Новости рынков

Беды с ИВЛ Ростеха обнажили проблему госприёмки в рамках госзаказа

ИВЛ Ростеха

На конец 2019 года доля отечественных аппаратов искусственной вентиляции лёгких (ИВЛ) в России, по данным Минпромторга, составляла 30%, и уже тогда профильное министерство озаботилось увеличением российской доли ИВЛ на этом перспективном рынке. Казалось бы, как нельзя кстати через пару месяцев возникла необходимость в резком увеличении объёма поставляемой аппаратуры – но свой шанс предприятия группы “Ростех”, выбранные государственными чиновниками в качестве единственного поставщика аппаратов ИВЛ в медучреждения, борющиеся с коронавирусом, реализовать не смогли.

После трагических случаев в больницах Москвы и Санкт-Петербурга (9 и 12 мая соответственно), возникших с продукцией, произведённой в рамках нового 6.7-миллиардного контракта, использование ростеховских аппаратов ИВЛ, произведённых после 1 апреля 2020 года, было приостановлено. Но производство и, соответственно, освоение бюджетных средств, будет продолжено в полном объёме до 31 декабря 2020 года (контракт предусматривает выпуск 5.7 тысяч единиц).

Минпромторг не счёл нужным менять свои планы и приостанавливать финансирование. За каждый такой аппарат Уральский приборостроительный завод (УПЗ) получает 1.3 миллиона рублей и является единственным поставщиком ИВЛ в России.

Во времена до пандемии коронавируса российский рынок ИВЛ оценивался в 8 миллиардов рублей, из них только 2 миллиарда рублей осваивались отечественной промышленностью. Государственный заказ давал возможность российским ИВЛ не только нарастить свою долю на российском рынке, но и реализовать экспортные возможности.

На данный момент эта возможность находится под угрозой, поскольку и в России (например, в Санкт-Петербурге и Ленинградской области), и за рубежом (например, в США) использование ИВЛ Ростеха приостановлено. Окончательное решение будет принято покупателями после расследования, проводимого следственными органами России в рамках уголовного дела (“причинение смерти по неосторожности”, ч. 3 ст. 109 УК РФ). И дай Бог, чтобы производители (вдруг) оказались ни при чём.

В СМИ высказываются предположения о том, что возникшая ситуация связана с объективными причинами: завод-изготовитель работает на пределе своих возможностей. Договоры на поставку комплектующих ему также приходится заключать с теми, чьи мощности никогда не получали такой загрузки, например, с другим предприятием Ростеха – заводом “Сигнал”. Но даже это, пожалуй, не главное.

Мы читаем: “Росздравнадзор решил проверить “качество и безопасность” аппаратов ИВЛ, применяемых в этих больницах“. А почему он решил это сделать не до, а после поставки?

Пусть государство раздаёт деньги тому, кого знает, мы уже к этому привыкли. Пусть даже выбранные на безальтернативной основе предприятия получают заказы на пределе и за пределами своих возможностей. В конце концов, для нас главное – чтобы эти заказы были выполнены качественно. А кто должен проверить качество? Конечно, заказчик. Госприёмка госзаказов – это давно и хорошо известное средство гарантии качества.

В этом случае виноват будет не завод, изготовивший аппарат ИВЛ “Авента”, а конкретное лицо, поставившее свою подпись на акте приёма-передачи товара. Мы знаем достоверно, что ещё в советские времена такие подписи ставились не без нарушений (если “поджимало” выполнение плана, то с проверяющим старались неформально договориться о подписи авансом или без проверки), но зато каждый, кто допустил закупку некачественного товара по госконтракту, рисковал карьерой и свободой. И, конечно, рисковало карьерой и свободой его также его руководство (от непосредственного руководителя и гораздо выше).

А что происходит сейчас? Если Следственный Комитет не найдёт возможности обвинить врачей и медперсонал (их кто-то тоже, кстати, должен был обучать работе с аппаратами ИВЛ и нести ответственность за допуск к аппаратуре) и установит вину завода-изготовителя, то не получится ли так, что по уголовной статье будут осуждены “стрелочники”, например, сборщик, получающий за свою работу тысяч этак 50 рублей в месяц?

Получается, что Минпромторг принял меры для увеличения доли рынка российских ИВЛ, внешнеторговые представители договорились о поставках продукции за рубеж, и теперь вся эта работа оказалась пустой, потому что есть такое понятие, как репутация России как страны-производителя качественных товаров. Эта репутация пострадала, и теперь у всех экспортёров России могут возникнуть сложности при достижении новых договорённостей. Кому нужен товар, если государство не способно гарантировать требуемое качество? За это, видимо, никто ответственности не понесёт.

Глава Ростеха Сергей Чемезов также при этом не пострадает ни финансово, ни репутационно. В этом можно быть уверенными. Не пострадает и Татьяна Голикова, которая курирует все вопросы, связанные с пандемией. Избежит ответственности и тот, кто принял его аппараты ИВЛ “Авента” не глядя, и тот, кто не убедился, что установленные аппараты работают…

Случай с ИВЛ Ростеха показывает, что слабое место России сегодня – это даже не сохранение командно-административных принципов управления государством, а простое отсутствие ответственности. Без госприёмки и личной ответственности чиновников и госслужащих за качество выпускаемой по госконтрактам продукции ни одного шанса на упрочение положения в глобальной экономике использовать, увы, не удастся.

Подписаться на рассылку