Музыка

Богдан Волков: петь – это выразить то, о чем нельзя сказать

Богдан Волков: петь – это выразить то, о чем нельзя сказать

16, 17 и 18 августа 2019 года на основной сцене театра «Новая опера» будут исполнены камерные программы «Итальянские эпизоды». Сочинения Дж. Россини, В. Беллини, Г. Доницетти, Дж. Верди, Ф.П. Тости, П. Масканьи, Дж. Пуччини и О. Респиги будут представлены солистами театра – лучшими голосами России.

Среди тех, кто порадует московскую публику вокальным мастерством – знаменитый тенор Богдан Волков. В недавнем прошлом солист Большого театра, этот музыкант сделал себе имя, которое неизменно украшает любые программы с его участием – как в России, так и по всему миру.

С 2013 года, когда певец был принят в Молодёжную оперную программу Большого театра, начинается его триумфальное восхождение на музыкальный Олимп. Геннадий Рождественский, Пласидо Доминго, Даниэль Баренбойм – вот неполный перечень громких имён мировой музыкальной культуры, которые приглашали Богдана в свои программы.

Мы рады, что находимся в числе тех, кто может рассказать об этом удивительном таланте и человеке, причём от первого лица. Сегодня Богдан Волков – лауреат многих конкурсов и премий, рассказывает читателям «Э-Вести» о своей жизни и творчестве и делится секретами успеха.

ЭВ: Богдан, Вы – большой артист, привыкший к большим сценам. 16 августа Вы примите участие в проекте «Новой оперы» «Итальянские эпизоды» – это камерные произведения знаменитых итальянских композиторов. У меня в связи с этим возникает вопрос – какую долю в Вашей сценической деятельности занимает камерная музыка?

Богдан Волков: Я считаю, что участие в камерных программах – это необходимая часть работы для любого музыканта, исполнителя. Как только появляется возможность, я стараюсь петь камерный репертуар.

Мы, вокалисты, конечно, в большей степени задействованы в крупных формах – таких как опера, но уровень оперного певца определяет его опыт в камерном репертуаре, потому что именно в нём мы развиваем то, что мы делаем в операх. Здесь идут поиски смыслов, и каждый раз нам нужно использовать то или иное произведение по-новому.

Это обусловлено временем исполнения – романсы короткие, это не опера, где можно развивать свою жизнь на протяжении трёх часов. В камерной музыке нужно прожить и показать всё на более короткой дистанции.

В 2018 году у меня был сольный концерт с Алексеем Гориболем в «Бетховенском зале» Большого театра. Мы исполняли цикл Р. Шумана «Любовь поэта», первый кантикль Б. Бриттена и романсы П. Чайковского. В том же году у меня был сольный концерт в Таллине с пианисткой Валерией Полуниной. В 2020 году мы с Алексеем Гориболем планируем сделать программу романсов Бетховена и Чайковского.

Б. Волков в роли Дона Оттавио, опера В.А. Моцарта «Дон Жуан» в театре Палм Бич Опера. Фото: Bruce Bennett
Б. Волков в роли Дона Оттавио, опера В.А. Моцарта «Дон Жуан» в театре Палм Бич Опера. Фото: Bruce Bennett

Я также рад тому, что у меня появилась возможность поучаствовать в концерте композиторов эпохи бельканто, которые не так часто исполняются. Их музыка близка моему голосу.

ЭВ: Я обратила внимание на то, что в своих программах Вы объединяете русскую и западноевропейскую вокальные традиции. Скажите, пожалуйста, удобно ли для исполнителя в одной программе петь такую разную, с точки зрения техники и подхода к музыкальному материалу, музыку?

Богдан Волков: Да, действительно, нужно почувствовать смену стилей и переключиться к тому или иному произведению. Тем не менее, мы составили программу, о которой вы говорите, так, что Шумана и Бриттена исполняли в первом отделении концерта, а Чайковского – уже во втором.

