Музыка

Чиновники расследуют версию продажи архива Мориса Равеля

По сведениям французского издания Le Figaro, небольшая группа высокопоставленных французских чиновников расследует возможную тайную продажу наследия композитора Мориса Равеля (1875-1937) через один из торговых домов. “С того момента, как Фонд Захера приобрёл наследие Игоря Стравинского, на рынок не попадал ни один из архивов такого уровня. Мы гордимся тем, что нам выпала честь продать его в частные руки”, – цитирует издание официальное сообщение об открытии аукциона по документам Мориса Равеля.

В пакет входят 24 рукописи музыканта, в том числе партитуры “Дафниса и Хлои” и “Концерта для левой руки”. Помимо пожелтевших 1’300 страниц, испещрённых мелким почерком, на аукцион вышли личные предметы из обихода композитора и его одежда.

Напомним читателям, что Равель родился в баскской части Франции – в городе Сибур, в десятке километров от испанской границы, в семье любителей музыки. Во многом благодаря отцу – инженеру швейцарского происхождения, он вошёл в музыкальную жизнь. Есть немало свидетельств и того, что через мать – басконку – композитор был приобщён к испанской музыкальной традиции.

После переезда семьи в Париж в 1875 году Морис Равель погрузился в артистические круги и принял решение стать музыкантом. В 1891-1895 годах он обучался в Парижской консерватории, откуда был вынужден уйти в связи с творческими исканиями. Стиль подающего надежды композитора многие считали родом импрессионизма, относились к нему по-разному, и он с трудом пробивал себе путь на музыкальный Олимп. Автор 86 блестящих произведений разных жанров, тем не менее, был признан в начале XX века величайшим современным композитором Франции.

Несмотря на относительно успешную карьеру и воспитание в крепкой семье, Морис Равель не создал своей семьи и даже не был замечен в каких-либо отношениях. Всё своё наследие он завещал младшему брату – Эдуарду. После смерти Эдуарда в 1963 году рукописи, автографы и другие ценные вещи перешли к государству. Но затем чудесным образом всё это исчезло из последнего дома композитора в Монфор-л’Амори. Не осталось буквально ни одного рукописного документа. Расследование кражи, основной подозреваемой в которой были хранительница имения Селеста Альбанет, наследники Эдуарда Равеля супруги Таверне и американский музыковед Арби Орентейн, пока ничего не дало.

Нынешнее сообщение о проведении аукциона – одно из многих. Рукописи композитора время от времени выставляются на аукцион без точной информации о происхождении этих архивов. Все предпринимаемые до сих пор попытки выйти на след воров через очередную ниточку не увенчались успехом. Возможно, в этот раз всё будет иначе и рукописи вернутся в национальные фонды.

Добавьте «Э Вести» в свои избранные источники
Yandex-News