могу сказать, что я сталкивался с ситуацией, когда организаторы существенно и часто бронируют что-то через электронные каналы продаж. Они все-таки должны убедиться в определенных качествах отелей. В любом случае, это визит, переговоры и заключение прямых контрактов.

 

ЭВ: Сами отели поднимают вопрос перед государством, перед региональными властями и вообще о том, что для выравнивания загрузки необходимо развитие делового и MICE туризма, в частности?

Вадим Прасов: Знаете, я бы не сказал, что наше государство так уж прислушивается к отелям. По опыту многих лет на рынке гостиничного и туристского бизнеса, я не могу сказать, что это та ситуация, когда государство говорит отелям: «Да, хорошо, ребята, сейчас всё сделаем исходя из ваших пожеланий».

Где-то такое бывает, что власти на регулярной основе общается с отельерами, слушают их и слышат. Безусловно, есть такие регионы и в России. Тот же самый Татарстан, где очень хороший контакт государства с бизнесом. Или в Ярославской области. В Москве были разные времена, сейчас они пытаются выстроить такой контакт. Санкт-Петербург, безусловно, они выстраивают его, но здесь другое дело – по Санкт-Петербургскому экономическому форуму есть сложность в том, что он проходит в период высокого сезона. А мое мнение, что его надо было изначально переносить в менее популярные с точки зрения традиционного туризма даты, на май ли апрель. Это было бы правильно с точки зрения равномерного распределения нагрузок, потому что в период белых ночей в город массово едут туристы с культурными целями. Но здесь велико влияние государства в целом и Росконгресса по поводу этих дат в июне, у них есть свои аргументы.

 

ЭВ: Вы ставили вопрос о развитии делового туризма в России?

Вадим Прасов: Делаем это регулярно. Видите ли, дело в чём. Во многих европейских странах ставка НДС для отельного бизнеса составляет от 5 до 12%, у нас – 20%. НДС – это хороший резерв для того, чтобы отельеры могли где-то снижать цены. Почему в европейских странах это снижение происходило, причем происходило в кризисные времена?

Когда мы говорим об этом с госорганами и Минэкономразвития, то Министерство Финансов занимает, как правило, категорическую позицию и раз за разом говорит: «У нас выпадающие доходы из бюджета. Отказать». И, наоборот, вводит туристический сбор, к которому у отельеров масса вопросов.

Появился фактически новый налог, который надо администрировать. При этом за рубежом он вводится для туристов из-за границы, его не вводят для туристов из родной страны. На тех курортах, где он вводится, преимущественно отдыхают россияне. Ясно, что это дополнительная сумма, которая увеличивает стоимость проживания в этом городе. И, конечно же, такие сборы вводят в зарубежных странах в ситуации овертуризма, когда загрузка в отелях по году находится на стабильно высоком уровне 80-90%. Конечно же, в такой ситуации можно вводить такой сбор, потому что очевидно, что город привлекателен. А когда у нас во многих городах загрузка отелей в городах 40-50%, то говорить о туристском сборе мне кажется преждевременным.

 

ЭВ: Последний вопрос, что может сегодня стать драйвером российского делового туризма?

Вадим Прасов: С организационной точки зрения, введение электронной визы, разумеется, может существенно повлиять на развитие делового туризма. Но драйвером должна стать целенаправленная работа в этом направлении. То есть, объединение усилий государства и бизнеса, и четкая позиция формирования мощного серьезного конгресс-бюро, которое будет на уровне крупных международных событий привлекать сюда специализированных операторов. Наряду с созданием конгресс-бюро нужно объединение региональных конгресс-бюро, которые бы способствовали большему информационному насыщению международного MICE рынка и увеличению в нем предложений России и позиций России.

Добавьте «Э Вести» в свои избранные источники
Yandex-News