Новости рынков

Алексей Волошин: через 5 лет в РФ негде будет класть мусор

Алексей Волошин: через 5 лет в РФ негде будет класть мусор

Запущенная в 2019 году «мусорная реформа» вызывает массу вопросов как у простых людей, так и у бизнеса. Нам известен критический взгляд специалистов мусоропереработки, нам известен подход чиновников и мы все, по традиции, настроены на любую реформу изначально пессимистично.

Да, мусоропереработка в России несовершенна, но это такие профессионалы, которыми мы располагаем. Никто лучше них не владеет проблемой мусора в стране. Поэтому «Э-Вести» попросили учредителя Центра мусороперерабатывающих технологий (ООО «ЦМПТ») Алексея Волошина поделиться информацией изнутри и рассказать нашим читателям о насущных проблемах мусора и о возможных путях их решения.

ЭВ: Алексей, сегодня в России возникает масса вопросов со свалками мусора. Насколько “мусорное пространство” у нас организовано?

Алексей Волошин: Ежегодно в России образуется более 70 млн тонн твердых коммунальных отходов. Полигоны ТКО и свалки занимают 4 млн га и ежегодно их площадь возрастает. При этом мы говорим только об официальных полигонах, посчитать все свалки пока властям не под силу. На захоронение отправляется более 90% всех отходов, что уже через пять лет приведет к тому, что мусор будет негде размещать.

Алексей Волошин, учредитель Центра мусороперерабатывающих технологий (ООО «ЦМПТ»)
Алексей Волошин, учредитель Центра мусороперерабатывающих технологий (ООО «ЦМПТ»)

В решении проблемы перенасыщения мусором Россия идет по стопам зарубежных стран. Не является исключением и направление сортировки отходов жизнедеятельности человека самим населением.

В последние пару лет активно обсуждаются и внедряются механизмы раздельного сбора мусора в квартирах и офисных центрах, когда так называемый «сухой» мусор (бумага, картон, пластик и т.п.) собирается отдельно от органического. Предприниматели и эксперты, работающие в сфере обращения с отходами, относятся к этому тренду довольно скептически. Дело в том, что вне зависимости от того как человек соберет мусор, в один пакет или несколько, в конечном итоге весь мусор попадает в одну машину, которые зачастую оборудованы прессом. То есть, на сортировочные станции. В любом случае, все попадает вперемежку.

ЭВ: Какие страны мира можно назвать благополучными в этом плане, чему мы можем у них поучиться?

Алексей Волошин: Человечество на протяжении всей истории развития сталкивается с проблемами загрязнения окружающей среды, и на протяжении тысячелетия ищет пути решения этих проблем. Первопроходцами считаются японцы, которые начали технологически подходить к вопросу утилизации отходов еще в XI веке. Европа вступила на путь технологий в XVII веке.

На сегодняшний день в странах Шенгенского соглашения перерабатывается около 85% всех отходов. Лидером является Швеция, которая не просто перерабатывает 100% отходов, но и закупает мусор в других странах для последующей переработки в электроэнергию. Накопленный опыт тщательнейшей сортировки и постоянно развивающиеся технологии позволили японцам решить «мусорную проблему» на 90%.

Опыт, применяемый в мире, показывает, что человечеству стало под силу не только захоранивать ТБО, но и использовать накопленный десятилетиями мусор для получения электроэнергии и даже обучать бактерии редуцировать пластик.

Высоких результатов нашим соседям удалось достичь в результате совместной работы государства и бизнеса над созданием целой экосистемы внутри государства, состоящей из заводов различного назначения, выверенных технологий и людей, в которых десятилетиями воспитывалась культура обращения с отходами.

Такая система взаимоотношений укладывается в понятие экологический инжиниринг – комплекс целенаправленных действий, результатом которых является создание системы производственных мощностей в целях минимизации ущерба в сфере охраны окружающей среды. Это официальное определение, принятое в мировом отраслевом научном сообществе. Так этот сегмент сегодня организован в Европе.

Говоря более простым языком, экоинжиниринг – это процесс, который должен достичь такой же цикличности как всем нам известный круговорот воды в природе, а именно: товар произведен – использован – выброшен – отсортирован – переработан – произведен другой товар.

ЭВ: Сколько в среднем в России сегодня осваивается фракций, и как дело обстоит с их реализацией?

Алексей Волошин: Опять же, был бы спрос, рынок предоставил бы предложение, тогда это стало бы экономически рентабельно. А проблема со спросом хорошо представлена на примере пластика.

Весь пластик, который «приезжает» на сортировочную станцию делится примерно на 25 фракций по цвету, качеству и сфере использования, в том числе отдельные фракции – это пластик, который уже изготовлен из вторичного сырья. Спрос у перерабатывающих предприятий есть максимум на 5-7 фракций. То есть, лишь пятая часть всего пластика идет на переработку, остальной объем оправляется или для захоронения на полигонах, или на мусоросжигательные заводы. С бумажным мусором проблема в разы хуже, спрос в России существует на 1-3 фракции и стоимость бумажного мусора невысока.