Но я не преследую специальной мысли объединять русскую и западноевропейскую вокальные традиции в одной программе. Следуя интуиции, мы с моим партнёром-пианистом выбираем, что может сделать нашу программу особенной для зрителя.

ЭВ: Вы – выпускник Киевского института музыки. Наверное, в Вашем репертуаре есть так популярные в Киеве вещи типа «Наталки-Полтавки», украинская музыка – Вы ведь с этого начинали?

Богдан Волков: Я в Киеве учился в музыкальном училище и институте музыки им. Р. М. Глиэра на вокальном отделении, но не пел на профессиональной сцене. После института я год учился в консерватории – Национальной музыкальной академии Украины им. П. И. Чайковского. Но затем сразу, в 2013 году, попал в Молодёжную программу Большого Театра России. Это открыло новый этап в моём творческом развитии, и оперным певцом я стал уже здесь.

ЭВ: Что касается педагогов, которые привели Вас к нынешнему исполнительскому уровню, Вы также ведёте отсчёт с Молодёжной программы Большого театра?

Богдан Волков: Нет, это началось значительно раньше.

Я начал заниматься музыкой с ранних лет, играл на фортепиано. В 9 лет я начал заниматься постановкой и развитием голоса. Там, в Донецкой области, у меня был первый вокальный педагог – Валентина Андреевна Гужель. Потом я со всей семьёй переехал в Донецк, где продолжал заниматься у двух педагогов, и затем в Киев, где за время обучения в училище, институте и академии у меня было три педагога. В молодежной оперной программе я учился у Дмитрия Вдовина и Светланы Нестеренко. Они остаются моими педагогами и сейчас.

Каждый из них дал мне что-то определённое для роста, вложил в меня свои умения и знания. К счастью, мне всегда встречались только хорошие педагоги, которые помогали мне развиваться.

ЭВ: Вы много работаете не только в России, но и в Европе. И при этом Вы сотрудничаете со звёздами мировой величины, например, с Пласидо Доминго. Можно ли говорить о том, что эта платформа для обмена опытом даёт Вам серьёзный стимул развития?

Богдан Волков: Что касается зарубежной деятельности, то сотрудничество с Пласидо Доминго началось с того, что я стал лауреатом его конкурса «Опералия» в 2016 году, проводимого под непосредственным патронажем музыканта. После победы мне предложили дебютировать в роли Тибальда в «Ромео и Джульетте» Ш. Гуно в Метрополитен Опера, где дирижировал Пласидо Доминго. В это время я посещал все спектакли, которые там были, со всеми составами – это было очень интересно. Я надеюсь, что в будущем мы сможем ещё поработать.

Также было очень интересно поработать с Даниэлем Баренбоймом в Берлинской государственной опере на «Обучении в монастыре» С. Прокофьева. В будущем мы сделаем ещё не одну постановку с этим выдающимся музыкантом.

Б. Волков в роли Антонио, опера С.С. Прокофьева «Обручение в монастыре» в Берлинской опере. Фото: Ruth und Martin Walz
Б. Волков в роли Антонио, опера С.С. Прокофьева «Обручение в монастыре» в Берлинской опере. Фото: Ruth und Martin Walz

Я с нетерпением жду дебюта, работы над оперой «Фальстаф» в Баварской государственной опере. Дирижировать будет Кирилл Петренко.

Безусловно, это придает огромный энтузиазм и стимул развиваться!

ЭВ: В чём секрет того, что человек достигает высот как оперный вокалист? Я говорю не только о формальной карьере, но прежде всего о творческих достижениях.

Богдан Волков: Я думаю, что секрет кроется в бесконечном поиске – как себя в жизни в целом, так и в искусстве, профессии. Техническое мастерство, тем не менее, абсолютно необходимо, так как голос – это средство выражения.

