Театр

“Бег” М.А. Булгакова в «Содружестве Актёров Таганки» и интервью М. Федосовой

Мария Федосова, режиссёр

Спектакль «Бег», поставленный по произведению М.А. Булгакова в декабре 2015 года, стал одной из любимых постановок Театра «Содружество Актёров Таганки». Режиссер Мария Федосова разворачивает перед нами современную, зрелищную и оригинальную картину.

Театр проявил бережное отношение к произведению М.А. Булгакова и предложил зрителю «Бег» в своеобразном, но не искаженном виде. На сцене «Содружества» мы видим произведение таким, каким его создал Булгаков, и в плане реалистичности снов, и в плане философского и психологического контекста произведения. В то же время, творческое прочтение произведения прибавляет ему жизненных сил и объёма. Спектакль очень глубокий, его сцены врезаются в память надолго. Основная эмоция – сопереживание героям – без осуждения, без штампов.

Многие произведения Булгакова содержат элементы фантастического, которые придают повествованию нужный контекст и фон, не разрушая реальность. Булгаков использовал фантасмагории и для прохождения через цензуру, при описании гражданской войны, НЭПа и других современных ему событий, уходя от прямолинейной оценки действительности. «Бег» – восемь снов белого офицера. И, тем не менее, «Бег» не прошёл цензуру и при личном участии Сталина («попытка оправдать или полуоправдать белогвардейское дело») был запрещён к постановке при жизни писателя. «Бег» основан на реальных событиях, в качестве прототипов имеет исторических личностей, в том числе барона Врангеля. И Булгаков сам был участником Белого движения и очевидцем его разгрома, что позволило писателю достичь исторической и эмоциональной достоверности изображения.

Михаил Афанасьевич Булгаков (1891-1940) родился в семье профессора Киевской духовной академии А.И. Булгакова и учительницы В.М. Булгаковой (Покровской), дочери протоиерея. После окончания Киевского университета в качестве врача-венеролога (сифилитолога), писатель служит врачем в прифронтовых госпиталях Юго-Западного фронта, затем – земским врачом. Во время Гражданской войны был мобилизован в Добровольческую армию А.И. Деникина. С 1921 года писатель начинает сотрудничать в газетах и журналах, с 1925 года выпускает свой первый роман «Белая гвардия», в дальнейшем пишет прозаические и драматические произведения.

Зритель спектакля переносится во времена Гражданской войны, в сны изнурённого войной человека. Веером перед зрителем проходят люди, события и страны. Каждая сцена – художественная картина, многомерная и яркая. Образ Божий, сохраняемый героями через трагичность событий и судеб, хрупкость их сознания и надломленная психика – и «покойся, кто свой кончил бег»… Режиссер Мария Федосова выбрала второй булгаковский вариант финала – преображение Хлудова, возвращение героев на Родину.

О том, как задумывался и создавался спектакль, мы попросили рассказать саму Марию Федосову. Нас поразило то, что монументальный, мощный спектакль был создан молодой хрупкой женщиной, обаятельной и скромной.

Вы можете видеть видеоинтервью на нашем Youtube-канале, но ниже мы предлагаем Вам познакомиться с краткой текстовой версией.

ЭВ: Мария, большое спасибо, что согласились рассказать о Вашей постановке «Бега». Как у Вас возник замысел сделать постановку «Бега» в Содружестве Актеров Таганки?

Мария Федосова: Я искала пьесу… и моя подруга мне посоветовала «Бег». И когда я начала его читать, меня сразу вовлекла тема, вовлекла атмосфера, я сразу увидела, почувствовала, внутри всё заколотилось. Я подумала – а ведь меня давно не колотило от прочитанного…

ЭВ: Ваше авторское прочтение, на мой взгляд, намного ближе к Булгакову, чем другие современные постановки. Чем вызвано такое прочтение и отдаление от моды на Булгаковскую фантастику?

Мария Федосова: Я Вам хочу сказать, что и знаменем, и движением, и поиском как раз были сны… Я-то на самом деле шла от снов. Просто мне казалось, что сны бывают разные. И порой абсолютно реальные. В этой пьесе тоже сны разные, как и бывает у человека…

ЭВ: У меня сложилось такое впечатление, что Вы цените и историческую фактуру этого произведения, и духовную, и драму человеческих взаимоотношений. И в то же время, Вы не принимаете той или иной стороны?

Мария Федосова: Спасибо, что Вы это говорите. Может быть, это кому-то покажется странным, я не считаю, что надо давать ответы. Надо задавать вопросы в театре, потому что ответы у всех разные. Вряд ли кто-то выберет путь – крестный путь человека, который сознательно едет обратно. А мы выбрали эту концовку…

ЭВ: Переход между снами, сценами сделан очень мягко, финал – относительно мягкий, лишенный нерва, трагизма. Связана ли Ваша мягкость с тем, что это женский взгляд?

Мария Федосова: Плюс беременность на выпуске (смеется). Нет, это связано с моим принципиальным видением. Ну, может быть, кто-то это назовет женским взглядом. Просто я считаю, что всегда в конце тоннеля должен быть свет…

ЭВ: Скажите, пожалуйста, кто по Вашему мнению получит наибольшее удовольствие от просмотра постановки? Молодые? Люди зрелого возраста? Уровень образования? Школьники? У Вас есть видение той группы, которую Вы лично в первую очередь хотели бы видеть?

Мария Федосова: Очень хотелось бы увидеть как можно больше театрального зрителя-завсегдатая, о котором я уже говорила. Зритель этот, как правило, от 25 до 60 лет, он работает, устаёт, но любит думать и смеяться. Женщины в красивых платьях, мужчины, от которых пахнет коньяком в антракте… Публика, которая готова что-то получить, что-то впитать и которая будет сравнивать спектакль с другими постановками, обсуждать..