Экономика

Дефолт в России и в Испании: есть ли разница?

Конечно, есть разница между дефолтом в России и в Испании. Если в нашей стране он возможен (по мнению главы Центробанка), то в Испании, слава Богу, никто и не заикается.

Российская экономика сегодня выросла из советской экономики. И все родимые пятна предыдущего экономического режима сохраняются. Дефолт – не шутка, но это не единственная ситуация, при которой власти “обносят” население. Если брать начало так называемой советской власти, то никаких дефолтов тогда не было, но все без исключения сословия (от дворян до крестьян) сдали в государственную казну всё, до нитки. Исключение составляли лишь партократы, которые впоследствии получили широко известное наименование “номенклатура”.

Об этом явлении написаны тонны книг и только ленивый “не прошёлся” по единственному привилегированному классу в эпоху СССР – по партийному и чиновничьему аппарату. Наиболее яркое произведение написал Михаил Возленский, бежавший на Запад и положивший начало мировой номенклатуриаде. Это произведение стало классическим, оно описывает как зарождение, так и развитие этой прослойки. Автор об этом хорошо знал, поскольку был сотрудником ИМЭМО РАН СССР. Книга была переведена на 114 языков мира, включая английский и китайский.

Хочу сразу заметить, что “обнос” населения в последние 100 лет происходил с завидной регулярностью: каждые 10-20 лет население сдавало властям весь накопленный “жирок”. Целью этой операции всегда было одно и то же: не дать подняться широким слоям населения, чтобы они всегда были “устремлены” в будущее, ведомое властями.

Только при советской власти и при нынешнем постсоветском режиме “обнос” населения считается нормальным правовым явлением. Этому всегда даётся правовое объяснение, и смысл аргументации властей неизменен: тому виной внешние факторы, не подвластные контролю властей.

Замечу, что в эпоху декабристов даже самым откровенным врагам режима, которыми являлись члены Северного и Южного тайных обществ, власти не осмеливались наносить “удар под дых” – обирать семью до нитки. Даже в том случае, если мужская половина этих семей находилась на каторге. Семьи кормили своих родственников – каторжан, а иногда и “допускали” их отъезд за границу. “Зверства” Николая Первого не распространялись на удушение материального характера, как это предпринималось после 1917 года и позднее.

Разница между советской действительностью и постсоветской лишь состоит в одном: в постсоветский период население находится в столь же нищенском положении (или даже хуже), но только при этом был легализован класс теперь уже не партийной номенклатуры, а номенклатуры другого свойства, которых бывший генеральный прокурор Юрий Скуратов назвал “выходцы из закрытых тендеров”.

В Испании ни при каких обстоятельствах дефолт невозможен, по одной простой причине: как бы там власти ни были жестки по отношению к населению, но мораль, оформленная в правовых нормах, присутствует во властных структурах и не позволяет, как нам представляется, допустить “чёрный понедельник” или “чёрную пятницу”.

Буквально несколько слов о том, почему дефолт невозможен в Испании, а очень даже возможен в России. На тему дефолта сказано и написано много. Но, пожалуй, ярче всех в одном из недавних интервью об этом сказал бывший генеральный прокурор Ю. Скуратов. Буквально он сказал следующее: резервы ЦБ в 1998 году составляли $24 миллиарда, а куплено государственных краткосрочных облигаций (ГКО) было на $36 миллиардов. Разницу погасить было нечем, и был объявлен дефолт. Среди фигурантов громкого финансового скандала назывались первые лица государства и экономических структур страны в ту пору. Хотя бывший прокурор отмечал, что всем руководила “семья”, мне запомнилось имя руководителя ЦБ Дубинина и имена некоторых других высокопоставленных членов кабинета той поры. Прокурор прямо назвал этот дефолт не иначе как финансовой пирамидой и афёрой, причём прямо говорит о том, что у руля этой финансовой махинации стояли высшие руководители государства. Информация разошлась по СМИ России и других стран.

Таких случаев за последние 25 лет страна знает как минимум четыре. И дело не в том, что каждый раз подобные явления напрочь подрывают доверие к государству, а в том, что широкие слои населения, всё понимая, видя и точно оценивая, считают это возможным только при том “бэкграунде”, который был заложен в предыдущую эпоху. Ведь в материальной сфере власти делали всё, что им заблагорассудится, и никаких сдерживающих факторов тому не было. Вряд ли в какой-нибудь европейской стране могла безнаказанно пройти подобная “операция”.

Пусть недоброжелатели не распускают ложные слухи враги правительства Педро Санчеса, говоря о том, что оно ведёт Испанию к советской экономике. Это невозможно, для этого нет никаких видимых оснований. Постоянное сравнение испанскими СМИ нынешнего курса правительства Педро Санчеса – Пабло Иглесиаса с советской и российской действительностью не несёт в себе ничего, кроме попытки очернить усилия в сфере восстановления социального равновесия и социальной справедливости, в вопросе, которому не уделялось внимание в последнее десятилетие.

Подписаться на рассылку