Здоровье

Больные коронавирусом страдают от устойчивости к антибиотикам

устойчивость к антибиотикам

Давно известная проблема устойчивости организма современных людей к антибиотикам дала о себе знать и при лечении нового коронавируса. И хотя на борьбу с новым недугом были брошены все силы и многие средства, но именно вопрос о создании новых перспективных препаратов не получает решения в мире… по сугубо экономическим причинам.

Хотя антибиотики не могут бороться с вирусом, вызывающим COVID-19, почти у 15% людей, госпитализированных с этим заболеванием, развиваются побочные эффекты – бактериальные пневмонии, некоторые из которых устойчивы к существующим антибиотикам.

Ещё до COVID-19, по оценкам экспертов, устойчивость к антибиотикам ежегодно убивала как минимум 700’000 человек во всем мире. Теперь это число может возрасти, поскольку все больше людей с новым вирусным заболеванием получают антибиотики для лечения вторичных инфекций или для их предотвращения инфекций во время нахождения на аппарате искусственной вентиляции легких (ИВЛ). И они нередко не действуют.

Дело в том, что производители антибиотиков – это сложившаяся за последний век группа компаний. Конечно, здесь задают тон крупные фармацевтические гиганты, которые разработали свои препараты ещё в 1920е годы и успешно продают их.

Доминирование транснациональных компаний, как отмечают в научном журнале Nature, закончилось тем, что в последние 20 лет мелкие производители, работающие в сфере биотехнологий, покинули бизнес по причине его убыточности, а именно они осуществляли основные новые разработки, которые помогали решить проблему устойчивости к антибиотикам. “Нам нужны антибиотики, чтобы дать людям наилучшие шансы выжить в этой конкретной инфекции”, – рассказал изданию Эван Лох, исполнительный директор Paratek

Даже в США за последние два года “умерли” четыре такие компании, и из 15 разработанных ими антибиотиков четыре: Achaogen, Aradigm, Melinta Therapeutics и Tetraphase Pharmaceuticals, ушли с рынка. Остальные ещё держатся, хотя производство не обеспечивает для них нормы прибыли, ведь оборот таких лекарственных средств не так велик, как у более известных препаратов. И это вдобавок к тому, что на вывод на рынок нового антибиотика требуются крупные вложения и невероятные усилия.

По данным Всемирной Организации Здравоохранения, только около 14% антибиотиков и биологических препаратов получают одобрение в ходе испытаний фазы I. Это миллионные затраты, которые мелкие биотехнологические компании не могут получить с других препаратов своей скудной линейки, как крупные фармгиганты. В лучшем случае, экономически невыгодные проекты скупают за бесценок большие коллеги, в худшем – они исчезают вместе со своими разработками.

В результате мы имеем картину: рынок переполнен хорошо известными антибиотиками, к которым прекрасно приспособились бактерии и вирусы. В одних только США за год выявляется 2.8 миллионов случаев с инфекциями, устойчивыми к антибиотикам, но $289-миллионный рынок поделен между успешными фармкомпаниями. Остальные работают на гранты от специально созданных некоммерческих организаций.

Для антибиотиков, как ни для какого другого вида лекарств, нужно обновление. Но это обновление практически не возможно в мире, где царят монополисты.

Подписаться на рассылку