Театр

Что будет с Театром Покровского как сценой Большого театра?

Dmitry Kryukov by Damir Yusupov

Недавно Министр культуры В.Р. Мединский объявил труппе Камерного музыкального театра имени Бориса Покровского о том, что Театр Покровского будет «присоединен к ГАБТу и получит статус его камерной сцены». При этом Министр напомнил, что и основатель театра Борис Покровский, и его нынешний музыкальный руководитель Геннадий Рождественский тесно связаны с Большим театром, что делает реорганизацию «естественной».

До июня 2018 года Театр Покровского продолжит работать в нынешнем режиме, а потом… Что будет дальше с театром – об этом культурно-политический журнал «Э-Вести» поговорил с дирижером театра Дмитрием Крюковым.

ЭВ: Дмитрий, скажите, пожалуйста, как может изменится репертуар Театра Покровского в связи с его присоединением к Большому театру? Если, конечно, у сотрудников есть об этом информация…

Крюков Д.: Было объявлено, что с 1.07.2018 произойдет слияние с Большим театром. Тогда будет объявлено о новых постановках. Как только театр перейдет под крышу Большого театра и его директором будет Владимир Урин, я думаю, что все ранее отмененные планы возобновятся – и Мартину и другие выдающиеся оперы великих мастеров.

ЭВ: Были изменены планы? Я думала, что всё в 2017 году идёт своим чередом.

Крюков Д.: На данный момент новый директор проводит свою репертуарную политику. Новый директор не принимает во внимание планы музыкального руководителя театра Геннадия Николаевича Рождественского на постановку одноактных опер Мартину и объявил о постановке оперы “Риголетто”.

В свою очередь, Рождественский не появится в театре до смены директора, поскольку Минкультуры до сих пор не оповестил его о смене директора.

ЭВ: В рамках реорганизации, можно ли надеяться на то, что после перехода под Большой театр звёзды Большого будут выступать на сцене театра Покровского?

Крюков Д.: Уверен, что со временем многие солисты собственно Большого Театра будут задействованы в постановках на сцене имени Покровского, ведь теперь это будет одним коллективом.

Что касается артистов и труппы – будет проведена долгожданная переаттестация. И чтобы все понимали ясно – каждый человек должен будет доказать не то, что он достоин быть артистом Большого, совсем нет. Люди должны будут доказать, что они могут исполнять музыку на подлинно высоком уровне, чтобы брать не только редким репертуаром, но выдающимся, эталонным исполнением этого репертуара. Ведь кто сказал, что Геновева или Влюбленный Сэр Джон или Смерть в Венеции хуже любой оперы Верди? А сколько в той же „Геновеве“ или „Уходящих в море“ глубины, философского понимания любви, жизни, сколько просто на просто божественной красоты. Мы надеемся, что все артисты: и оркестр, и вокалисты, подтянутся и поймут, что время прятаться прошло, что нужно быть не просто просветителями, но просветителями с правом выступать на одной из лучших и самых знаменитых мировых сцен и нести на эталонном уровне высокую культуру в массы.

 

ЭВ: Сохранит ли театр Покровского своё имя и сущность?

Крюков Д.: Театр Покровского будет называться Камерной сценой имени Бориса Покровского. Мы надеемся, что эта площадка в новом статусе станет не просто лабораторией – это было бы слишком незначительно для Большого театра.

Мы надеемся на то, что именно редкие оперы, без которых жизнь всей страны становится скуднее, будут продолжать ставиться на новом, элитарном уровне в том виде, как их задумал сам автор – композитор.

Ведь сегодня два десятка одних и тех же опер переставляются с ног на голову в никому не нужных и неправомочных по отношению к композитору фантазиях режиссеров по всему миру, разлагая и искусство, и молодое поколение зрителей. Надеемся, что выдающиеся мастера, дирижеры и подлинно оперные режиссеры будут представлять на этой площадке подлинное оперное искусство, от которого сегодня мир ушел как никогда далеко. Надеемся, что наших детей здесь будут воспитывать на самом лучшем, что им будут привиты здоровые ценности – ценности, которые вкладывали в свои оперы авторы этих опер.

Многие выдающиеся постановки мастера будут реанимироваться, и, мы надеемся, что традиция постановки подлинно великих, но в силу ряда причин малоизвестных широкой публике опер, возобновится.

 

ЭВ: В своих надеждах Вы опираетесь на возрождение идей Бориса Покровского, на силу бренда Большого театра или ещё на что-то?

Крюков Д.: Смысл театра Покровского – идти не от денег, не от популярности. Смысл не в заработке, а в продвижении подлинного искусства, которое, как и наука, априори не может приносить больших денег. Выбирать репертуар, отталкиваясь от того, сколько можно продать билетов – совершенно противоречит традиции этого театра, высокому искусству и идее просвещения.

Ведь даже я сходу могу перечислить 30-40 шедевров, которые не ставятся нигде в мире исключительно в силу того, что билеты на малоизвестное сочинение продать сложно.

Лично я, считая себя в моральном и профессиональном смысле последователем Геннадия Рождественского, слыша рассуждения о том, что такая-то опера продаст нам весь зал и поэтому мы ее ставим, могу констатировать только абсолютный упадок культуры и духовную несостоятельность людей, делающих подобные предложения.

Надеемся, что прекратится надругательство над оперой и начнется ее возрождение – ведь могучее завещание Покровского о том, что такое оперный театр, теперь будет подкреплено могучей силой под названием Большой Театр.