Отдельно хочу остановиться на вопросе выбора мусора, который решили собирать отдельно. «Сухой» мусор – это не более 10% всех отходов. Спрос у перерабатывающих предприятий сформирован, в лучшем случае, на пятую часть. Даже если спрос увеличится до возможного максимума (100%-ым он быть не может, так как отходы из вторичного сырья на переработку, как правило, не идут), это не решит мусорный вопрос, 90% отходов по-прежнему отправится на полигон.

Другое же дело с органическим мусором – это порядка 50-60% всех отходов жизнедеятельности человека. Если собирать органику отдельно ото всего мусора, во-первых, это решит проблему с объемом – половина всего мусора отправится на переработку. С точки зрения переработки, органика имеет колоссальный потенциал – от производства удобрений до кирпичей (в Китае, например, из золы сожженного органического мусора делают кирпичи и другие аналоги керамических строительных материалов).

На сегодняшний день в России все органические отходы отправляются на полигоны для захоронения. Основная проблема у сортировочных станций – это смешение такого мусора с электронными отходами – батарейки, аккумуляторы, различные виды ламп и проч. Как только эти два вида отходов попадают в один пакет, с органикой уже ничего делать нельзя.

Как и во всех отраслях и видах предпринимательской деятельности успех начинается со спроса. В данном случае спрос формируют перерабатывающие предприятии. В связи с чем более логичным выглядела бы поддержка со стороны государства именно тех, кто перерабатывает мусор, а не собирает и сортирует. Для решения мусорной проблемы, сокращение количества и объемов мусорных полигонов, необходимо создавать по всей стране именно перерабатывающие предприятия. А механизмы сбора и сортировки подстроится именно под спрос, ограничиваясь исключительно рыночными механизмами без дополнительного государственного участия. Рынок сортировки мусора должен быть высококонкурентным, состоящим в основном из микро и малых предприятий. 

Россия уже вступила на путь осознанного потребления и пересмотра поведенческих стандартов в отношении с отходами. Безусловно, предстоит строительство мусороперерабатывающих заводов и внедрение инновационных технологий при обращении с ТБО, без которых в современном мире обойтись невозможно.

ЭВ: Благоволит ли государственное регулирование решению этих вопросов?

Алексей Волошин: Экологический инжиниринг – это система отношений государства, научного сообщества, частного бизнеса и граждан. Все производственные мощности – управление полигонами, сортировочные и перерабатывающие станции, предприятия-производители из вторичного сырья, генерирующие компании, это предприниматели, которые также в сотрудничестве с научным сообществом совершенствуют применяемые технологии.

Граждане и предприятия других отраслей являются как основными производителями отходов, так и, пожалуй, основными участниками первичной сортировки мусора. Государство, во-первых, отвечает за стимулирование создания и бесперебойной работы экоинжиниринговой системы, в том числе формирование благоприятного инвестиционного климата. Во-вторых, государство – это регулятор правовых отношений внутри рынка и между участниками.

Этот цикл – это полностью экономический процесс. По выводам Еврокомиссии, экономика, основанная на многократной переработке отходов, позволяет сэкономить большой объем денежных средств без вреда для окружающей среды.

К «мусорной» реформе, которую запустили в 2019 году в России, присоединилось более 70 регионов. Некоторым дали отсрочку до 2022 года. В рамках реализации реформы планируется построить 220 заводов по сортировке и переработке отходов. В качестве основного целевого показателя определено, что к 2030 году Россия полностью откажется от полигонов для захоронения твердых коммунальных отходов.

Для успешной реализации реформы необходимо формирование такого правового поля, которое позволит сделать рынок обращения с отходами привлекательным для большого количества частного бизнеса. Конкурентная среда позволит в короткие сроки внедрить в России современные технологии и сократить объем мусора, поступающего на полигоны. К сожалению, пока регулирование сегмента скорее стремится к национализации. По отдельным направлениям деятельности законодательство несовершенно или вовсе отсутствует.

Россия не является первопроходцем в этих вопросах, и сегодня есть возможность изучить мировой опыт, собрать лучшие практики и приступить к непосредственной реализации намеченных планов.

ЭВ: Мировые технологии обращения с отходами. Какие страны на сегодняшний день являются основными экспортерами технологий и почему?

Алексей Волошин: По всему миру разработаны и успешно используются десятки, если не сотни, технологий. Их можно распределить по группам: термохимические технологии переработки, биологические технологии переработки, мусоросжигательные заводы, захоронение на полигонах. Как правило, при полном цикле участвуют несколько технологий – своя для каждого этапа. Если говорить именно о решении проблемы полигонов, во-первых для захоронения предназначены “хвосты” – остатки мусора после сортировки, далее полигон (или его часть) рекультивируют и герметизируют, после чего запускается процесс дегазации. 

