Естествознание

Батагаит: новый минерал – важный вклад российских геологов

Батагаит

Геологи Санкт-Петербургского государственного университета (СПбГУ) и Кольского научного центра нашли новый минерал – батагаит. Он получил название по месту своего обнаружения – посёлку Батагай в Республике Саха. Образцы минерала были взяты ещё в 1980-е годы во время научной экспедиции.

Почти сорокалетняя разница между взятием образцов и находкой материала объясняется различием научных возможностей – только применение современных методов позволяет описать и изучить батагаит. Этот бледно-голубой хрупкий минерал представляет собой тонкие пластинки, образующиеся на поверхности медных самородков.

Заведующий кафедрой кристаллографии СПбГУ, член-корреспондент РАН, проф. Сергей Владимирович Кривовичев рассказал читателям культурно-политического журнала «Э-Вести» о том, почему и зачем сегодня нужно открывать новые минералы.

Заведующий кафедрой кристаллографии СПбГУ, член-корреспондент РАН, проф. Сергей Владимирович Кривовичев
Заведующий кафедрой кристаллографии СПбГУ, член-корреспондент РАН, проф. Сергей Владимирович Кривовичев. Фото: СПбГУ

ЭВ: Если я правильно понимаю, тема гранта по Вашей работе – «Минералы и неорганические соединения меди». Подскажите, пожалуйста, почему Правительство выделяет средства на изучение соединений меди? Это нужно бизнесу?

Сергей В. Кривовичев: Эти минералы, соединения очень востребованы в современной высокотехнологичной промышленности. Они имеют очень интересные магнитные, электронные свойства.

Но дело в том, что наше правительство финансирует фундаментальные исследования, которые могут использоваться бизнесом не буквально сейчас, а в будущем. В этом смысле и правительство, и Российский научный фонд (РНФ) поддерживают исследования, направленные на долгосрочные научные цели. И в этом плане они следуют мировым тенденциям, например, Американскому научному Фонду, Немецкому фонду, которые финансируют одновременно и прикладные, и фундаментальные исследования.

ЭВ: Чем объясняется выбор места поиска – это ведь на площадке бывших ГУЛАГовских раскопок?

Сергей В. Кривовичев: Вы знаете, если брать всю историю геологической разведки Советского Союза, то она во многом основывалась на местах, где находились ГУЛАГовские лагеря.

А чем вызваны поиски именно там? Каждое месторождение уникально ассоциацией минералов. Батагай – это уникальное месторождение. Здесь олово, с которым было связано много трагических историй, но в этом месте находятся также разные полезные ископаемые, интересные с точки зрения развития промышленности и технологий.

В советское время батагайское месторождение принадлежало государству, учёные ориентировались только на себя и поэтому развивали исследования по всем направлениям. Было очень интересно посмотреть на месторождение Батагай с современной научной точки зрения и представить на мировой арене уникальность российской географической, биохимической и геологической сферы.

ЭВ: А уже известно, для чего в промышленности применим батагаит?

Сергей В. Кривовичев: Батагаит – это минерал. Если взять разнообразие видов в биологической сфере – это десятки миллионов видов. А если рассматривать минералы, то их всего 5-6 тысяч видов. То есть, открытие минерала – это большой фундаментальный вклад в знание о разнообразии веществ, которые могут образоваться в природе.

Но если говорить о науке, то нам надо отвыкнуть от вопроса: для чего это нужно прямо сейчас? Когда Циолковский писал свои полеты в космос, над ним все смеялись. А этот человек смотрел в будущее. И когда полетели в космос, то вспомнили Циолковского. Когда люди начали заниматься взаимодействием животного и минерального (неживого) пространств, то вернулись к Вернадскому, и так далее. Так что, непосредственно сейчас батагаит промышленности не нужен.

Применение этого минерала – это вопрос будущего. Понимаете, это фундаментальное открытие, новое вещество, которое не было известно науке ни как минерал, ни как химическое вещество.

ЭВ: То есть, найден минерал, а понимание его применения может последовать через десятилетия?

Сергей В. Кривовичев: Совершенно верно. Есть минералы, которые были открыты в 1980-х в Советском союзе. Потом американцы взяли данные наших ученых и построили индустрию с прибылью в сотни миллионов долларов, потому что в свое время советская промышленность не приняла эти минералы на вооружение для создания новых материалов. У американцев все в этом плане налажено, у них очень мобильная система. США все открытия превращают в конкретные приложения. У нас этого нет.

ЭВ: Как часто в современной науке открываются новые минералы?

Сергей В. Кривовичев: В год открывается порядка 50 минералов. Все эти открытия проходят через голосование международной минералогической комиссии, геологической ассоциации. Я, в частности, являюсь ее пост-президентом, то есть предыдущим президентом.

Открытия минералов регулируются международным сообществом. И в этой области Российская наука является одной из ведущих держав наряду с США, мы определяем политику в этой области.

ЭВ: Это объясняется богатой природой России, сильными научными кадрами или ещё чем-то?

Сергей В. Кривовичев: Это объясняется природой России, её учёными, и, кроме того, тем, что наши геологи оказались патриотами. Очень немногие из геологов уехали за рубеж, они остались работать на благо России.