Также голос – это инструмент, который может изнашиваться. Он может быть совершенным и принадлежать человеку, который не будет им пользоваться и развивать. Сейчас, в XXI веке, особенно важно иметь контакт между исполнителем и слушателем, но при этом технические требования должны быть на уровне по умолчанию.

Нужно браться за свой репертуар, но так, чтобы не думать о технических проблемах и быть способным максимально выразить то, о чем нельзя сказать. Это как раз ищется непосредственно в камерном репертуаре, и то, что находится там, затем используется в больших крупных формах.

Царь Берендей - Богдан Волков; Бермята - Дмитрий Орлов («Снегурочка» Н.А. Римского-Корсакова). Фото: «Новая опера»
Царь Берендей – Богдан Волков; Бермята – Дмитрий Орлов («Снегурочка» Н.А. Римского-Корсакова). Фото: «Новая опера»

ЭВ: Вам удаётся выражать себя в музыке и испытывать от этого удовлетворение? Очень крупные фигуры мне не раз говорили о творческом голоде, необходимости постоянно развиваться, чтобы доказывать свою состоятельность в профессии.

Богдан Волков: Да, я испытываю творческую потребность в постоянном поиске.

Безусловно, внутреннее развитие очень важно. Это так же необходимо, как и духовный рост. Без интереса, аддикции и фанатизма в современном мире этим заниматься нет смысла. Мне кажется, что тогда и не получилось бы чего-то достичь, потому что возможностей не очень много и в то же время огромная конкуренция. Вот если человек не может жить без музыки – только тогда этим и нужно заниматься.

Я уже говорил о роли камерного исполнения. Камерный репертуар – это целый микрокосмос, который безграничен. Это касается голоса. Но мне также нравится искать, посещая концерты или слушая записи камерного репертуара не только вокального жанра. На данный момент мне очень интересна музыка XX века – Шнитке, Пярт, Тавенер, Шостакович. Иногда эти композиторы помогают мне исполнять и музыку, относящуюся к эпохам классицизма и бельканто.

ЭВ: Почему Вы в 9 лет приняли решение посвятить себя вокальному творчеству?

Богдан Волков: В таком возрасте, мне кажется, мы не делаем осознанных, обдуманных шагов. Мы делаем что-либо «просто так», потому что это нравится. В моей семье музыкантов не было, но я всегда любил заниматься музыкой и выступать. И мне всегда нравилось петь. Начать обучаться вокальному искусству был спонтанный шаг, но затем я всегда знал, что буду заниматься музыкой.

ЭВ: Ваша семья, насколько я понимаю, Вас всецело поддержала? Я так понимаю, что их плечи всегда рядом. Кто, если не секрет, Вас больше поддержал?

Богдан Волков: Да, конечно, семья меня поддерживает.

Сначала, когда я был совсем маленький, мной занималась бабушка. Мама тоже всегда меня поддерживала, но вскоре у меня родилась сестричка, и мама какое-то время стала заниматься больше ею, а мной – бабушка. Она ездила со мной, договаривалась о занятиях.

Когда мы поняли, что для продолжения занятий на новом уровне надо переехать в Донецк, моя мама поддержала меня и приготовила переезд. Мы взяли все свои вещи и уехали. То же когда мы уезжали из Донецка в Киев. Мама и бабушка сделали это, чтобы двигаться дальше, и чтобы всё, что мы вложили, дало плоды. Когда я переехал в Москву и у меня появилась возможность, я забрал их сюда. Так что, мы здесь все вместе. Моя сестра учится на архитектора – я очень рад, что она тоже выбрала творческую профессию.

Моя семья часто приходит ко мне на концерты и спектакли. Надеюсь, что в будущем я смогу приглашать их и на свои выступления и за рубежом.

ЭВ: Вы менее года тому назад перешли из «Большого театра» в «Новую оперу». Ходят слухи, что директор – Дмитрий Сибирцев, даёт много свободы своим музыкантам и способствует их развитию. Так ли это?