10 лет назад настоящий прорыв в сфере обращения с отходами сделали Нидерланды.  Сегодня там на полигоны отправляется лишь 5% отходов. Стать лидером в вопросах эффективности применения технологий и построения логистики утилизации и переработки мусора государству пришлось, так как мусорная проблема в стране достигла критической отметки – просто не осталось места для новых полигонов. А те, что были, наносили вред окружающей среде, в том числе испарениями свалочного газа. (Территория Нидерландов – 41,5 тыс.кв.км, на которой проживает 17,5 млн.человек. Для сравнения площадь Рязанской области составляет 40 тыс.кв.км, на которой проживает чуть более 1,1 млн.чел).

Разработанная ими технология рекультивации и дегазации (Multriwell) полигонов позволила возвращать использованные ранее под полигоны земельные участки в оборот и дальнейшего освоения в целях жизнедеятельности человека – развлекательные и спортивные парки, поля для гольфа, даже строительство жилых поселков, все это стало возможно уже через несколько лет после закрытия полигона, когда будет полностью завершен процесс дегазации. По состоянию на 2019 год компания “MULTRIWELL B.V.” реализовала по всему миру более 400 проектов.

На формирование экосистемы у этой небольшой европейской страны ушло порядка 30 лет.  Сегодня сфера утилизации в Нидерландах находится полностью в частных руках, но под постоянным и пристальным контролем со стороны государства, представители которого едва ли не каждую неделю приходят с проверками. Все мусороперерабатывающие компании, а их на территории небольшого государства немало, предельно открыты и прозрачны.

Как уже было отмечено выше, мировым лидером в отрасли является Швеция, которые не просто решили мусорную проблему, но и получили дополнительный источник энергии. Решения по производству электроэнергии из свалочного газа варьируются от крупных заводов по сжиганию мусора до мелкомасштабного производства электроэнергии, в котором производство электроэнергии из свалочного газа  и пиролиз являются двумя основными технологиями. За прошедшее десятилетие шведская компания “Vireo Energy AB” накопила большой опыт и знания для ведения бизнеса в сфере переработки свалочного газа на территории стран Европы. Вместе с партнерами на местах, компания осуществляет полный цикл работ и несет ответственность по реализации и эксплуатации проекта по производству электроэнергии из свалочного газа.

Обе эти технологии сегодня успешно внедрены на нашем полигоне ТКО “Ядрово” в Московской области. Стоит отметить, что подобный источник альтернативной энергии является на данный момент самым выгодным в России. Его стоимость составляет 5-6 руб/кВт, тогда как получение энергии от солнца и ветра обходится в 15-20 руб/кВт.

ЭВ: Если представить себе, что Вы не ограничены финансовыми и регуляторными возможностями и думаете лишь о благе общества, то какие технологии Вы бы внедрили в России?

Алексей Волошин: Если говорить о решении проблем с полигонами, во-первых, необходимо дегазировать все закрытые на прием мусора площадки. Во-вторых, в короткие сроки необходимо сократить объем мусора, который каждый день привозят на свалки. Отдельный сбор и переработка органических отходов сократит этот объем более чем на половину, практически полностью будет решена проблема с выделением метана и неприятного запаха вблизи полигонов. Такой вектор имеет еще и мультипликативный эффект – производители керамических строительных материалов получат новое дешевое сырье, а сельскохозяйственные производители – дешевые удобрения. Но, главное, конечно, это создание сотен разнонаправленных перерабатывающих предприятий. Чем больше фракций будет востребовано, тем быстрее рынок выстроится в полный цикл и к 2030 году в России действительно полигоны будут просто не нужны.

ЭВ: Ваш опыт внедрения новых технологий – какие успехи и неудачи на этом пути вы бы выделили?

Алексей Волошин: Успехом мы, конечно, считаем то, что нам удалось реализовать все намеченные планы. Важными событиями на этом пути стали соглашения о сотрудничестве с нашими зарубежными коллегами, которые не просто разрешили нам использовать их технологии, но и помогли успешно их внедрить. Сегодня это сотрудничество сформировало настоящий международный консорциум, и мы готовы к тиражированию своего опыта на территории всей страны.

Конечно, были и есть разные препятствия. Во-первых, климатические особенности: уже после запуска системы дегазации мы всерьез задумались о том, как она поведет себя зимой. Тогда решение нашли наши инженеры в ООО “ЦМПТ”, они разработали систему отопления, и процесс дегазации продолжался весь холодный период года без остановок. Во-вторых, несовершенство патентного законодательства. Частные инвесторы должны быть уверены в том, что их права и будущие прибыли защищены. В нашем случае, кстати, это еще и касается законодательства о частной собственности. Невозможно делать серьезные вложения в бизнес, полагаясь исключительно на надежду, что завтра у тебя все это не отнимут.

 

Подводя итог, отмечу, что обстановка на российских полигонах, в целом, пока оставляет желать лучшего. Чтобы способствовать процессу тиражирования положительной практики, следует на государственном уровне ставить задачи по созданию безопасного хранения, переработке отходов и обеспечивать прозрачность их выполнения на местах. Скорейшее внедрение мировых стандартов экологического инжиниринга будет способствовать экономическому росту и развитию новых бизнес-моделей, а также позволит создавать новые рабочие места.

Добавьте «Э Вести» в свои избранные источники
Yandex-News