Богдан Волков: Да. Самое важное, что я сейчас чувствую себя свободным, от этого мне хочется работать, творить и много выступать – в России и за рубежом.

Так и получается: я сделал несколько проектов в Европе и Америке, сейчас мы «Евгением Онегиным» откроем сезон «Новой Оперы». Дальше у меня будут «Похождения повесы» в Театре Станиславского, плюс камерные программы – всё это всегда планируется заранее.

Ленский - Богдан Волков («Евгений Онегин» П.И. Чайковского). Фото: «Новая опера»
Ленский – Богдан Волков («Евгений Онегин» П.И. Чайковского). Фото: «Новая опера»

Моя потребность – выступать в опере в Москве – всегда оставалась. Здорово, что «Новая Опера» даёт мне такую возможность.

ЭВ: Вы упоминали о том, что у музыканта есть свой репертуар, в котором он может раскрыться и чувствовать себя комфортно. Как Вы бы охарактеризовали Ваш репертуар?

Богдан Волков: Мне сложно сказать что-то определенное. Мой голос характеризуется как полный лирический. Конечно, можно браться и за лёгкий лирический репертуар, но осторожно. В сторону крепкого репертуара не смотрю, да и у меня достаточно много работы, которую ещё следует осуществить.

Мне почти 30 лет, по неписанным законам сцены, молодой певец должен вырасти на бельканто и на Моцарте. У меня такой возможности не было – и ничего плохого не произошло…

5 лет, в течение которых я работал в Большом театре, я был обусловлен его репертуаром и развивался, исполняя оперы только русских композиторов. Мой дебют в Большом театре – это партия Лыкова в «Царской невесте», под руководством Геннадия Рождественского, великим дирижером с которым мне посчастливилось работать.

Но сейчас я стараюсь наверстать упущенное настолько, насколько это возможно. Конечно, я не могу сам себе составить репертуар на сезон, назначить партии. Я спел «Так поступают все женщины» в английском Глайднбурне, в США – «Дон Жуана». Вскоре я буду петь в Лос-Анжелесе в «Волшебной флейте». А там появится на горизонте «Любовный напиток».

Б. Волков в роли Феррандо в опере Моцарта «Так поступают все женщины» в Глайндборне. Фото: Tristram Kenton
Б. Волков в роли Феррандо в опере Моцарта «Так поступают все женщины» в Глайндборне. Фото: Tristram Kenton

Мой основной репертуар сегодня – это Моцарт, русская лирическая опера и камерная музыка, особенно Чайковский.

ЭВ: Кто Ваш любимый композитор (я понимаю, что это очень сложный вопрос)? Есть ли у Вас такие вещи, которые Вы ещё не исполняли, но хотели бы исполнить?

Богдан Волков: Мне повезло петь много разного репертуара. Я не знаю, какого композитора я ещё не исполнял, но хотел бы исполнить.

Из тех, кого я исполнял, мне особенно интересен Бриттен. Я бы хотел когда-нибудь окунуться в его творчество поглубже. Помимо опер, у него есть много циклов для тенора. Этот композитор дал тенорам больше репертуара, чем кто-либо другой. Я пел его «Серенаду для тенора, валторны и струнных», Новиса в Билли Бадде, арию из «Поворота винта».

В принципе, мне всё интересно. Сейчас у меня такой период, когда я набираю репертуар – не самый типичный, конечно, но очень интересный! У меня были премьеры двух новых ролей в прошлом сезоне – Антонио в «Обручении в монастыре» С. Прокофьева и Гвидон в «Сказках о царе Салтане» Н. Римского-Корсакова, ожидаются четыре новые роли в этом сезоне в операх И. Стравинского, В. Моцарта, С. Прокофьева и Дж. Верди. Дальше будут ещё интересные работы…

Добавьте «Э Вести» в свои избранные источники
Yandex-News